Винченцо Бренна (Зодчие нашего города). Шуйский В.К. 1986

Винченцо Бренна
Серия «Зодчие нашего города»
Шуйский В.К.
Лениздат. Ленинград. 1986
200 страниц
купить книгу на ozon.ru: Винченцо Бренна. Шуйский В.К. 1986
Винченцо Бренна (Зодчие нашего города). Шуйский В.К. 1986
Содержание: 

Очерк-путеводитель по сооружениям, созданным в Петербурге и его окрестностях известным архитектором Винченцо Бренной. Автор его - кандидат искусствоведения Валерий Константинович Шуйский – знаком читателю по его первой книге «Тома де Томон», вышедшей в этой же серии. В книге о Винченцо Бренне автор обобщает материалы, собранные его предшественниками, и предлагает читателю новые данные, почерпнутые в архивах. Большая часть иллюстраций публикуется впервые. С именем Винченцо Бренны в Ленинграде и его пригородах связаны Михайловский (Инженерный) замок, Павловский и Гатчинский дворцы и окружающие их парки. Книга о В. Бренне издается впервые. Она предназначена широкому кругу читателей, туристам, экскурсантам.

В Италии и Польше
Павловский дворец
Павловский парк и его окрестности
В гатчине
Ансамбль Михайловского замка
Другие работы в петербурге

Словарь мифологических и древнеримских имен
Архитектурные термины
Примечания
Сокращения
Литература

Творчество Винченцо Бренны (в России его называли Викентием Францевичем) – одного из наиболее выдающихся архитекторов XVIII века – до сих пор оставалось малоизученным и загадочным, хотя наиболее значительные произведения зодчего известны очень широко. Это прежде всего Михайловский, или Инженерный, замок, авторство которого и сегодня вызывает споры историков искусства, проекты перестроек Павловского и Гатчинского дворцов, многочисленные садово-парковые сооружения.

В истории архитектуры русского классицизма Бренна стоит особняком. Его работы существенно отличаются и от произведений трудившихся с ним одновременно Ч. Камерона и Д. Кваренги.

Несмотря на то, что для построек, выполненных по проектам Камерона, наиболее характерны камерность, изысканность построения композиций и изящество архитектурных форм., а для большинства произведений Кваренги – высокая гражданственность, мужество и сила, тем не менее оба архитектора всегда оставались поборниками строгого классицизма, в крайне редких случаях и несущественных деталях отступая от его канонов.

Иной подход к архитектуре ощущается у Бренны. Бренна прежде всего романтик, широко пользовавшийся переработанными км приемами ушедшего в историю стиля барокко и искусно сочетавший эти приемы с общими архитектурными схемами классицизма. Для него характерен и более широкий, чем у Камерона и Кваренги, подход к решен иго градостроительных задач, чему свидетельством ансамбль Михайловского замка, хотя он еще сохраняет в некоторой степени черты замкнутой архитектурной композиции, освободиться от которых полностью предстояло впоследствии ученику Бренны – Росси.

Бренна был воспитателем и учителем К.И. Росси – выдающегося зодчего периода высокого и позднего классицизма. Им были развиты отдельные декоративные приемы Бренны в отделке фасадов и интерьеров зданий.

К творчеству Бренны обращались многие исследователи, однако составить достаточно полную картину жизни и деятельности архитектора долгое время не представлялось возможным. В литературе до сих пор встречаются противоречивые сведения о его образовании и первых самостоятельных работах в Польше и России, приводятся различные даты его рождения и смерти. Затрудняет изучение творчества зодчего и то, что Бренна, покидая Россию, увез с собою около пяти тысяч собственных чертежей и рисунков. Местонахождение их до сих пор не известно.

К счастью, сохранилась большая часть архитектурного наследия Бренны, связанного с нашим городом, а в архивах Москвы и Ленинграда хранятся многочисленные документы, содержащие сведения об архитекторе и его работах. Сохранились также документы в польских архивах, легшие в основу публикаций целого ряда польских исследователей, в частности профессора Станислава Корейца. Они освещают творчество Бренны в Польше и уточняют отдельные факты жизни и деятельности, архитектора в Италии и России.

Однако характеристику творчества Бренны в целом дают лишь три небольшие публикации: статьи Н. Врангеля и И. Грабаря на русском языке, опубликованные в начале XX века, и появившаяся в печати сравнительно недавно статья Б. Маевской-Машковской на польском языке, подводящая краткий итог работы русских и польских исследователей с учетом ее собственных изысканий.

Наша книга не только сводит воедино сведения о жизни и деятельности архитектора, но и содержит целый ряд не публиковавшихся ранее архивных данных. В результате проведенной автором исследовательской работы и обобщений, включающих результаты трудов предшествующих исследователей, Бренна предстает перед читателем выдающимся зодчим, получившим основательную архитектурную подготовку в Италии и Франции, и строителем, а не только талантливым декоратором, как считалось ранее.

Кроме печатных и архивных источников, а также музейных материалов в прогрессе создания книги была использована рукопись Николая Евгеньевича Лансере «В. Бренна», над которой он работал в 1930-х годах. Рукопись содержит целый ряд не известных широкому кругу читателей документальных данных, хотя значительная часть собранного Лансере богатого фактического материала была в разное время опубликована многочисленными исследователями. Автор приносит благодарность дочери архитектора – Наталии Николаевне Лансере, любезно предложившей рукопись и уникальные фотографии.

Н.Е. Лансере преимущественное внимание сосредоточивал на истории строительства дворцов. Автора настоящего издания интересует в первую очередь архитектурно-художественная сторона произведений Бренны.

Примечания в данной книге, как правило, имеют отношение к непубликовавшимся архивным материалам. В ряде случаев эти материалы были изучены и Лансере. Но по ссылкам в его рукописи найти их в настоящее время практически невозможно, так как архивные фонды, описи и дела в течение сорока с лишним лет неоднократно перешифровывались. Поиски материалов производились автором самостоятельно. Отдельные документальные данные, взятые непосредственно из рукописи Лансере, в архивах в настоящее время обнаружить и сверить не удалось. 

С целью уточнения некоторых до сих пор принятых названий и характеристик интерьеров Михайловского замка, был использован не только опубликованный труд историка А. Коцебу, на который опирался и Лансере, но также сохранившиеся поэтажные инвентарные описи.

Книга содержит множество других ранее не изученных фактических материалов, помогающих более полному раскрытию жизни и творчества Бренны в Петербурге и его окрестностях.

В конце книги, кроме примечаний, содержащих ссылки на архивные источники, даны список использованной литературы, словарь мифологических и древнеримских имен, а также пояснения архитектурных терминов, встречающихся в тексте.

В подборе иллюстраций для книги предпочтение отдано материалам, менее известным современному читателю: чертежам, хранящимся в Научно-исследовательском музее Академии художеств СССР, фотографиям из архива H.Е. Лансере и фотокопиям предварительных эскизов Михайловского замка из собрания Б.Л. Васильева.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер