Структурные закономерности архитектурного формообразования. Шубенков М.В. 2006

Структурные закономерности архитектурного формообразования
Серия: Специальность «Архитектура»
Шубенков М.В.
Архитектура-С. Москва. 2006
320 страниц
ISBN 5-9647-0105-1
купить книгу на ozon.ru: Структурные закономерности архитектурного формообразования. Шубенков М.В.
Структурные закономерности архитектурного формообразования. Шубенков М.В. 2006
Содержание: 

Данное пособие посвящено исследованию актуальной для архитектурной профессии проблемы развития архитектуры в условиях технических инноваций и, прежде всего, компьютерных технологий. Будущим специалистам необходимо знакомство с концепциями, объясняющими новые факты и явления, происходящие в современной архитектуре: нелинейная архитектура, генеративные проектные системы, виртуальное компьютерное проектирование и др. В пособии собраны наиболее интересные исследования, идеи и теории, объясняющие с естественнонаучных позиций новые процессы существования архитектуры в современном обществе, предложено новое направление в отечественной архитектурной науке - структурная архитектоника. Учебное пособие предназначено для студентов, аспирантов и преподавателей архитектурных специальностей и может быть полезно читателям, интересующимся проблемами современной архитектуры.

Предисловие
Введение

Часть 1. Представления о принципах строения архитектурных объектов
Естественные законы существования архитектуры
Человек и пространственная ориентация
Принцип дополнительности
Архетипы пространственного формообразования
Архитектурное пространство
Целостность и дискретность
Системно-структурные методы исследования естественных архитектурных сущностей
Архитектурная система и архитектурная структура

Часть 2. Опыт исследования. Принципы изучения строения архитектурных объектов
Формализация и моделирование физических свойств пространственной формы
Геометрические закономерности членения архитектурного пространства
Графоаналитический анализ пространственной связанности
Структурно-топологические закономерности строения пространственной формы
Целостность и дискретность
Генеративные проектные системы

Часть 3. Эвристическая модель структурной организации пространственной формы
Структурная архитектоника
Пространственный структурогенез в архитектурном формообразовании
Анализ и синтез архитектурной формы
Комплексные методы параметрического описания структурной организации пространственной формы
Нормированность структурной организации архитектурных объектов
Архитектурное формообразование в виртуальной реальности
Структурная грамматика архитектурного формообразования

Заключение
Словарь терминов
Список имен иностранных авторов, упомянутых в Пособии, работы которых не были опубликованы на русском языке
Библиография

Предисловие

Целью написания пособия явилось желание, с одной стороны, соблюсти традиции отечественного архитектурного образования с его школой фундаментального подхода к объяснению сути происходящих в архитектуре явлений и методологии профессиональной архитектурной деятельности, с другой стороны, осветить новые научные подходы и концепции изучения и понимания сущности архитектуры в современных условиях активного внедрения в профессию новейших компьютерных технологий. Несмотря на достаточно широкие рамки привлеченного материала в попытку построения новой альтернативной парадигмы описания структурных закономерностей формообразования архитектурных объектов, многие интересные вопросы в предлагаемом учебном пособии не напита своего развития. В известной мере это было сделано сознательно, поскольку нельзя «объять необъятное», да и вопросов при таком подходе должно быть больше, чем ответов. Курс должен быть таким, чтобы его изучение было творческим, формирующим новый взгляд на современную архитектуру в целом. Этим объясняется большое количество ссылок и иллюстраций.

Изложенная в предлагаемом пособии концепция направлена на то, чтобы у студентов мог сформироваться новый, альтернативный взгляд па архитектуру. Высказанные идеи объединены в новое для отечественной архитектурной науки направление, которое автор предлагает назвать «структурной архитектоникой».

Пособие входит составной частью в планируемый курс «структурной архитектоники», который соответствует Государственному стандарту и Рабочей программе для архитектурных вузов и предназначен для студентов, аспирантов и преподавателей архитектурных специальностей, а также может быть полезен читателям, интересующимся проблемами современной архитектуры. Методологической целью этого курса является получение студентами представлений об архитектуре как области общечеловеческой культуры с позиций естественнонаучной и гуманитарной парадигм, облегчение понимания роли человека в трех взаимосвязанных средах его обитания - социальной, естественной (природной) и искусственной (техногенной).

Структура пособия проста. Во Введении определяется общая позиция автора в вопросах трактовки архитектурного формообразования, описываются основные положения новой парадигмы структурного строения архитектурных объектов.

В Части 1 предлагается обзор современных научных представлений о физических принципах объяснения архитектурного феномена е позиций современной физики, социологии, психологии.

В Части 2 описываются основные инструменты, позволяющие найти способы и приемы формализации структурных свойств архитектурный объектов и определить возможности их изучения с использованием арсенала исследовательских методов естественных наук.

В Части 3 устанавливается теоретическая пропозиция и предлагается развернутая модель в рамках целостной парадигмы современных представлений о структурной пространственной форме архитектурных объектов, определяются пути профессионального осознания новых возможностей архитектурного формообразования на основе компьютерных технологий.

Высказываемую в данном пособии концепцию новой методологии архитектурного формообразования можно охарактеризовать как своего рода архитектурную «генетику», поскольку задачи исследования структурных закономерностей в строении архитектурных объектов, поставленные в данной работе, близки к исследованиям механизмов природного формообразования. Если в природном формообразовании главной движущей и организующей силой является естественный отбор, то архитектурное формообразование в качестве организующей и творческой силы основано на энергии человеческого общества, В пособии сделан основной упор на том. что закономерности структурной организации архитектурных объектов определяются не столько логикой художественного воздействия внешней формы объекта, сколько скрытой внутренней логикой построения формы как таковой, основанной на естественных законах Бытия.

 

Введение

Архитектура охватывает область материальной культуры человечества, связанную с формированием искусственной среды обитания. Роль архитектуры двойственна: с одной стороны, это искусство во всей полноте своего символического инструментария, с другой — это строительная инженерия. Архитектура как символическая система связана с информационно-эмоциональной стороной воздействия на сознание человека, с творческим, личностным отношением к предмету восприятия. Инженерная сущность архитектуры сопряжена с материально-технической стороной физической реализации архитектурных объектов, и реализация эта может быть осуществлена только при соблюдении общих требований и ограничений, накладываемых действием всеобщих законов физического бытия. Инженерные науки накопили богатый естественнонаучный опыт, связанный с созданием механизмов, объективной оценкой свойств материалов, точными математическими расчетами их функциональных возможностей. Однако и сегодня архитектурная наука в большинстве случаев отторгает естественнонаучные знания как малопригодные для исследования сущностей архитектурного феномена.

Сложившееся положение обусловлено слабым интересом к исследованиям аспектов архитектуры, связанным с определением естественных законов ее формирования, с теми свойствами бытия, которые составляют строевую основу ее физического существования. Эти законы не могут быть сформулированы только на основе общих физических законов природы, поскольку отражают специфику архитектурных сущностей и должны отражать особенности их проявления. Возникает проблема отделения естественного, объективного, заданного Всевышним, независимого от воли индивидуума, от субъективного, духовного, уникального.

Эта проблема присуща не только архитектуре, но и языку, музыке, изобразительному искусству. Пушкинский Сольери сказал: «Звуки умертвив, музыку я разъял как труп. Поверил азбукой гармонию. Другими словами, пытаясь анализировать наши духовные переживания, мы перестаем их испытывать, но получаем объективное знание о причинах, их вызвавших. В этом суть различия гуманитарного и естественнонаучного подходов к изучению Мира. Данное противоречие сложилось и эпоху становления физики как точной науки измерения свойств вещества и определило сегодня фундаментальное разграничение Мира и Человека, введенное Р. Декартом. В современной науке эту проблему наиболее продуктивно ставит синергетика, в рамках которой объединяются методы исследования строения живой и неживой природы, законы развития естественной природы и человеческой культуры. Принципы синергетического подхода положены в основу авторской концепции. Одним из основополагающих принципов является «физический принцип дополнительности», сформулированный Н. Бором: «...мы встречаемся здесь с иллюстрацией старой истины, что наша способность анализировать гармонию окружающего мира и широта его восприятия всегда будут находиться во взаимоисключающем, дополнительном соотношении».

Подход к исследованию архитектурных явлений с позиций изучения физических (естественных) условий их реализации и одновременного учета антропометрических данностей, определяющих человеческую потребность их появления, дает возможность более глубоко понять причины возникновения и научно обосновать закономерности проявления. В связи с этим выделение и рассмотрение в работе физических проявлений архитектурных сущностей не умаляют их символического (культурологического) значения, которое, в соответствии с принципом дополнительности, постоянно «проецируется«» на получаемые результаты исследования естественных закономерностей строения архитектурных объектов.

Любой физически существующий объект, причисляемый к архитектуре, обладает особыми свойствами, обусловленными наличием вычлененных из общего континуума пространств, локальных мест, вместилищ, помещений, камер и т.д. Пространственная сущность архитектурных объектов определяет их назначение в качестве определенных образом устроенных пустотелых взаимосвязанных оболочек, призванных обеспечивать реализацию социальных процессов.

Формотворческой строительной деятельности людей предшествовала и сопутствовала пе менее обширная формотворческая деятельность животных. Богатство строительных форм животного мира вряд ли уступит в разнообразии созданных человеком, но, в отличие от архитектуры людей, в основе «архитектуры» животных заложены механизмы их эволюционного выживания. Сопоставление приемов построения сооружений, созданных человеком и животными, убеждает в наличии определенных общих принципов их физической организации. Это подтверждает, что в архитектуре имеют место некие глобальные механизмы, которые не зависят от людей и их воли. Эти механизмы действуют скрыто, но неминуемо. Особенности действия этих механизмов могли учитываться людьми неосознанно, через процедуры многочисленных проб и ошибок, через естественный отбор и «априорные» (врожденные) знания или осознанно, как накопленное опытное знание, и тогда люди формулировали некие правила, каноны и стандарты, определяющие «оптимальные» формы членения пространства или территории.

Изучение механизмов пространственного формообразования и осознанное их использование позволили древним египтянам разработать геометрические системы разметки полей и крупных храмовых комплексов, римлянам — планировать военные лагеря, строить плотины, акведуки и дороги, грекам — создать «гипподамову» систему планировки городов.

Сегодня практически во всех сферах человеческой деятельности актуальны решения проблем, связанных с бурным развитием технических средств и технологий. Развитие технократической стороны в жизни общества оказывает воздействие на человека и его окружение.» Это окружение определяет искусственную архитектурную среду, обусловленную созданием различных форм организации искусственных пространственных систем.

Под воздействием новых технократических требований некоторые виды человеческой деятельности сегодня преобразовались кардинально (например, торговля, промышленное производство, сферы информационных обменов, развлечений и т.д.). Технократия охватывает и архитектурную деятельность, изменяя традиционные методы проектирования и строительства. Волна компьютеризации «захлестнула» архитектуру, претендуя на новую методологию проектирования и профессионального образования на основе инженерных идеологий (машиностроения. приборостроения и т.д.), в рамках которых были разработаны основные блоки программного обеспечения проектирования. Многие архитекторы отмечают общее снижение качества архитектуры при очевидных улучшениях ее технического я инженерного оснащения. Причина этого видится именно в отставании исследований архитектуры с естественнонаучных позиций, которые бы позволили ей быть встроенной в технократические программы. Примерами подобной успешной интеграции может служить языкознание и музыка. В этих «культуротворческих» областях за последние годы сложились многочисленные новые направления их изучения (структурная лингвистика, теория машинного перевода, системотехника и т.д.).

Директивные установки государственных программ экономического развития современного общества на поиски путей энергосбережения и эффективности использования материалов, конструкций и человеческих ресурсов определяют актуальность поиска решений этих задач и и сфере архитектуры. Сегодня продуктивное применение компьютерной техники и современного программного обеспечения в архитектурном проектировании должно ориентироваться на архитектурную специфику формообразования. Необходимы исследования естественных закономерностей строя архитектурных объектов, которые бы позволили снять противоречие традиционных методов архитектурного проектирования и перейти на новые методологии, предусматривающие симбиоз архитектора и компьютерных технологий при решении специфических задач пространственного формообразования. В этом видится Залог новых перспектив в архитектурной профессии.

Целью предлагаемого пособия является определение направления в формировании новой альтернативной практической методологии архитектурного формообразования. Альтернатива заключается в том, что обычной работой архитектора является отбор вариантов пространственной формы проектируемого объекта. Происходит рефлексия интуитивного поиска решения комплексной задачи по определению архитектурной формы объекта, адекватной пространственному окружению во всей сложности его состояния.

Традиционным методом проектирования российских архитекторов является тот, которому учат в большинстве высших архитектурных школ, а именно — композиционный метод. В основе композиционного метода заложено представление об архитектурном объекте как художественном произведении, которое трактуется как система, состоящая из основных элементов и частей, находящихся во взаимодействии и соподчиненности, обладающая свойством единства и целостности, обусловленной содержанием художественного произведения, «Разнообразные приемы и способы организации художественного произведения являются отражением объективно существующих многообразных закономерностей самой жизни, понятых и прочувствованных в длительном художественном опыте человека, многократно проверенных и уточненных». В законах единства и целостности композиции получили отражение и воплощение природные принципы организации объектов окружающего мира. Эти композиционные начала, присущие природным формам, получили эстетическое освоение и закрепились в опыте искусства в ходе социально-исторической практики. 

Сегодня открылись технологические возможности создания новых методологий архитектурного формообразования, основанных не только на субъективном художественном опыте человека, но и на освоении технологий искусственного эволюционного морфогенеза, разработанных в области естественных наук синергетических парадигмах имитации естественно-природных закономерностей структурирования форм живой и неживой природы в виртуальной среде компьютеров.

Основные положения данного пособия заключаются в трактовке архитектурного объекта в широком его понимании как эволюционизирующей системы. Культурная деятельность людей связана с искусственным вычленением пространства и вещества, формированием предметов, оформлением специальных мест, пространств, сооружений, поселений, создаваемых в соответствии с социальными задачами, определяющими содержание формотворческой деятельности и ее результат.

Автор ставит цель сформулировать описательную модель, которая бы определила альтернативный путь архитектурного формообразования. Модель должна быть, с одной стороны, материальна и рациональна, с другой стороны, предусматривать возможность описания непрерывности процессов эволюции и метаболизма архитектурной формы подобно тому, как это происходит в природе. Предшествующие попытки построения механических моделей на основе компьютерных технологий обычно сводились к операциям повтора форм, их последовательным трансформациям, что, по сути, не предусматривает процессов создания принципиально новых форм, а связано с фенотипичным их преобразованием. Автор сознательно использует в описании новой методологии термины из смежных научных областей - биологии, генетики, физики нелинейных процессов, математики, характеризующие разные способы описания физических процессов. В некотором смысле сама роль архитектуры рассматривается не как «каталитическая» деятельность по выработке статичных предпочтительных форм, выбранных из ряда возможных, а создание объектов, способных, подобно живым формам, активно взаимодействовать с окружающей средой, трансформироваться и кардинально изменяться благодаря заложенным в них генеративным механизмам/ По аналогии с природой, в которой мы наблюдаем естественные процессы выработки прототипов форм (ролы, типы, семейства животных и растений и т.д.), которые складывались в результате эволюционных механизмов естественного отбора, в архитектурном формообразовании исследуется проявление тех же механизмов. Их наличие подтверждает прототипическая архитектура, так называемое народное жилище, которое мы еще можем наблюдать в русских северных деревнях, в районах Африки, Южной и Центральной Америки, куда еще не проникла европейская цивилизация, Центральном Китае и других местах, где сохранилась самобытная древняя культура строительства по прототипам.

Пространство, форма и структура — это основные понятия для всех архитектурных концепций, связанных с попытками описания архитектуры. И нам не избежать применения этих категорий, но их рассмотрение увязано с отражением архитектурных сущностей в рамках парадигмы архитектурного структурогенеза пространственной формы. Такого рода структурогенез обуславливается процессами архитектурного формообразования на основе компьютерных технологий с имитацией реальных процессов в виртуальной среде, где они могут быть ускорены и опробованы.

Процесс искусственной генерации архитектурных форм в виртуальной среде компьютера позволяет алгоритмически «захватить» все ноле теоретически возможных трансформаций формы, среди которых необходимо осуществить эволюционный отбор. Первоначально техника генерации решений была выработана в технических областях для решения инженерных задач. Технические возможности компьютеров и программное обеспечение открыли перспективы постановки задач и для более сложных объектов, таких как объекты архитектурные, во всей сложности их взаимодействия с искусственным пространственным окружением. Опыт уже имеющих место исследований в этом направлении подсказывает, что архитектурное формообразование может вестись в рамках концепции «генетических алгоритмов?», подобно тому, как строится структура ДНК с фиксацией критериев, которые могли бы отсеивать конфликтные (по определенным параметрам) формы, сужая поле «правильных» и исключая конфликтные из последующих процессов морфологических и метаболических преобразований. В этом смысле компьютер становится уже не только помощником в рамках методологии CAD, но и мощнейшим инструментом генерации реально возможных архитектурных форм.

* * *

В рамках обсуждаемого направления исследований пространственного строения архитектурных объектов были многие, кто занимался данной проблематикой в России и за рубежом. Обобщая опыт этих исследований в качестве первого и значимого блока, можно выделить работы, появившиеся в конце 1920-х годов в связи с ревизией всех традиционных ценностей и поисками новых принципов построения архитектуры новой эпохи, В этот период сложились наиболее передовые школы, опирающиеся на достаточно глубокие исходные теоретические положения. Основные доктрины новых архитектурных течений: рационализма (Н. Ладовский, В. Кринский, Н. Докучаев) и конструктивизма (А. Веснин, М. Гинзбург, Н. Красильников) в СССР, теоретических обоснований своих творческих методов Ле Корбюзье, Л. Саариненом, Ф.Л. Райтом и другими мастерами архитектуры, содержали принципиальные положения, касающиеся разных трактовок пространственного строения объектов архитектуры. Журнал «Современная архитектура», отражая уровень активности и продуктивности исследований того времени, считался самым передовым профессиональным журналом, публиковавшим основные идеи творческих и научных поисков. Политическая «лихорадка» и последующая война не позволили развиться отечественным школам и в полной мере обобщить опыт этих исследований. Однако была заложена основа нового подхода, определяющего процессы формообразовании при выделении пространственной сущности архитектуры.

Вторая волна исследований началась в 1960-е годы в связи с новыми достижениями в области естественных наук, математики и вычислительной техники. Появились кибернетика и проблемы создания искусственного интеллекта. Фактически эти годы считаются началом эры компьютеров л их использования в проектировании. Развивались первые формальные языки общения человека с машиной (Fortran, Algol, Basic, Unir). В отечественной архитектурной науке шел интенсивный поиск «матриц проектного мышления», «проектного языка», разрабатывались программы «автоматизированных средств проектирования объектов строительства» (АСПОС), «алгоритмы проектирования — квартирографы», «системы автоматизированного проектирования объектов строительства» (САПР), нашедшие отражение в работах Л.Н. Авдотьина, Л.Д. Бронера, В.И. Ретинского, Э.П. Григорьева, А.П. Рома, H.H. Ноткина, А.Э. Гутнова, Е.А. Кастогаровой и др. Исследования объединялись в рамках системного подхода, связанного с поиском систем, выделение и исследование которых позволяло управлять архитектурой как механизмом, достроенном на основе строго сформулированных алгоритмов, на рациональном построении процесса проектирования, на зависимости формы от функции, на попытках поиска оптимизации в проектировании и строительстве. За рубежом (прежде всего в Англии, США и Франции) проводились аналогичные исследования, наиболее интересные результаты которых были изложены в работах И. Сьюзерленда, Дж. Хальфана, Д. Тисси, Ф. Тиля, К, Цилдиха, И. Веннинга, Кр. Александера, И, Фридмана. Поставленные цели до конца достигнуты не был и, поскольку разработанные модели организации архитектурных объектов и их системное описание были громоздко сложными, с большим количеством оговорок и условий, имея при этом незначительный практический результат и представляя, главным образом, научный интерес. Традиционные проектные методы, основанные на композиционных и инженерных приемах выработки проектных решений, в тот период сохранили большую эффективность в решении профессиональных задач, нежели предлагаемые алгоритмические. 

Третья волна исследований пространственного строения архитектурных объектов связана с популяризацией семиотических и структуралистских исследований в конце 1970-х — начале 1980-х годов, давших плодотворные результаты в области языкознания. В этот период вновь стали популярны работы Ф. де Соссюра, К. Леви-Стросса, В.Я. Проппа, исследования тартуского университета под руководством Ю.М. Лотмана, академические исследования В.В. Иванова, А.И. Берга и др. В области проектирования появились программы CAAD [computeraided architecturural design — компьютерная помощь архитектурному проектированию] (1977), призванные активно включиться в решение профессиональных задач на основе новых технологий. Появились первые работы по «грамматике формы» (Shape Grammar), пространственному размещению объектов и параметрическому проектированию, система на основе заданных правил (rule-based systems), прототипическое проектирование. Важнейшим моментом в жизни общества стало появление в 1980-м году первого персонального компьютера (IBM PC). С разработкой операционной системы DOS и семейства программ CAD (Autocad, Architrion, 1984) стала широко развиваться линия визуализации результатов компьютерных решений, анимация и 3D графическое проектирование в реальном времени. Все эти новшества получали свое развитие и в области архитектурной и строительной деятельности. Предпринимались попытки построения синтаксических архитектурных структур (Ж. Стини), построения среды внутри компьютера — киберпространства, виртуальной реальности. Стали активно изучаться вопросы психологии восприятия окружения, символики архитектуры, формальные языки в приложении к архитектуре (Р. Вентури, Ч. Дженкс, Р. Бродбент, Ж.Х. Бонта и др.).

В 1980-е годы и в отечественной архитектурной науке были предприняты исследования семиотического направления (А.И. Иконников, И.Г. Лежава, В.Л. Глазычев, A.B. Боков, О.И. Явейн, С. Станишев и др.). Несмотря на то, что использование семиотических методов изучения архитектуры как знаковой (символической) системы не получило самостоятельного широкого распространения в отечественной теории, они послужили основой для выработки исследовательских методов в рамках традиционных исторического и искусствоведческого подходов к изучению архитектурных объектов как элементов культуры, оставаясь популярными и в современных архитектурных исследованиях.

Необходимо отметить еще один блок исследований, который развивался достаточно самостоятельно, смыкаясь или только пересекаясь с вышеперечисленными направлениями, - прикладные геометрические исследования строения архитектурных объектов. Фактически с появлением геометрических задний, которые, по мнению историков, первоначально сложились именно в сфере строительной деятельности, предпринимались попытки осознанного или интуитивного их практического применения. Греческие метрополии, римские канонические военные лагеря, идеальные города эпохи Возрождения, строительство кораблей, крупных общественных комплексов, субмарин, космических станций — все это этапы геометрических достижений в пространственном формообразовании утилитарных архитектурных объектов. Как ни странно, по одна из наиболее древних паук — геометрия — сегодня считается наименее развитой. Со времен Эйлера практически не изменились ее основные положения, а исследования велись в прикладных областях - в некоторых достаточно успешно (кристаллография, баллистика, теория раскроя поверхностей, теория симметрии и др.). В архитектурной науке геометрические исследования сосредоточились в прикладных областях начертательной геометрии и архитектурной физике, практически не затронув сферы объемного и планировочного проектирования. Можно выделить немногочисленные работы, обобщающие круг геометрических знании в профессиональной сфере (И.Г. Лежава, И.А. Бондаренко, С.О. Хан-Магомедов, И.Ш. Шевелев, Е.С. Пронин, Н.Д. Кострикин, Ж. Зейтун, Ф. Стидман, В, Митчелл, Л. Марч, Р. Бон, А. Эрль. Это направление исследований сегодня нуждается в активной дальнейшей разработке, поскольку все попытки формализации строения архитектурных объектов неизбежно проходят через стадию геометризации. Геометрические законы предопределены природой, а точнее, метрикой нашего реального пространства, заданной свыше и являющейся основой общего формообразования. Законы геометрии можно нарушать только в сфере иллюзий и в воображении. Геометрии в архитектурной науке предопределена роль старой властной тетки, которую все недолюбливают, но которая всегда права.

Экскурс в работы предшественников в области исследования пространственного строения архитектурных объектов необходим для определения исследовательской позиции и формулирования тех проблем, которые остались нерешенными. Центральным вопросом является определение возможности выявления в архитектурных объектах той их геометрико-пространственной сущности, которая придана им в силу общих, не зависящих от воли людей требований к условиям существования материальных объектов в трехмерном пространстве, но с учетом их принадлежности к сфере архитектуры с присущими им свойствами.

Главный вопрос определяет и основную проблему: в рамках традиционной архитектурной науки, главным образом опирающейся на исторический метод и преимущественно культуроведческие и искусствоведческие исследовательские приемы, нет возможности найти объяснения тому, что складывалось не только в рамках культуры, но и вне ее. что обусловлено не волей людей, а общими физическими законами существования материальных объектов. По этой причине архаические сооружения, сложившиеся в древности и репродуцируемые до сегодняшнего дня, или археологические находки архитектурных объектов, не имеющие восстановленного исторического контекста своего происхождения, не могут быть «принятые в сокровищницу архитектурной истории, поскольку им пет места в генетической модели архитектуры. Эти объекты составляют группу фактов, не укладывающихся в традиционные теоретические представления, они не могут быть объяснены с помощью имеющихся приемов и средств традиционного научного исследования.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер