Савва Чевакинский (Зодчие нашего города). Петров А.Н. 1983

Савва Чевакинский
Серия: Зодчие нашего города
Петров А.Н.
Лениздат. Ленинград. 1983
158 страниц
Савва Чевакинский (Зодчие нашего города). Петров А.Н. 1983
Содержание: 

Автор книги – широко известный историк архитектуры Анатолий Николаевич Петров – рассказывает об одном из творцов русского барокко, выдающемся зодчем Савве Чевакинском. Читатель узнает, как создавались его шедевры: Никольский Морской собор со знаменитой колокольней на Крюковом канале, дворец Шереметьевых на Фонтанке (ныне институт Арктики и Антарктики), лесные склады «Новая Голландия», дворец (ныне Дом медицинского работника) и усадьба И.И. Шувалова, некогда находившиеся на Невском проспекте, и многие другие. Популярный краеведческий очерк о Савве Чевакинском, рассчитанный на массового читателя, издаётся впервые.

  • Ученик Ивана Коробова
  • Рядом с Растрелли
  • Никольский Морской собор
  • «Преславные палаты»
  • Архитектор Академии наук
  • Новая Голландия
  • «Мною построено немало»
    • Архитектурные термины
    • Примечания
    • Литература

В сокровищницу русского искусства XVIII века внес значительный вклад один из наиболее одаренных зодчих того времени — Савва Иванович Чевакинский. Это был мастер большой художественной культуры, опытный строитель, неутомимый труженик, отдавший свой талант, силы и долгие годы жизни строительству молодой северной столицы — Санкт-Петербурга.

Ученик Ивана Кузьмича Коробова, занимавшего должность архитектора Адмиралтейской коллегии, Чевакинский с молодых лет приобщился к напряженному труду и ритму жизни города, создававшегося в тяжелых природных условиях на топких берегах Невы и на островах Невской дельты.

После переезда И.К. Коробова, в Москву Чевакинский занял его место — стал архитектором Адмиралтейской коллегии. В обязанности Чевакинского входило также выполнение заданий Дворцового ведомства и Академии наук.

Особенностью архитектуры петровского времени был утилитаризм, обусловленный в значительной мере недостатком средств. Страна вела тяжелую и упорную борьбу за выходы к морю в условиях затянувшейся Северной войны.

Но уже в решениях созданной в 1730-х годах Комиссии о Санкт-Петербургском строении нашла четкое отражение необходимость разработки наряду с утилитарными эстетических задач, продиктованных заботой о «красе города».

Сдержанность декоративного оформления сооружений, воздвигавшихся в начале столетия, в середине века сменилась богатством и разнообразием архитектурных форм и мотивов и в культовом и в дворцовом строительстве.

Создание парадных резиденций и церковных зданий содействовало развитию композиционных приемов и форм нового стиля в архитектуре, представлявшего собой русское ответвление барокко. Время наивысшего расцвета творчества Чевакинского — конец сороковых годов и пятидесятые годы — кульминационный период в развитии этого направления в искусстве.

Архитектура середины XVIII века восстановила живую связь с отечественным зодчеством предшествовавшего XVII столетия, ослабленную в начале века. Все основные черты самобытного русского зодчества — композиционное мастерство, полнозвучная красочность, исключительное чувство красоты силуэта — нашли свое воплощение в ансамбле дворца и парков Царского Села.

Участие Чевакинского в разработке проектов Большого Царскосельского дворца, Эрмитажа, Монбижу и других сооружений ансамбля, а также в строительстве столичных дворцов елизаветинских вельмож было важнейшим фактом в его творческой биографии. В этих работах отражено присущее Чевакинскому стремление к выразительности общего композиционного решения, к богатству декоративного убранства здания.

Сложное содержание русской архитектуры того времени требовало от зодчих разносторонних знаний, знакомства с различного типа сооружениями, гибкости архитектурного мышления.

Этими качествами в полной мере обладал Савва Чевакинский. Он работал не только над заказами парадного характера. Творчество Чевакинского было связано с русской действительностью, с реальными запросами жизни большого развивающегося города.

К середине XVIII столетия Петербург — не только город великолепных дворцов. Он остается городом-портом и верфью, где строятся корабли Балтийского флота. Зодчий сталкивался с требованиями не только эстетики, но и экономики, с задачами рационального размещения промышленных сооружений, соблюдения сложных условий технологических процессов, с плакировкой жилых кварталов для расселения рабочего и служилого люда.

Размах строительной деятельности Чевакинского был огромен — от царских и вельможных дворцов до кузницы на Адмиралтейской верфи или канала в Галерной гавани. По планам Чевакинского была перестроена парусная фабрика в Москве, куда он выезжал для ее «освидетельствования». В Петербурге велось строительство складов для сушки корабельного леса, провиантских магазинов на Галерном дворе и многих других сооружений. Необходимость возведения утилитарных построек в столице диктовалась нуждами военно-морского флота, и они требовали простых рациональных форм.

В Адмиралтейской коллегии Чевакинский прослужил тридцать восемь лет. Начав свой трудовой путь в 1729 году в качестве «архитектурии ученика», он закончил его в звании полковника и «обер-интенданта флота» — самом высоком из существовавших в XVIII столетии званий для тех, кто по роду своих занятий был связан с флотом, но не принимал прямого участия в действиях на море.

Лучшим из возведенных Чевакинским сооружений присущи четкость и ясность объемных решений, изысканность силуэта, характерное для эпохи богатство форм и праздничность декоративного убранства.

Выдающимся примером творческого претворения национальных архитектурных традиций является построенный Чевакинским Никольский Морской собор с его многоярусной колокольней. Ансамбль собора вошел в сокровищницу русского зодчества как одно из высших достижений архитектуры русского барокко, Отдельно стоящая колокольня собора по совершенству пропорций, исключительной пластичности архитектурных масс — достойная преемница древнерусских многоярусных звонниц. Живописность, воздушность этого замечательного архитектурного произведения не раз вдохновляли русских художников — А.П. Остроумову-Лебедеву, М.В. Добужинского и других. Отраженная в зеркальной глади Крюкова канала, колокольня Никольского Морского собора стала одним из самых поэтических символов города на Неве.

После Великой Октябрьской революции Никольский Морской собор был взят под государственную охрану как памятник архитектуры. В тяжелые дни блокады Ленинграда он стал объектом больших маскировочных работ. Нарядную голубизну стен собора закрыли слои зеленой и бурой маскировочной краски, а сияющую позолоту куполов скрыли чехлы из мешковины.

Чехлы и слои краски закрыли также позолоту Адмиралтейской иглы, шпиля колокольни Петропавловского собора, купола Исаакия и завершения других высотных объектов, которые могли служить ориентирами при обстрелах и бомбежках города. Эти трудные работы были проведены по целому ряду высотных зданий — памятников архитектуры — специальной маскировочной бригадой, состоявшей из верхолазов-альпинистов. Бригада была создана по инициативе Государственной инспекции по охране памятников Ленинграда.

В число памятников архитектуры, взятых под государственную охрану, кроме Большого Царскосельского дворца и Никольского Морского собора вошли и другие постройки Чевакинского в Петербурге и Царском Селе. Это прежде всего здания дворцов И.И. Шувалова и П.Б. Шереметева, занятые в настоящее время Домом санитарного просвещения и Научно-исследовательским институтом Арктики и Антарктики, Новая Голландия, построенные Чевакинским в Царском Селе Кавалерские дома и Нижние конюшни, значительно пострадавшие в годы войны, но восстановленные советскими реставраторами.

К 250-летию со дня рождения С.И. Чевакинского Научно-исследовательский музей Академии художеств СССР организовал первую монографическую выставку, посвященную его творчеству. На выставке представили свои материалы музеи и архивы, в которых бережно хранятся графическое наследие архитектора и работы художников, запечатлевших некоторые из его построек. Это — Центральный государственный исторический архив и Центральный государственный архив военно-морского флота в Ленинграде, Государственный Эрмитаж, Государственный Русский музей, Государственный музей истории и развития Ленинграда, Государственный исторический музей в Москве, музей-усадьба «Кусково».

Выставка была открыта в стенах Академии 31 июля 1963 года. Авторские чертежи, обмеры сооружений, возведенных Чевакинским, их изображения в гравюрах, литографиях и картинах маслом знакомили посетителей выставки с разносторонней деятельностью зодчего, сочетавшего качества художника с серьезными инженерно-техническими знаниями.

Дошедшие до нашего времени постройки Чевакинского продолжают жить и служить людям, сохраняя свой художественный облик и значение.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер