Поклонные кресты Молдовы / Troitele Moldovenesti. Гоберман Д.Н. 2004

Поклонные кресты Молдовы / Troitele Moldovenesti
Гоберман Д.Н.
Искусство России. С.-Петербург. 2004
176 страниц
купить книгу на ozon.ru: Поклонные кресты Молдовы. Гоберман Д.Н. 2004
Поклонные кресты Молдовы / Troitele Moldovenesti. Гоберман Д.Н. 2004
Содержание: 

Поклонные кресты Молдовы
Troitele Moldovenesti
Иллюстрации:
Изваяния в дереве (фото № 1-76)
Изваяния в камне (фото № 77-147)
Список иллюстраций
Местонахождения представленных в альбоме произведений
Краткая библиография

Поклонные кресты Молдовы

Настоящий альбом посвящен молдавской народной скульптуре, точнее — поклонным крестам с распятиями, у молдаван известным под названием «троицы» (troitele), составляющим наследие XIX — первой половины XX века.

В прошлом поклонных крестов в Молдове было великое множество. Неотъемлемые спутники крестьянской жизни, они стояли у дорог, напоминая прохожему о страданиях Христа и просветляя его душу надеждой. Молдаванин отмечал Распятием придорожный колодец, сооружаемый в память об умершем или погибшем на войне, либо в знак избавления от тяжкой беды; ставил распятие во дворе, близ калитки, веря в его оберегающую силу. Нередко Распятие служило надмогильным памятником.

Судьба произведений народной скульптуры, и, прежде всего, деревянной, сложилась весьма печально. В послевоенные годы в результате действий советской администрации, насаждавшей партийно-правительственную идеологию атеизма, кресты с изваяниями разрушались. Стараниями местных жителей часть памятников была перенесена за церковные и кладбищенские ограды, но и здесь, при отсутствии охраны, многое утрачено [Представленные в альбоме памятники, порой полуразрушенные, отражают их состояние в 1950-1970 годах, когда производилась фотосъемка.]. Безнадзорность потворствовала расхищению деревянной скульптуры в интересах частного коллекционирования. В наши дни духовного возрождения молдавского народа сохранение и реставрация уцелевших изваяний, число которых неумолимо сокращается, - одна из немаловажных проблем национальной культуры.

Жизнь деревянных изваяний под открытым небом относительно недолга: наиболее ранние из сохранившихся едва достигают полуторастолетнего возраста. Не известны и каменные Распятия большей давности. Период расцвета этого искусства можно отнести ко второй половине XIX столетия, а возникновение — к его началу или к концу предшествующего века. Уместно, однако, заметить, что само искусство пластики на территории позднейшей Молдовы существовало издревле. Истоки его восходят к тем далеким доисторическим временам, когда небольшие ритуальные женские фигурки из глины были необходимым атрибутом жилища, а крупные каменные изваяния стояли посреди языческих мольбищ. Немало их обнаружено археологами и представлено в музеях Кишинева.

Христианство принесло с собой обширный комплекс образов и сюжетов. Католицизм выражал их главным образом в трехмерных формах, щедро уснащая свои храмы скульптурой. Православие, наоборот, противодействовало проникновению скульптуры внутрь церкви, где по византийской традиции царила живопись. Молдаване исповедуют православие, и в церквах у них изваяния встречаются очень редко. Здесь пластика ограничена декоративной резьбой иконостаса и некоторых атрибутов ритуала. Что же касается фигуративной скульптуры поклонных крестов, то, находясь вне храма, она не вызывала со стороны духовенства возражений. Известную роль в возникновении скульптурных распятий в Молдове могла сыграть ее территориальная близость к Галиции, где высокой художественности достигла и барочная скульптура католических храмов, и народная изобразительная пластика.

Сюжетные варианты поклонных крестов немногочисленны. Мастера либо ограничиваются образом Христа, либо фланкируют его фигурами предстоящих — Богоматери, Марии Магдалины, Иоанна Богослова, апостолов. Нередки изображения Саваофа, ангелов. Обычные атрибуты этих сюжетов — голубь — символ Св. Духа, голова Адама — череп и скрещенные кости в подножии Иисуса, означающие расположение подлинного Распятия на месте погребения первого на земле человека, орудия страстей, чаша страдания, сребреники и венчающий композицию петушок — знак осуждаемого неверия (по ассоциации со словами Христа, обращенными к Симону Петру на Тайной вечере: "Не пропоет петух, как отречешься от Меня трижды").

Пластические особенности изваяний во многом продиктованы возможностями материала. Композиция в дереве собрана из выполненных порознь фигур и отдельных предметов. Из частей составлена и сама центральная фигура. Все укреплено на щите — в открытом виде или в застеклённом киоте, защищено козырьком и высоко приподнято на столбе. В камне крест с фигурами высечен из монолита и установлен на постаменте. Композиция здесь более объемна и, в отличие от деревянного изваяния, воспринимаемого фронтально, в большей мере поддается пространственному восприятию. При этом существенные черты каменной пластики определяются особенностями местного материала. Так, в приднестровских селах для скульптуры, наряду с известняком, применялся песчаник, названный по месту добычи косоуцким камнем. Его мелкая плотная структура позволяла более детально разрабатывать форму, не опасаясь за прочность, в то время как известняк-ракушечник, пористый и ломкий, требовал более массивных, обобщенных форм. Разнообразные по своим размерам поклонные кресты достигают трехметровой и большей высоты. При этом величина центральной и боковых фигур традицией не предусмотрена. Она широко варьируется в соответствии с авторским композиционным замыслом.

Рассматриваемая скульптура — искусство сугубо крестьянское. Исходные для нее образы церковной иконографии, пройдя через народное сознание, подвергались трансформации и порой так вольно интерпретированы, что лишь отдаленно подобны своим каноническим прототипам.

Созданные сельскими резчиками произведения проникнуты ощущением жизни. Вера крестьянина наивна. Известные ему события из Священного Писания, изустно передаваемые от поколения к поколению, он сводил на конкретную почву человеческих отношений. И когда мастер создавал из дерева или камня образы распятий, моделью, с которой он мог сверить свои представления, становился реальный человек из окружающей действительности. Не потому ли с произведений сельских ваятелей на нас так часто смотрят живые люди, нередко наделенные чертами местного, знакомого автору типажа, — простые крестьяне с огрубевшими лицами и сильными натруженными руками. Благолепию позднецерковных образов крестьянский резчик противопоставляет человеческую простоту и добросердечие, а духу мистики — жизненную правду.

Молдавские Распятия чрезвычайно разнообразны по характеру пластики, что связано, прежде всего, с уровнем профессионализма исполнителей. Как часто, особенно на кладбищах, сталкиваешься с примитивом, созданным рукой крестьянина, впервые, может быть, взявшего инструмент, чтобы изготовить скульптуру на могилу близкого. Наивность подобных работ не лишает их выразительности. Проникнутые непосредственностью чувства, робкие и трогательные, как детский рисунок, они полны интересных неожиданностей и порой своими крайне условными «кубистическими» формами поразительно близки к определенным поискам в искусстве новейшего времени, напоминая о возможных его народных истоках. Однако в большинстве своем скульптура выполнена опытными резчиками, владеющими широким комплексом пластических средств. Их умение оперировать объемными массами, решительно моделировать форму, выявлять душевное состояние персонажей — свидетельство высокого профессионального мастерства.

Обилие подобных произведений говорит о том, что для многих мастеров ваяние было профессией, но бывало оно являлось и занятием, сопутствующим основной специальности. Деревянная скульптура выполнялась наиболее умелыми сельскими древоделами, чьё мастерство так ярко сказалось и в строительстве срубных храмов, и в домовой резьбе, и в изготовлении всевозможной бытовой утвари. Что касается каменной скульптуры, то она, в известной части, могла быть объектом творчества работавших в карьерах камнерезов.

При всем разнообразии решений, связанном с характером применяемого материала, особенностями местных школ и различием индивидуальных авторских приёмов, молдавская народная пластика - явление цельное, проникнутое единством представлений и тем общим, что определяет ее неповторимый национальный облик.

Персонажам молдавских поклонных крестов чужда всякая аффектация, подчёркнутый драматизм, столь выраженный, например, в аналогичных по сюжету произведениях соседней Галиции. Мы не встретим, за редкими исключениями, ни резких движений фигур, ни вскинутой головы Христа, ни лика, искаженного болью. Образ статичен, но на внешне спокойном лице — сдерживаемое усилием воли напряжение и неугасающая мысль.

Черты эти хорошо ощутимы в деревянном Распятии из села Бутучены, принадлежащем к выдающимся произведениям молдавской народной скульптуры. С просветленной ясностью отражены в нем образный замысел художника и приемы его воплощения. Изваяние отличается необычайной свободой исполнения. Его формы, ограненные рублеными плоскостями, выполнены решительными и точными движениями резца. Объемные массы фигуры как бы расчленены на составные элементы, каждый из которых приведен к своему исходному геометрическому прототипу. И, словно заглянув в будущее, автор приходит к изобразительному языку, удивительно близкому нашему современному чувству пластики. Особенно впечатляет трактовка головы Христа, где мудрая логика форм адекватна силе выразительности.

Поклонные кресты из камня возникли позднее деревянных. Формирование искусства каменной скульптуры, шедшее параллельно с развитием на селе каменного зодчества, началось около середины XIX века, когда развернувшееся строительство в городах присоединённой к России Бессарабии вызвало резкое увеличение добычи камня, ставшего доступным и для нужд крестьянства, и, в первую очередь, для самих работавших в карьерах мастеров. Наряду с изготовлением архитектурных блоков для городских строений, здесь же могли рождаться многие из рассеянных по краю каменных крестов.

Творческие находки наиболее одаренных мастеров, развитые их учениками, привели к образованию в каменной скульптуре местных школ. Каждая характерна своими излюбленными приемами в композиции, трактовке фигур и самого типажа. Одна из таких школ — сенатовская. На кладбище села Сенатовка сохранились произведения конца XIX - первой половины XX столетия, поражающие своеобразием стиля и неожиданностью отдельных решений.

При всей своей архитектоничности сенатовские изваяния отличаются необычайной свободой и живописностью форм. Мастера распоряжаются материалом так, будто лепят из глины, наращивая элементы композиции на остов креста. По обе его стороны на кронштейнах выдвинулись, точно ростры, небольшие фигуры предстоящих. Нимб нависает над головой Христа массивным козырьком. В высоком рельефе выполнены голубь, ангелы, прочие атрибуты. Иногда композиция усложняется: появляются витые колонки, полочки, ниши. Обросшая деталями, теряется сама форма креста, и все сооружение, сквозящее просветами прорезного камня, приобретает черты пышной барочности. Но прихотливости окружения противостоит простота фигур и сосредоточенность ликов, отмеченных печатью раздумья.

Одним из центров камнерезного дела было село Косоуцы, где из местного песчаника изготовлялись распятия, преимущественно надмогильные, доставлявшиеся водным путем в приднестровские селения. По существу, это каменные варианты повсюду встречающихся надгробных деревянных крестов-распятий. Они высоки, тонки в сечении, насколько позволяет прочность материала. Соответственно удлинена фигура Христа. Ее рельеф поддержан четкими врезными штрихами, которые выявляют черты лица, волосы, ребра, впалость живота, складки набедренной ткани и одновременно создают своеобразно ритмизованный строй линий. Соединив пластику камня с графикой, косоуцкие мастера внесли в образ по-своему понятые черты поэтизации.

Свое слово в народной скульптуре сказали мастера из села Гординешты, где развитию камнерезного дела способствовало наличие местного известняка. Гординештские резчики создали особый тип крестовидной стелы с распятием в фигурной нише. Сложноочерченные тяжелые массивы стел с коренастыми фигурами характерны своей монументальностью и напоминают образы европейского средневековья.

Особо должны быть отмечены два изваяния из села Желобок. Это сложные многофигурные композиции на высоких постаментах. Одна из них, не полностью сохранившаяся, впечатляет образом Марии, оплакивающей Христа. Ее обессилевшая фигура, склоненная голова, рука на безжизненном теле сына передают чувство неизбывного материнского горя. Другое произведение того же автора - образец чрезвычайно сложного решения. Перед нами девятифигурная композиция с предстоящими - Богоматерью, апостолами. Сюжет расширен показом по обе стороны Христа и несколько отступающих от него вглубь двух распятых злодеев. При небольших размерах изваяние поражает монументальностью форм, что, впрочем, характерно для всей молдавской народной скульптуры. Композиция построена четкими ярусами. Спокойный ритм фигур, одежд, ниспадающих тяжелыми складками, звучит хоралом, вызывая в памяти каменные симфонии средневековых храмовых порталов.

Памятники из Желобка свидетельствуют о высоком профессионализме ваятеля. Они наводят на мысль, что проявляющиеся в творчестве некоторых мастеров приемы академической школы могли быть следствием общения или совместной работы с архитекторами и авторами городской скульптуры.

Представление о молдавской народной пластике неизменно связано с таким важным ее компонентом, как цвет. Не вся скульптура раскрашивалась, реже этому подвергалась каменная. Но обращение к цвету — традиция давняя, и нередко на обесцвеченных временем изваяниях можно в углублениях обнаружить следы выветрившейся краски.

Характер росписи чрезвычайно разнороден. Наряду со свойственным народному эстетическому чувству условным, не всегда идущим от натуры пониманием цвета, ощущается тяга к росписи иллюзорной, с тщательной прорисовкой деталей. Нередко плоскости каменных пьедесталов расписывались фигуративными композициями с изображением святых (Зубрешты и другие села). Сугубо народные по стилю, они написаны локальным цветом, без полутонов, с применением черной обводки. Время от времени роспись подновлялась. При этом каждый исполнитель вносил в неё свой личный вкус, и можно только сожалеть, что всякий раз при подновлении под свежим слоем краски исчезал ценный образец народной цветовой импровизации.

Скульптура — интереснейшая область молдавского народного искусства. Как все лучшее, что создано умелыми крестьянскими руками, она покоряет непосредственностью чувства и мастерством. Но ко всему, чем так примечательны и другие области крестьянского творчества, пластика, будучи явлением изобразительного плана, делает чрезвычайно ценное привнесение в наше понимание народного искусства Молдовы, открывая глубину его духовности.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер