Русское градостроительство до конца XVII века. Планировка и застройка русских городов. Тверской Л.М. 1953

Русское градостроительство до конца XVII века. Планировка и застройка русских городов
Тверской Л.М.; редактор - Бакланов Н.Б.
Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре. Москва. 1953
214 страниц
купить книгу на ozon.ru: Русское градостроительство до конца XVII века. Тверской Л.М.
Русское градостроительство до конца XVII века. Планировка и застройка русских городов. Тверской Л.М. 1953
Содержание: 

Предисловие

Глава 1. Поселения времени первобытно-общинного строя и периода формирования феодальных отношений
Поселения трипольской культуры
Городища скифской поры
Городища патриархально-семейной общины в северной лесной полосе
Поселения периода формирования феодальных отношений
Общие выводы

Глава 2. Города Киевской Руси
Возникновение древнерусского феодального города
Городища Киевской Руси
Схемы городов Киевского государства

Глава 3. Русские города в период феодальной раздробленности
Строительство городов в период дробления Руси на удельные княжества
Развитие городов в период объединения русских земель

Глава 4. Города в период образования и укрепления Русского централизованного государства
Москва — основа объединения разрозненной Руси
Влияние социально-экономических условий на планировку старых городов

Глава 5. Строительство укрепленных рубежей Русского централизованного государства в XVI в.
Пограничные города-крепости
Планировка новых городов-крепостей
Общие выводы

Глава 6. Развитие пограничного градостроительства в XVII в.
Строительство новых городов-крепостей на южной окраине государства
Строительство новых городов-крепостей на юго-восточных рубежах
Организационные мероприятия по сооружению городов на укрепленных рубежах
Общие выводы

Глава 7. Градостроительство в Западной Сибири в XVI-XVII вв.
Значение строительства городов в освоении Сибири
Регулярная планировка новых городов Сибири
Общие Выводы

Глава 8. Возникновение радиально-концентрической системы в русском градостроительстве
Центрический тип селений
Формирование радиально-концентрической системы планировки в русских городах

Глава 9. Разнообразие приемов радиально-концентрической планировки русских городов
Зубцов
Муром
Углич
Волхов
Ростов Великий
Ярославль
Псков
Нижний Новгород
Путивль
Самобытность радиально-концентрической планировки русских городов

Глава 10. Радиально-концентрическая система планировки Москвы
Развитие радиальной сети Москвы
Развитие кольцевой сети Москвы
Единство радиально-концентрической композиции плана Москвы

Глава 11. Планировочные системы нецентрического типа в русском градостроительстве
Линейная система
Рядовая система
Перекрестная и прямоугольно-прямолинейная система

Глава 12. Живописные особенности русского градостроительства и детали планировки
Внешний ансамбль
Внутренние ансамбли и детали уличной сети
Кремлевские площади
Торговые площади
Церковные площади
Зеленые насаждения
Детали планировки жилых кварталов

Заключение
Источники, на которые делаются ссылки в тексте и примечания
Алфавитный указатель населенных мест, упомынутых в книге
Перечень иллюстраций

Предисловие

Градостроительство как комплекс мероприятий, связанных с сооружением, развитием и реконструкцией городов и других населенных мест, было известно уже в глубокой древности. Однако, во все прежние исторические эпохи, начиная со времени разложения первобытно-общинного строя, эти мероприятия в основном отвечали интересам господствующих классов, отражая таким образом социальную структуру антагонистического общества. Только в условиях социалистического государства стало возможным градостроительство, направленное на удовлетворение интересов всего общества.

Круг проблем, охватываемых градостроительством, чрезвычайно узкий на ранних ступенях развития, лишь постепенно расширяется по мере роста производительных сил.

Типы населенных мест, их территориальное распределение, характер планировки и застройки меняются в зависимости от значения населенных мест в жизни страны, от их роли, определяющейся, в свою очередь, тем, «какую цель ставит общество перед общественным производством, какой задаче подчиняет оно общественное производство» [И. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, Госполитиздат, 1952, стр. 76] при той или иной социально-экономической формации.

Роль населенных мест на территории нашей страны в течение периода, охваченного настоящей работой, существенно менялась.

Во времена первобытно-общинного строя устройство населенных мест вызывалось необходимостью примитивного укрытия от непогоды, от хищных зверей, враждебных соседних общин и т. п.; с образованием крупных земледельческих племенных объединений оказывалась необходимой защита не только самих поселений, но и всей обрабатываемой территории от «варваров-кочевников»; начиная с периода складывания феодальных отношений и возникновения противоположности между городом и деревней, на первый план, наряду с задачей защиты населения от внешних врагов, выступают задачи создания опорных пунктов для эксплуатации крестьянства и городского ремесленно-торгового населения; в период создания и укрепления централизованного Русского государства главной целью сооружения но¬вых городов становится охрана государственных границ, дальнейшее распространение русской государственности и культуры, расширение экономических связей; начиная примерно с XVII в. роль городов определяется «усиливающимся обменом между областями, постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок». [В.И. Ленин, Соч., т. I, стр. 73]

Устраивая поселения, человек прежде всего подчиняется объективным законам, отражающим процессы экономического развития, но в то же время он вынужден считаться с особенностями географической среды, используя при этом благоприятные условия, преодолевая препятствия путем преобразования по мере своих сил природной обстановки. Влияние географической среды, в частности топографических условий, особенно сильно на ранних ступенях развития общества, когда низкий уровень производительных сил не дает возможности затрачивать достаточное количество труда на преодоление естественных препятствий или разрушительных сил природы, а характер производственных отношений не обеспечивает участия в необходимых работах достаточно больших и хорошо организованных коллективов.

Постепенно, как указывает И.В. Сталин, «люди, познав законы природы, учитывая их и опираясь на них, умело применяя и используя их, могут ограничить сферу их действия, дать разрушительным силам природы другое направление, обратить разрушительные силы природы на пользу общества» [И. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, Госполитиздат, 1952, стр. 4].

В связи с этим по мере роста производительных сил и изменения соответствующих им производственных отношений уменьшается и влияние географической среды, в частности топографических условий, на устройство населенных мест.

Весь комплекс градостроительных мероприятий в целом отражает дели и способы общественного производства, отражает уровень производительных сил и соответствующую им экономическую структуру общества, находящегося на той или иной ступени развития.

Изучение типов городов, их планировки и застройки, отвечающих определенным социально-экономическим формациям, усложняется тем, что при переходе от одного исторического периода к другому город, возникший в более ранний период и отражающий его экономическую сущность, продолжает в той или иной мере обслуживать изменившиеся потребности общества в новых условиях.

Так, многие городища времени первобытно-общинного строя служили местом обитания человека и в период образования и расцвета Киевской Руси.

Существующий в течение многих столетий город испытывает на себе влияние развития производительных сил и влияние экономической структуры общества в процессе ее изменения.

Отсюда возникают задачи реконструкции городов для приспособления их к меняющимся и постоянно растущим потребностям общества. Кардинальной и массовой реконструкции русские города подверглись впервые лишь во второй половине XVIII в. Однако изменения, иногда охватывавшие значительные участки города, несомненно, происходили на всем протяжении истории древней Руси и Русского государства. Не только перестраивались укрепленные центры (кремли, детинцы), — постепенным изменениям подвергались и жилые районы города (посады), правда, без сплошной и преднамеренной переделки плана.

Поэтому изучение древних городов в целом существенно отличается от изучения памятников архитектуры. В то время как отдельный архитектурный памятник является обычно продуктом индивидуального творчества определенного строителя (или коллектива строителей) и потому может быть датирован моментом его сооружения или переустройства, план города в целом представляет собой результат строительной деятельности множества безымянных зодчих в течение ряда столетий. Даже в тех случаях, когда город закладывался сразу по определенной схеме, наслоения последующих времен отражались на плане, усложняя и дополняя его композицию. Таким образом, в длительном и сложном процессе формирования древних русских городов отражено многовековое самобытное народное творчество. Поэтому изучение древнего города должно было бы заключаться в анализе его роста, в отнесении отдельных его частей к определенным периодам, в установлении того, что внес существенного в рассматриваемый план каждый исторический период. Такое изучение нашего градостроительного наследия представляет собой задачу дальнейших работ, за которые можно будет взяться лишь после того, как будут созданы детальные историко-топографические монографии по отдельным городам. В настоящей работе автор поставил своей целью гораздо более узкую задачу, а именно — дать архитектурно-планировочную характеристику русского города в конечной стадии его многовекового развития до конца XVII в., а также расшифровать некоторые планы по отдельным историческим периодам в тех случаях, когда это окажется возможным.

В то же время автору представлялось необходимым объединить главнейшие исторические и археологические материалы, которые, хотя и с некоторыми пробелами, могут осветить основные этапы в развитии русского градостроительства. Этой задаче отведены первые семь глав, в которых сделана попытка связать развитие русского градостроительства с социально-экономической и политической историей страны.

Остальные пять глав посвящены типологическому рассмотрению различных примеров планировки в целях установления определенных закономерностей и особенностей, встречаемых в планах городов до их коренного переустройства. Для этой цели необходимо было совместное и сравнительное рассмотрение планов ряда городов и других населенных мест, относящихся иногда к весьма отдаленным друг от друга историческим периодам и географическим областям. В тех случаях, в которых это представлялось возможным, планировочные примеры сопровождаются краткими историческими сведениями, позволяющими связать их с соответствующими разделами общего исторического очерка.

Исследования, посвященные древним русским городам, касаются по преимуществу их центральных укрепленных частей (детинцев, кремлей, острогов). Вопросы же планировки и застройки жилых районов (посадов), то есть тех частей города, которые отражали его экономическую жизнь, вопросы, имеющие первостепенное значение для истории русского города и градостроительства, до сего времени почти совершенно не были освещены. Изучение их и является основным содержанием настоящей работы, в которой укрепленные городские центры рассмотрены лишь в той мере, в какой они определяли общую планировку города. По этой же причине в работе не рассмотрены такие города, как Изборск, Иван-город, Якутск и др., оборонительные сооружения которых представляют большой интерес для истории русской военной архитектуры, но жилые районы которых не типичны по своей планировке.

В настоящее время исследования древних посадов привлекают внимание советских археологов. Однако эти исследования сопряжены с раскопками на застроенной территории, что значительно ограничивает возможности изучения городских планов в делом.

Единственными материалами, которые могут пролить некоторый свет на общий характер планировки русского города, по крайней мере для XVI—XVII вв., являются те планы, которые были составлены до периода массовой перепланировки городов во второй половине XVIII в. Сравнение некоторых из этих планов с крайне редкими, правда, чертежами XVII в., а также сопоставление их с различными текстовыми материалами XVI и XVII вв. (писцовые и строельные книги и т. п.) показывает, что общий облик наших городов сохранялся с незначительными лишь изменениями длительное время до тех пор, пока, начиная с 60-х годов XVIII в., не началась коренная их перепланировка.

Это обстоятельство дает нам основание полагать, что планы русских городов, снятые с натуры до их реконструкции, содержат наслоения за весь период их исторического развития, в который следует включить и несколько десятилетий XVIII в.

В конце XIX — начале XX вв. среди зарубежных архитекторов прокатилась волна подражания средневековым приемам планировки. В жертву ложно понятой «живописности» приносились современные требования транспорта, гигиены, удобства, организации городского ансамбля. Этот отрицательный опыт должен предостеречь нас от подмены подлинного освоения национального наследия формалистическим и беспочвенным стилизаторством. Только руководствуясь методом социалистического реализма, мы сможем правильно использовать прогрессивные традиции древнерусского градостроительства в дополнение к успешно осваиваемому сейчас русскому классическому наследию второй половины XVIII и начала XIX вв.

Нет никаких оснований ограничивать изучение культурных ценностей нашего прошлого каким-либо одним периодом, ибо, как сказал В.И. Ленин: «Без ясного понимания того, что только точным знанием культуры, созданной всем развитием человечества, только переработкой ее можно строить пролетарскую культуру — без такого понимания нам этой задачи не разрешить» [В.И. Ленин, Соч., т. 31, стр. 262].

Автор счёл поэтому своевременным приступить к изучению русского градостроительного наследия за период до XVIII в. и заполнить по мере своих сил пробел, имеющийся в этой области.

Большое количество письменных памятников, равно как и графических материалов, еще недостаточно изученных в качестве исторических источников, подлежат привлечению в дальнейшем для этой цели. Кроме того, особое внимание следует обратить на выявление и изучение фрагментов древней планировки, которые в ряде городов и сел сохранились в натуре, несмотря на новую застройку. В частности, большой интерес представляют те населенные пункты, которых не коснулись мероприятия по планировке второй половины XVIII и начала XIX вв. В них, по всей вероятности, как планировка, так и общее расположение застройки сохранили в значительной мере черты XVII в.

Если по архивным планам сравнительно легко определить общий характер планировки, которую имели наши города до их переустройства, то для восстановления их архитектурно-художественного облика необходимы иные методы. На основе использования упомянутых планов, изучения фрагментов застройки в натуре, зарисовок путешественников XVI и XVII веков, иконописных изображений, миниатюр и тому подобных материалов возможно составление рисунков, дающих представление об общем виде улиц, площадей и других элементов посада и тем самым определяющих конкретную архитектурно-художественную характеристику основной части города.

Несмотря на большое значение такого исследования для истории русского градостроительства, автор не имел возможности включить его в настоящую работу. Надо полагать, что интерес наших историков, археологов и архитекторов к национальному градостроительному наследию обеспечит осуществление подобного исследования в дальнейшем.

Существенной частью настоящей работы являются многочисленные репродукции с планов русских городов, снятых с натуры до перепланировки последних во второй половине XVIII в. и в начале XIX в. Почти все эти планы исполнены в красках, многие из них имеют весьма значительные размеры, а некоторые находятся в ветхом состоянии. По всем этим причинам документальное их воспроизведение в книге представляло бы серьезные затруднения. В то же время для практического пользования указанными планами необходима максимальная четкость изображения, так как особый интерес представляют их многочисленные детали. Поэтому пришлось пойти на графическую переработку большинства помещенных в работе планов с сохранением по возможности общего характера их оформления. Так, участки, показанные точечным фоном, отвечают (за некоторыми исключениями) территории садов и огородов, иллюминованной в подлинниках зеленой краской; светлые полоски по контурам кварталов — габаритам застройки, иллюминованным желтой краской с вкраплениями иногда розовых участков каменных строений. Из подробных экспликаций к планам оставлены лишь те их элементы, которые необходимы в связи с соответствующим текстом. Некоторые из планов, представляющие особый интерес по своему исполнению, воспроизведены документально.

Работа по графическому оформлению планов выполнена архитектором Л.Д. Акоповой при участии архитектора Е.С. Ральбе. Подготовка планов по материалам, находящимся в московских архивах, выполнена архитектором Е.И. Заславской.

Автор считает необходимым отметить ценную помощь, оказанную ему кандидатом исторических наук Г.Е. Кочиным, а также выразить благодарность лицам, ознакомившимся с отдельными частями рукописи и давшим свои критические замечания в процессе работы над ней: профессору А.И. Андрееву, профессору М.К. Каргеру, профессору Д.С. Лихачеву, доценту В.Н. Вернадскому и П.В. Сытину.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер