Башни Северного Кавказа. Сулименко С.Д. 1997

Башни Северного Кавказа
Сулименко С.Д.
Проект-Пресс. Владикавказ. 1997
150 страниц
ISBN 5-88734-010-X
Башни Северного Кавказа. Сулименко С.Д. 1997
Содержание: 

Монография посвящена исследованию традиционных пространственных представлений горцев Северного Кавказа. На материале средневекового башенного зодчества автору удалось выявить формально-символическую идею башенного архетипа - идею центризма. Книга рассчитана на историков, архитекторов, этнографов, искусствоведов, а также на широкий круг читателей, интересующихся культурой народов Северного Кавказа.

От автора
Введение

1. Башенный архетип в домостроительном творчестве горцев Северного Кавказа
1.1. Культурно-исторический аспект домостроительного творчества
1.2. Мифологические представления пространства в нартском эпосе
1.3. Символика «пространства-поведения» горцев
1.4. Башенный архетип пространства
Примечания

2. Символика форм башенной архитектуры Северного Кавказа
2.1. Канонизация форм башенного архетипа
2.2. Архитектурный образ башенного архетипа в домостроительном творчестве горцев
2.3. Символизация формы башенного завершения
Примечания

3. Архитектура башенных сооружений Северного Кавказа
3.1. Архитектура жилых-родовых башен
3.2. Архитектура родовых-боевых башен
3.3. Архитектура сторожевых-родовых башен
3.4. Архитектура родовых башенных комплексов
3.5. Архитектура сакральных башенных сооружений
Примечания

Заключение
Иллюстрации

От автора

Монография — результат многолетней научно-исследовательской работы, которая стала возможна благодаря творческой атмосфере коллектива и поддержке руководства Ростовского архитектурного института. Научная новизна и теоретическая ценность исследования во многом была достигнута авторским методологическим подходом к изучению огромного фактографического и культурно-описательного материала по истории, архитектурно-домостроительной культуре, этнографическому наследию горских народов Северного Кавказа.

Автор выражает признательность и благодарность академику РАО, доктору психологических наук Н. Н. Нечаеву и члену-корреспонденту Академии архитектуры Е. И. Миронову за моральную и идеологическую поддержку, оказанную ему в разработке методологии и концепции исследования.

На разных этапах исследования автор получил ценные научные консультации и поддержку от ведущих специалистов Научно-исследовательского института теории и истории архитектуры и градостроительства: доктора архитектуры О. Х. Халпахчьян, зав. отделом А. А. Воронова, старшего научного сотрудника А. И. Куркчи, доктора архитектуры В. Л. Хайта. Автор признателен зав. отделом археологии и этнографии Северо-Осетинского института гуманитарных исследований доктору исторических наук В. Х. Тменову за критические замечания и рецензирование результатов первого этапа работы в 1989 г., учет которых способствовал должной научной аргументации гипотез исследования, представленной в поглавных примечаниях монографии.

Следует особо отметить участие архитектора В.И.Сергиенко в сборе и обработке как архивных материалов, так и натурных обследований памятников башенной архитектуры Северного Кавказа, а также его помощь в организации и проведении экспедиций 1988—1991 гг. с участием студентов РАИ. В литературной редакции монографии профессиональная помощь была оказана редактором РАИ Л. Г. Ковалевой. Особую признательность автор выражает издателю Ж. Г. Козыревой, ректору СГТУ З. М. Хадонову и ректору Ростовского государственного института В. А. Колеснику, организационно-финансовой поддержке которых обязана своим выходом в свет эта книга, и преподавателю кафедры теории и истории архитектуры РАИ В. В. Пищулиной за помощь на заключительном этапе работы.

Введение

Изучение и освоение культурного наследия прошлого — залог духовного возрождения общества, основа его полноценного развития. Развитию духовной культуры народов России как одной из задач комплексной научно-исследовательской программы «Народы России» и посвящена настоящая монография, автор которой стремился не только дать фактографическое описание конкретных проявлений народной культуры, но и показать своеобразие способов выражения мировоззренческих идеалов и представлений народов в одном из видов его творческой деятельности — домостроительстве, — полагая при этом, что оно дает представление о менталитете горцев, пространственные представления которых находят свое самобытное выражение именно в этой области. Цель исследования состоит в выявлении глубинных допрофессиональных пространственных представлений горцев Северного Кавказа посредством изучения процессов символизации пространства на материале башенной архитектуры.

Северный Кавказ — один из немногих регионов России, где сохранились удивительные памятники народного домостроительного творчества — башни. Одиночные башни и башенные ансамбли — неотъемлемая часть пейзажа высокогорных районов Дагестана, Чечни, Ингушетии, Осетии, Кабардино-Балкарии. Издавна эти сооружения привлекали внимание путешественников и исследователей. Описания кавказских башен встречаются уже в книгах античных авторов. В настоящее время существует обширная литература, в которой в той или иной степени башни являются предметом исследования ученых различных специальностей: историков, этнографов, археологов, архитекторов, искусствоведов, культурологов. Интерес к этим замечательным сооружениям не ослабевает и по сей день. Более того, накопленный фактический материал об архитектуре и истории башенных сооружений только сейчас позволяет осознать действительное значение данного явления в мировой культуре.

Башня — один из наиболее устойчивых и универсальных пространственных архетипов культуры. Башня — одна из «вечных» форм пространства, которая трансформируется и видоизменяется, приобретает новые значения, достигающие нередко уровня общенациональных символов. Башня — обязательная форма пространства самых различных исторических эпох и связанных с ними культур. Достаточно вспомнить башенные сооружения древневосточных деспотий и средневековых замков Западной Европы, башенные жилища древнейших поселений родоплеменной эпохи, башни-минареты арабо-мусульманских стран, башни-колокольни Древней Руси, башни-пагоды и башни-ступы Индии и Китая. Особое значение «башни» в мировой культуре заключается в таких общепринятых символах и близких к ним явлениях, как библейская Вавилонская башня, проект башни-памятника III Интернационалу, а также знаменитые Эйфелева и Спасская башни, Биг-Бен и т.п. До того как стать общенациональным символом (как это случилось на Северном Кавказе), башня была древнейшим видом жилища. На Кавказе башня — одно из древнейших и своеобразнейших проявлений домостроительного творчества горцев.

Современный человек склонен рассматривать домостроительство вообще и строительство башен в особенности с утилитарной, прагматической точки зрения. Дом — средство защиты от непогоды, башня — оборонное сооружение: такова упрощенная логика нашего рационально-прагматического мышления. Но слово «дом» на всех языках несводимо к значению утилитарной постройки. Оно имеет целый спектр значений, включающих понятия и семьи, и хозяйства, и сообщества; дом — это мир человека, пространство его космоса. Поэтому наличие у слова «дом» такого обилия значений не случайно, поскольку в домостроительном творчестве человек всегда выражал свое понимание мира и свое место в этом мире.

Во все исторические эпохи мировоззренческие аспекты получали свое выражение в домостроительном творчестве, и лишь XX век с его «верой» в научно-технический прогресс свел создание жилища к чисто строительно-технологическому процессу, пришел к крайне убогому пониманию дома «как машины для жилья». В настоящее время техницистские представления вытесняются философско-гуманистическими устремлениями человека создать дом как «свою вселенную», как символическое пространство отношений собственного «я», общества и природы. Для горцев Северного Кавказа дом был и остается не столько утилитарным пространством, сколько культурно-символическим пространством культурных норм и традиционных ценностей.

Башенное жилище и различные типы башенных сооружений горцев Северного Кавказа выступают одновременно и как региональные, и как общечеловеческие значимые проявления народной культуры. Общечеловеческое значение архитектуры всегда передается в них своеобразными формами конкретного региона, специфические же особенности региона выражаются не автоматически, а избирательно и индивидуально.

Чем определяется эта избирательность? Пространственной ментальностью, чувством пространства как важнейшей составляющей общего мироощущения народа. Чувство пространства и форма его выражения (как заметил философ Бринкман) находятся в таком же соотношении друг с другом, как мышление и речь. Чувство пространства реализуется в домостроительном творчестве народа в форме своего выражения.

Как нам представляется, предпринятое исследование башенной архитектуры позволит выявить особенности пространственного менталитета горцев и соответственно глубже и полнее показать своеобразие домостроительного творчества народов Северного Кавказа в культурном наследии России и мирового сообщества.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер