Архитектурные панорамы невских берегов. Захаров О.Н. 1984

Архитектурные панорамы невских берегов
Захаров О.Н.
Стройиздат. Ленинград. 1984
320 страниц
купить книгу на ozon.ru: Архитектурные панорамы невских берегов. Захаров О.Н.
Архитектурные панорамы невских берегов. Захаров О.Н. 1984
Содержание: 

Рассказано о роли градостроительных искусств в создании уникальных архитектурных ансамблей, садов, парков на набережных Невы и о том, как создавались крепости, искусственные гавани, каналы и мосты, а также о решении проблемы выхода города к морю и защиты от наводнений. Раскрыто значение Невы в формировании широко раскинувшегося на ее берегах города. Для архитекторов и градостроителей.

От автора
Введение

Глава I. Градообразующие факторы
Этапы градостроительства
Город-порт
Колыбель русского флота
Город-крепость
Бывшая столица

Глава II. Преобразование берегов невских вод
Природа
Каналы
Искусственные берега
Переправы и мосты

Глава III. Архитектура невских берегов
Планировка и генеральный план города
Зодчество
Силуэт
Цвет и свет
Озеленение

Глава IV. Архитектурные ансамбли
Ансамбли в панорамах Невы и ее дельты
Невское взморье
Столица фонтанов
Котлинский архипелаг

Заключение
Указатель исторических и современных названий
Список литературы

От автора

Архитектурные панорамы невских берегов, давшие название книге,— это панорамы берегов Невы, ее рукавов и Невской губы Финского залива. 5 них легче всего обнаружить характерное и можно увидеть самое прекрасное из того, что заключено в облике Ленинграда. Здесь хорошо «читаются» не только многочисленные специфические для города здания, но и гидротехнические сооружения — важные части всей прибрежной архитектуры. Ясное представление о процессе формирования невских панорам позволяет выявить лучшие традиции градостроительства Петербурга — Ленинграда, то ценное, что может получить развитие, и то отрицательное, что должно постепенно исчезнуть. Проследить процесс преобразования берегов невских вод и сложившуюся связь между акваторией и архитектурой Ленинграда полезно именно теперь, когда его новостройки начинают охватывать берега Невской губы, внося новое, важное в панорамы города.

Автору хотелось показать все стороны архитектурной деятельности на невских берегах, выявить значение искусств, участвующих в процессе формирования прибрежных панорам, и дать представление об их основных признаках.

Эти признаки частью предопределены природой, а частично — искусственной средой, в облике которой отразилось значение города (градообразующие факторы), что показано на примерах размещения и формах характерных для него зданий и других сооружений. Вместе с тем в книге предпринята попытка проследить становление и развитие основных архитектурных черт невских панорам, которые вместе с природным окружением в определенных своих сочетаниях придают художественную ценность этим панорамам. Прежде всего нужно представить исторические вехи социально-экономической жизни города, определяющей направленность градостроительства. Прослеживая процесс архитектурного формирования невских панорам, хочется ответить и на естественно возникающие при этом вопросы, например, чему именно Ленинград обязан красотой своих панорам, каково их значение для общества, как по-разному облик этого многоликого города воспринимался и ценился людьми разных поколений.

Об архитектуре Петербурга — Ленинграда написано много. Подробно охарактеризовать архитектурные формы каждого из зданий и гидротехнических сооружений, связанных с акваторией Невы, в объеме одной книги невозможно. Это и не вызывается необходимостью потому, что их обстоятельные описания сделаны в трудах по истории архитектуры города. По форме книга сложилась как сборник самостоятельных градостроительных очерков, тесно связанных между собой единой темой и дополняющих друг друга. Рассказ о будущем невских панорам не входит в задачу автора, хотя в книге в общих чертах говорится о проблемах преобразования невских берегов. Автор стремился объективно подходить к освещаемым в ней вопросам. И пусть простят его читатели, если здесь все же проскользнет что-то личное в восприятии близких его сердцу невских панорам.

Введение

Польза и красота нераздельны должны быть.
В.И. Баженов

В городе — важной для человечества искусственной среде — наиболее рационально в экономическом отношении расселяется множество людей, осуществляющих разнообразные процессы жизнедеятельности общества. Труд, быт, культурное общение и здоровье горожан во многом зависят от формы городской среды, а форма, как известно, связана с содержанием.

Содержание (или «душа») города — это его назначение и вся его социальная жизнь, его история и слава. Цель и характер этой жизни вытекают из экономических и политических функций города в жизни страны, т. е. градообразующих факторов. К ним относятся промышленность, транспортные узлы, административный центр. Они определяют назначение всех специфических для данного города сооружений.

Форма или облик города образовывается внешними формами всех сооружений и преобразованных человеком элементов природы, составляющих городскую среду. Облик города, хотя и отвечает своеобразию его «души», но отражает ее условно, преломленно. Ведь форма и содержание с течением времени изменяются не синхронно. «Форма устойчивее содержания» — это известное положение, как мы увидим, очень наглядно проявляется по отношению к городу.

Город не может обозреваться весь сразу, а раскрывается в виде сменяющихся одна за другой панорам. Панорама города — это как бы часть его облика, охватываемая взором с одной точки. Только через панорамы мы воспринимаем весь облик города. Если такие панорамы, подобно произведениям искусства, вызывают положительные эмоции, радуют и духовно обогащают людей, то они рассматриваются как архитектурные панорамы, благотворно влияющие на психическое состояние, способствующие подъему творческой энергии людей, но будучи лишенными художественной выразительности, они могут угнетать психику.

В благоприятных условиях градостроительства панорамы развиваются. А развитие вообще, как известно,— это процесс изменения, сопровождающийся отмиранием части старого, отжившего и появлением нового, прогрессивного, что зарождается еще в старом, а не появляется само по себе — из ничего. В процессе изменения панорам очень ответственна роль архитекторов, которые обычно, создавая новое, стремятся соблюдать художественные традиции своего города, своей страны, потому что традиции и новаторство связаны между собой. Соблюдать градостроительные традиции — это значит осуществлять преемственность, передавать следующему поколению хорошо зарекомендовавшие себя приемы создания архитектурных форм и наиболее выразительных черт облика города. Эти приемы и формы в новых условиях критически перерабатываются и поэтому, передаваясь по традиции, повторяются не точно.

Организующая воля, научное предвидение и художественное творчество находятся в постоянной борьбе со стихийностью в градостроительстве и заставляют его протекать в нужном для общества направлении. Его превращению из нерегулируемого в научно обоснованный и художественно осмысленный процесс способствуют науки — социологические, экономические, медицинские, многие отрасли техники и искусство.

Все области архитектуры и связанных с нею изобразительных искусств вносят в панорамы городов художественные черты.

Научное планирование и осуществление градостроительства государственными организациями тоже благоприятствует процессу формирования города. Но это еще не значит, что в ходе строительства или реконструкции города его ценные формы появятся сами по себе. Ведь они непосредственно вырабатываются специфической деятельностью архитекторов, обязанности которых как художников — организаторов жизненно важного пространства очень ответственны, даже в условиях, способствующих их творчеству, когда они наделены присущими их профессии правами.

Архитектура как техника, искусство и среда функционально и эмоционально организовывает все создаваемое строительством и открытое взорам. Она участвует в процессе строительства с самого его начала (с проекта) и по окончании этого процесса предстает в виде произведений, составляющих искусственную архитектурную среду, служащую человеку «второй природой». Ее составляют не только удобные, прочные и красивые здания, но также архитектурно преобразованные территории и акватории.

«Архитектура — среда, в которой человек существует, которая противостоит природе и связывает человека с природой, среда, которую создает человек, чтобы жить, и оставляет потомкам в наследство (как улитка раковину, иногда жемчужную); подлинная архитектура — результат здоровья и огромной созидательной силы человечества». Одна из основных областей архитектуры — планировка. Она определяет характер использования и организации населенных территорий, в частности городов,— устанавливает их зонирование, т. е. распределение на местности систем различной застройки: жилой, промышленной, складской и других, а также уличной сети, мостов и «зеленых пятен». Разработанный на основе научных данных и архитектурных приемов проект планировки служит существенной частью генерального плана развития города, который является важнейшим проектным документом, намечающим социально-экономическое, а также архитектурное развитие города, т. е. улучшение его содержания и формы путем проведения крупных градостроительных мероприятий в определенные сроки. Полная реализация генерального плана развития города есть высшее проявление организующей воли человека в области градостроительства.

Синонимом слова «архитектура» является русское слово «зодчество», но иногда под «зодчеством» подразумевают лишь одну определенную и очень важную область архитектурной деятельности, а именно — искусство, создающее объемно-пространственный характер здания. В таком смысле слово «зодчество» употребляется в настоящей книге. Важными задачами архитектуры также являются создание выразительности силуэта, живописности (красочности) искусственной среды.

Связаны с архитектурой садово-парковое искусство, монументальная скульптура и монументальная живопись, а также корабельная архитектура, иногда влияющая на прибрежные панорамы; зарождается световая архитектура. Косвенно с архитектурой связана даже музыка. Ранее с градостроительством теснейшим образом объединялась фортификация. Все области архитектуры или связанные с ней искусства — это как бы инструменты оркестра, исполняющие архитектурную симфонию города, партитура которой — проект генерального плана развития города.

Господствующие на определенном уровне развития общества художественные идеалы проявляются в своеобразии форм всех произведений искусства, в их стиле. Стиль — явление историческое, его развитие проходит несколько стадий. В связи с различиями социально-экономической жизни, национальных культур и природной среды в разных странах развитие стиля протекает не всегда одновременно и обычно по разным руслам. При этом он приобретает своеобразный национальный оттенок.

Смешение стилей в отдельном произведении называется эклектикой. Это как бы безвременье в искусстве. Все старые города по своему облику эклектичны, потому что разнородны по архитектурным стилям отдельных сооружений. Но город, за редким исключением,— не единое произведение искусства и поэтому его многоликость неизбежна и носит иной характер, чем эклектика отдельного сооружения, которую иногда относят к отрицательной категории в искусстве. Отрицательное в произведении зодчества проявляется и при узком подходе создания архитектурной панорамы отдельными зодчими, не считающимися с окружением «своего» объекта строительства. Этому противостоят творческие приемы, позволяющие связывать между собой несколько одновременно или последовательно обозреваемых элементов городской среды, придавая им те формы, при которых облик каждого из них выигрывает от соседства с другим. Это мы называем «ансамблевостью», полноценное применение которой позволяет создавать архитектурные ансамбли.

Архитектурный ансамбль — художественно организованная группа элементов городской среды, подчиненных общей архитектурной идее и решенных как единое законченное произведение, в котором достигнуто композиционное единство различных частей. Ансамбли всегда разнообразны; одни создаются по единому замыслу, другие — постепенно, как бы вылепливаясь в процессе художественно осмысленных строительных напластований; некоторые охватывают строго ограниченное пространство квартала, другие распространяются на площадь, улицу или район. Ансамбли могут представлять собой сгустки архитектуры величественных зданий или состоять из сравнительно скромных сооружений, причем не обязательно выдержанных в едином стиле. Художественная ценность ансамбля, так же как отдельного сооружения, определяется тем, насколько удачно он как элемент панорам входит в свое окружение.

Архитектурные памятники — это сооружения, формы которых не должны изменяться; их художественная ценность проверена временем. В случае потери первоначального назначения памятник архитектуры не следует сносить, он должен получить новое назначение. При этом его неизменные формы, придавшие ему долговечность, зодчим переосмысливаются в идейном отношении. Памятники архитектуры и ансамбли определяют как бы «лейтмотив» панорам города и являются неотъемлемыми их элементами. Пожалуй, только по отношению к ним можно применять известное выражение: «архитектура — это окаменевшая музыка».

Исторические памятники — места и здания, связанные с важными историческими событиями и хранящие память о выдающихся личностях, а также о славных делах народа и его героях. До тех пор, пока не претерпела изменения их архитектура, они осуществляют духовную преемственность культуры, хранят славу страны, служат «страницей каменной летописи».

В городских панорамах архитектурные и исторические памятники должны находиться в неизменном окружении, поэтому в нашей стране памятники вместе со своим окружением относятся к так называемым охранным зонам и зонам регулирования застройки. «В соответствии с ныне действующим законодательством в охранных зонах не допускается новое строительство, а в зонах регулирования оно ограничено и подчиняется задачам сохранения исторически сложившейся системы планировки и застройки».

Вызванные необходимостью развития изменения сложившейся архитектурной среды мы рассматриваем как ее реконструкцию. Это как бы хирургическое вмешательство в отдельные части городского организма, устраняющее их отжившие строительные ткани и создающее новое, обязательно лучшее, оздоровляющее. Улучшению городских панорам служит также реставрация — искусство точного восстановления перестроенного или даже уничтоженного памятника архитектуры.

Перемены в общественной жизни вносят изменения в характер и объемы градостроительства, в содержание отдельных зданий, в методы и приемы архитектурного проектирования. Этим процессом определяются размеры, пропорции, гармония и контрастность, пластика, силуэт и живописность сооружения и его деталей — все то, что в определенных условиях в конкретных панорамах создает его эстетическую выразительность, его красоту.

Красота города выражает художественную душу создавшего ее народа, осуществляет духовную преемственность культуры и культурных связей между странами, облагораживает общество.

Создание городских архитектурных панорам — одна из основных целей коллективного творчества архитекторов. Они в первую очередь отвечают за создание красоты города, имеющей огромное социальное значение.

Все окружающее нас вне помещений воспринимается нами в панорамах, и только в них познается красота города. Развивая их архитектурные черты, в своем сочетании всегда своеобразные для каждого города, нужно знать, что они собой представляют, как они сложились, что именно в них ценно для нас.

Рассматривая процесс формирования невских архитектурных панорам, интересно проследить, каким было к ним отношение со стороны людей разных поколений. Об этом в общих чертах мы узнаем от очевидцев — жителей и гостей города, в свое время давших описания и оценки этих панорам в литературных произведениях, путевых записках, письмах. Наглядное же зрительное представление прошлого состояния панорам, позволяющее нам судить об их художественных качествах, могут дать только их изображения.

К графическим материалам, запечатлевшим город в разные периоды его развития, прежде всего относятся планы, ставшие ценными историческими документами. Правда, о панорамах они дают косвенное представление, изображая формы и взаимное расположение их элементов лишь на горизонтальной плоскости.

Топографические съемки территории Петербурга в XVIII в. производились нерегулярно, частично глазомерно, а составленные на их основе планы гравировались в мелком масштабе в основном за границей. За последние 150 лет на основе съемок издавалось множество справочных планов. Проектные же планы, намечавшие изменения города, далеко не всегда полностью осуществлялись в натуре. Теперь любой исторический план — библиографическая редкость, хотя некоторые из них переиздавались. Пользоваться подобного рода историческими документами без пояснений сложно; нужно уметь их читать, при этом зная, как и для чего они составлялись и насколько они достоверны.

Лучший фиксационный план Петербурга первой половины XVIII в.— план Зигхейма, названный так по фамилии руководителя глазомерной съемки, произведенной в 1738 г. На ее основе с позднейшими корректурами в Географическом департаменте Академии наук и художеств в 1753 г. на девяти листах был издан гравированный план. Теперь его называют «Перспективный план Махаева». На нем художник М.И. Махаев главные здания показал в перспективном изображении, причем строившиеся — завершенными. По рисункам того же художника сделано 12 крупных гравюр, изображающих прибрежные панорамы столицы и несколько панорам пригородных дворцово-парковых ансамблей.

Без всяких прикрас и условностей, вплоть до сараев, был снят и вычерчен в одном экземпляре «аксонометрический» план центра Петербурга 1765—1775 гг., наглядно показывающий архитектуру каждой постройки. Его съемкой руководил картограф П. Сент-Илер. Он писал: «Намерение при сочинении такого плана состоит в том, чтоб мы видеть могли предметы так, как видит мимо летящая птица,— один дом за другим, через что мы получаем идею всегда равную и сходственную». Почти все рукописные планшеты этого незаконченного плана считались утраченными. Теперь известно 113 их листов или обрывков листов. Подобные же планы имеются по дворцово-парковым ансамблям Петергофа и Ораниенбаума. В 1797 г. был вычерчен последний аксонометрический план центра Петербурга (хранится в ГПБ). 

Наглядное представление о прошлом облике города дает его иконография — ценное наследство, оставленное нам художниками: рисунки, гравюры и живописные полотна, изображающие панорамы города. Иконография Петербурга, хотя и богата, но неравномерно охватывает различные исторические периоды и районы города. На большинстве изображений красивые прибрежные панорамы: они более всего привлекали художников. В первой половине XVIII в. их запечатлели в рисунках и гравюрах П. Пикар, А. Шхонебек, А. Зубов, X. Марселиус, О. Эллигер и др. Тогда невские панорамы еще не были архитектурно сформированы и на многих изображениях они выглядят весьма привлекательно, хотя и несколько приукрашено, но в основе — документально. Особенность этих изображений состоит и в том, что, кроме зданий, на них показано множество различных судов.

В немногочисленных великолепных полотнах конца XVIII в. живописцами Ф. Алексеевым и Ф. Щедриным подчеркнута романтика невских панорам. Тогда же и в первом десятилетии XIX в. речные панорамы Петербурга пишет Б. Патерсен. Почти все его полотна и акварели (свыше ста) могли бы служить иллюстрациями к этой книге.

Плодотворна была деятельность художника А. Е. Мартынова, в 1807—1823 гг. зафиксировавшего много интересных уголков города. В 1810—1840-х гг. над изображениями петербургских панорам, главным образом прибрежных, работали художники И. А. Иванов, С. В. Галактионов, М. Н. Воробьев, К. П. Беггров и др. Они стремились реалистично передать красоту классически строгого и в то же время живописного города.

Художник Д. Аткинсон в 1805—1807 гг. и спустя десять лет художник А. Тозелли с башни Кунсткамеры сделали круговые панорамы, на которых изображена дельта Невы и ее архитектурное обрамление. На аналогичной панораме живописец Тилькер изобразил наводнение 7 ноября 1824 г. По замечательным рисункам В.С. Садовникова И.А. Иванов сделал литографии панорамы двух сторон Невского проспекта — южной в 1830 г. и северной в 1835 г. (общая длина листов панорам 15,6 м). Садовников оставил немало и других прекрасных акварелей и рисунков. В 1830-х годах художник Г.Г. Чернецов нарисовал раскрывавшуюся с лесов Александровской колонны панораму, на которой различимы берега Невы и Мойки.

В те десятилетия пейзажи, на которых показана архитектура и уличные сценки Петербурга, издавались сериями листов, сделанных в различной технике исполнения (гравюры, литографии, офорты), например, четыре альбома видов Петербурга, печатавшихся типографией А. А. Плюшара в 1822—1827 гг., несколько тетрадей гравюр по рисункам А. М. Горностаева, изданных А.П. Башуцким в 1834 г. под названием «Панорама Петербурга», оригинальная серия видов Петербурга — офорты по рисункам Л. Тюмлинга, литографии К. П. Беггрова по рисункам В. С. Садовникова в альбоме «Виды Петербурга и окрестностей» и др. Можно полагать, что интерес к ним тогда был велик, хотя приобрести их могли лишь немногие.

Во второй половине XIX в. облик Петербурга точно фиксировали графики и акварелисты: И. Шарлемань, Ф. Баганц, Л. Премацци и др. Тогда же, в «золотой век русской живописи» почти ни один из крупнейших мастеров кисти не уделил изображениям его панорам значительного внимания. Исключение составляют, пожалуй, лишь маринисты А.К. Беггров, И.К. Айвазовский, А. П. Боголюбов. Такой жанр в изобразительном искусстве, как панорамы столицы, стал немодным. Иногда этому находят объяснение в том, что появилась фотография. Но причина не только в этом! Тогда не было и намека на восторженность в литературных описаниях облика Петербурга. У русских писателей утрачивается способность ощущать душу города через его ландшафт, их интерес сосредоточивается на быте, на образе жизни города.

Что же стало тогда с душой и обликом Петербурга? На этот вопрос представители художественной интеллигенции отвечали по-разному. Некоторые даже говорили о «ненужности северной столицы, оставшейся чуждой своей стране». Распространилось выражение: «Быть Петербургу пусту». Но для литературного критика В.Г. Белинского «Петербург — дитя великого народа, стремящегося к возрождению,— город, знаменующий отречение от старого, отрицание во имя обновления,— город напряженного труда и великой борьбы, ... город бурно рождающийся к новой жизни. Его пафос — грядущий день».

Позднее, к 200-летию Петербурга, художник-искусствовед А. Н. Бенуа писал: «Кажется нет во всем свете города, который пользовался бы меньшей симпатией, нежели Петербург. Каких только он не заслужил эпитетов: «гнилое болото», «нелепая выдумка», «безличный», «чиновничий департамент», «полковая канцелярия». Любопытно, что мнение о безобразии Петербурга настолько укоренилось..., что никто из художников последних 50 лет не пожелал пользоваться им, очевидно пренебрегая этим «неживописным», «казенным», «холодным» городом... Хотелось бы, чтобы художники полюбили Петербург и, освятив, выдвинув его красоту, тем самым спасли его от погибели, остановили варварское искажение его, оградили бы его красоту от посягательств грубых невежд».

В начале XX в. лишь некоторые представители художественных кругов общества болезненно переживали упадок искусства градостроительства. Архитектор Г.К. Лукомский пишет: «Достаточно вспомнить начавшийся тогда вандализм, которым вполне характеризуется отношение петербуржцев к сложившемуся облику города». Велика была заслуга отдельных архитекторов и художников, которые в период упадка градостроительного искусства возбуждали интерес к старой «петербургской архитектуре». В 1911 г. С.-Петербургское общество архитекторов-художников организовало «Историческую выставку архитектуры и художественной промышленности», а на следующий год был создан Музей старого Петербурга, фонды которого легли в основу Государственного музея истории Ленинграда.

В Петербурге вновь появились художники, влюбленные в свой город. А.Н. Бенуа и E.Е. Лансере не только рисовали виды города, но и по историческим материалам воспроизводили панорамы XVIII в. и сцены тогдашней жизни на фоне этих панорам. Художники М. В. Добужинский, А.П. Остроумова-Лебедева, П. Шиллинговский и многие другие, каждый в своей оригинальной манере, в рисунках, гравюрах, акварелях раскрывали красоту невских панорам, частично скрытую заборами, нагромождениями барж и поленниц. Издавались журналы и книги, посвященные архитектуре города.

В 1860-х гг. фотография делала свои первые шаги, затем быстро завоевала заслуженное признание. Фотоснимок стал служить самым объективным документом, фиксирующим облик города. Хотя обычно фотографируют красивые городские сооружения и панорамы, но только благодаря фотографии мы можем видеть редкие изображения старых рабочих окраин.

Имеются собранные и систематизированные многими филокартистами ценнейшие коллекции открыток с фотоснимками видов Петербурга — Ленинграда и его окрестностей. Только до 1918 г. на открытках, издававшихся с 1880-х гг. прошлого века, было изображено свыше 12 000 видов Петербурга и его окрестностей. Старые открытки — пока еще мало использованный источник иллюстрирования книг по истории градостроительства.

Плодотворная общественная деятельность отдельных архитекторов и художников, «раскрывших» и популяризировавших красоту Петербурга, еще перед Великой Октябрьской революцией, подготовила почву, на которой тогда, и особенно после революционных преобразований, резко изменилось отношение населения к старой архитектуре города. Во время гражданской войны в Музее города, только что разместившемся в Аничковском дворце, была открыта выставка «Виды Петрограда и его окрестностей». Вскоре создается Отдел охраны памятников, и под охрану государства в качестве памятников архитектуры принимаются лучшие сооружения, возведенные примерно до 1840 г. С 1970 г. под охрану государства было принято небольшое количество более поздних построек. Многие подчиненные Исполкому Ленгорсовета учреждения, охраняющие и развивающие прекрасное в облике Ленинграда, популяризирующие его, воспитывают народные массы в духе бережного отношения к природной и искусственной среде города.

В 1933 г. создана общественная организация — Союз архитекторов, Ленинградское отделение которого теперь объединяет около 1600 творческих работников в области градостроительства Ленинграда. Для привлечения широких масс населения и популяризации вопросов истории и охраны памятников архитектуры в 1967 г. было организовано Ленинградское городское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, насчитывающее сотни тысяч членов.

Художники тоже по-иному стали относиться к облику Ленинграда. Многие из них теперь изображают его панорамы, и выставки их работ всегда вызывают интерес. Но передавая в своих произведениях индивидуальное, подчас очень тонко и любовно подмеченное и выраженное отношение к облику города, они не стремятся к строго документальному изображению панорам — к тому, что так ценно для историка-исследователя. Черно-белая и цветная фотография, а также кинолента уже давно стали главным средством строго документальной фиксации состояния городских панорам.

Независимо от градостроительных законов, строительных норм и правил изменялось отношение людей к панорамам города. То, что завоевало всеобщее признание, иногда вдруг непредвиденно переставало нравиться, а в том, что раньше отвергалось, находили что-то отвечающее новым вкусам. Нам важно понять сложные причины этого явления.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер