Архитектурно-дизайнерское проектирование. Основы теории (средовой подход). Шимко В.Т. 2009

Архитектурно-дизайнерское проектирование. Основы теории (средовой подход)
Шимко В.Т.
Архитектура-С. Москва. 2009
408 страниц
ISBN 978-5-9647-0167-5
купить книгу на ozon.ru: Архитектурно-дизайнерское проектирование. Основы теории. Шимко В.Т.
Архитектурно-дизайнерское проектирование. Основы теории (средовой подход). Шимко В.Т. 2009
Содержание: 

Учебник, обобщая современные представления о дизайне среды как новом виде пространственного искусства, формулирует принципы и методы проектного синтеза архитектурных и дизайнерских слагаемых нашего окружения в функционально-художественную целостность, содержит сведения о типологии форм архитектурной среды, их композиции, раскрывает технологии средового проектирования, в т.ч. в учебном процессе. Рассчитано на преподавателей и студентов архитектурных и художественных вузов, читателей, интересующихся проблемами архитектурно-дизайнерского творчества.

Рецензенты: Н.К. Соловьев, доктор искусствоведения, профессор, проректор МГХПУ им. С.Г. Строганова; Н.И. Щепетков, доктор архитектуры, профессор, рук. мастерской ГУП МОСПРОЕКТ-3; A.B. Степанов, академик Российской Академии архитектуры и строительных наук, Народный архитектор России.

От автора
Предисловие
Введение

Часть первая. Принципы архитектурно-дизайнерского проектирования

Глава 1. Дизайн архитектурной среды - особый вид проектного творчества
1.1. Понятие об архитектурной среде
1.2. Целевые установки архитектурной деятельности
1.3. Средовая интерпретация целеполаганий «классической» архитектуры
Комментарии

Глава 2. Композиция и цельность восприятия архитектурной среды
2.1. Особенности композиционного формирования средовых структур
2.2. Элементы композиции и схемы композиционных построений в среде
Комментарии

Глава 3. Типология и особенности проектирования средовых объектов и систем
3.1. Факторы типологической классификации и фундаментальные категории средового проектирования
3.2. Масштабность и уровни восприятия среды, динамика задач ее формирования
3.3. Назначение и эмоциональное содержание среды
Комментарии

Глава 4. Оборудование и предметное наполнение как фактор построения средовой композиции
4.1. Функционально-художественная роль дизайнерских компонентов среды
4.2. Оснащение среды как специфическая объемно-пространственная система
Комментарии

Часть вторая. Проектный процесс в средовом дизайне

Глава 5. Становление проектного решения
5.1. Понятие о предпроектном анализе
5.2. Архитектурная идея и дизайн-концепция в заданиях разного типа
Комментарии

Глава 6. Совершенствование проектных предложений в дизайне среды
6.1. Проектный анализ и задачи гармонизации проектного решения
6.2. Приемы исправления и преобразования композиционной схемы
6.3. Индивидуализация проектного образа
Комментарии

Глава 7. Кристаллизация содержательных характеристик среды
7.1. Стиль как категория комплексного восприятия средового решения
7.2. Эмоциональная организация среды
Комментарии

Часть третья. Комплексное формирование объектов и систем разного типа

Глава 8. Сравнительный анализ традиционных форм средовых образований
8.1. Сводная характеристика основных типологических сфер архитектурной среды
8.2. Вопросы формирования средовых систем разного назначения
Комментарии

Глава 9. Интегральные формы среды
9.1. Интегральные средовые системы в жизни общества
9.2. Транспортная среда и религиозные средовые комплексы
9.3. Тенденции становления и развития интегральных форм среды
Комментарии

Часть четвертая. Обучение архитектора-дизайнера

Глава 10. Задачи архитектурно-дизайнерского образования
10.1. Специфика средового проектирования и формирование программ обучения
10.2. Средства, механизмы и приемы средового проектирования
10.3. Принципы организации учебного процесса
Комментарии

Глава 11. Базовые объекты учебного проектирования
11.1. Приоритетные формы приложения труда архитектора-дизайнера
11.2. Объекты средового проектирования как основа учебного плана
Комментарии

От автора

СРЕДОВОЙ ПОДХОД – порождение нашего удивительного времени, отказавшегося от фундаментальной привычки прошлого – кому-то верить: учителям, начальству, Богу. Даже – искусству, сочинившему призрачно-реальный мир идеалов и схем, которым следует подражать.

Люди хотят не указаний и образцов, которые поучают: это хорошо, это плохо, а свободы выбора. Им нужны комфорт, уют, стабильность и – право делать то, что лично интересно и хочется. Нужна – ожидаемая «изнутри», желанная здесь и сейчас, совпадающая с настроением – СРЕДА. Не противоречащая без нужды, не мешающая, если надо – вдохновляющая. Особое состояние нашего окружения, которое кто-то – внимательный, профессиональный – может угадать, спроектировать и осуществить.

Старое, добропорядочное и немножко высокомерное искусство, которое всегда было «над» и строило идеальные, т.е. неосуществимые модели, для этого не годится. Обратите внимание - на старых архитектурных фотографиях и чертежах почти нет людей, разве только для масштаба. Нынешние компьютерные перспективы и анимации без толпы не обходятся. Потому что архитектура – искусство высоких дум и гордости за абстрактное человечество – уступает дорогу явлению куда менее возвышенному, но зато более востребованному – проектированию обстоятельств ОБРАЗА ЖИЗНИ обычного человека.

Устарела архитектура? Нет, она по-прежнему незаменима – на своем месте. Но люди стали другими: сегодня они и видят все иначе, и ждут от художников иного, чем раньше. Туристам перед Лувром мало величия раскинувшихся рядом бывших королевских покоев – им необходимы еще и скамьи для отдыха, прохлада в жаркий день, мороженое и сувениры. И перед дворцом появились стеклянные пирамиды и фонтаны, чуточку (но вполне ощутимо) исказившие историческую композицию, зато создавшие нужный для музейной очереди комплекс услуг и состояний - чтобы было удобно переживать и потреблять прекрасное.

Проблема – для высшей школы – не философская или умозрительная, а сугубо профессиональная. Как создавать удобное, комфортное и привлекательное место для данного вида деятельности? Какими средствами, какими приемами пользоваться? Кто это будет делать?

Ответ – АРХИТЕКТОР-ДИЗАЙНЕР.

Архитектор – потому что формирует свойства окружающих нас пространств. Дизайнер – т.к. знает: само по себе пространство, без наполняющих его вещей и аксессуаров, «потребительского» смысла не имеет.

Главный результат архитектуры – образ пространства, навязывающий зрителю присущий только этому ансамблю способ эстетического существования. Художественный итог дизайна – образный потенциал предметного мира, отражающий богатство задач и смыслов нашего контакта с этим пространством. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ ПРИЗНАК СРЕДЫ – НЕРАЗРЫВНОСТЬ ХУДОЖЕСТВЕННОГО И ПРАГМАТИЧЕСКОГО, где архитектурный образ есть лишь часть придуманных проектировщиком форм ее потребления. Возникает особый, «средовой» тип отношений художника и зрителя: первый организует эстетическое поле средового организма, а наполняет его эмоционально-чувственным содержанием - сам человек.

Воплотить эти отношения в жизнь и призвана новая проектная профессия – дизайн среды, очень молодая, часто ошибающаяся и почти лишенная собственной теории, но имеющая огромную практику. Потому что главное в ней – эксперимент: она помогает людям искать наилучшие способы формирования условий их обитания, не ссылаясь на достоинства вариантов, проверенных прошлым.

СРЕДСТВА АРХИТЕКТУРНО-ДИЗАЙЕРСКОГО (СРЕДОВОГО) ПРОЕКТИРОВАНИЯ – ЛЮБЫЕ СУЩЕСТВУЮЩИЕ И ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ УСПЕХИ НАУКИ И ТЕХНИКИ, ОПТИМАЛЬНЫЕ ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ БЫТИЯ ЧЕЛОВЕКА И ОБЩЕСТВА И ЗАВОЕВАНИЯ ИСКУССТВА, в т.ч. самые неочевидные и выпадающие из общепринятых канонов, если они могут выявить смысл и гармонию каждой детали нашего окружения.

Инструмент их синтеза в средовой конструкции – ПРЕДМЕТНО-ПРОСТРАНСТВЕННАЯ КОМПОЗИЦИЯ, сращивающая эстетическое «дальнодействие» архитектурных представлений о мироздании и силу «тактического» воздействия произведений дизайна на самочувствие человека.

Разносторонность знаний и навыков дизайнера среды выливается в безграничность его креативных возможностей: он черпает идеи, темы и вдохновение для своих проектов из всех сфер современной культуры, трактуя средовую действительность как СИНТЕЗ ТРЕХ НАЧАЛ – красоты и в большом, и в малом, умной техники и – главное – творческого отношения к каждому мигу нашего существования.

Иными словами, средовое проектирование намеренно и принципиально использует для своих решений все визуальные и материальные возможности воспроизведения и создания любых образов мироустройства. Потому что самобытны и универсальны и исходная структура проектных усилий – образ жизни человека и общества, и конечный РЕЗУЛЬТАТ СРЕДОФОРМИРОВАНИЯ – АТМОСФЕРА, АУРА СРЕДЫ, концептуально не похожая на художественный итог традиционного архитектурного проектирования.

Что требует новой, оригинальной технологии сведения в художественную целостность принадлежащих новой профессии средств проектирования, имеющих подчас совершенно различную природу. И объясняет, почему для работы со средой нужен СПЕЦИАЛИСТ ОСОБОГО ТИПА, не только умеющий воплотить прекрасное в реальных формах нужных нам вещей и пространств, но – способный увидеть красоту в любой задаче формирования нашего окружения. Готовый к продуктивному творчеству и в деле созидания архитектурного пространства, обеспечивающего нас достойным местом для достойного существования, и в области дизайна, превращающего это пространство в источник ощущений полноты и целесообразности бытия, генератор настроения, нужного данному моменту жизни.

Охватить все аспекты и следствия столь масштабного события как появление новой формы проектного творчества, пока что – миссия непомерная. Наша задача много уже – отметить некоторые фундаментальные черты этой формы проектной культуры на примере анализа уже проявивших себя принципов, средств и порядков организации вузовского обучения современным технологиям средового проектирования.

Профессия «Дизайн архитектурной среды» (специальность 270302, квалификация архитектор-дизайнер) появилась в нашей стране в 1987 году по инициативе Московского архитектурного института. С той поры выпущены тысячи специалистов, работающих на стыке двух самых массовых проектных профессий – архитектуры и дизайна, которых готовят в десятках вузов России и СНГ, наработан интереснейший методический и фактический материал, раскрывающий разные стороны обучения средовому дизайну.

Однако учебников и учебных пособий, рассказывающих о технологии архитектурно-дизайнерского проектирования, катастрофически не хватает.

Большинство учебников и пособий охотно и подробно описывает, ЧТО мы проектируем, и очень скупо – КАК и ЗАЧЕМ это делается. Понятно, что объект и метод работы всегда тесно связаны, но для профессионала вторая сторона имеет особый интерес. Наш учебник призван частично восполнить этот пробел, рассматривая цели и особенности работы архитектора-дизайнера как самостоятельную концепцию проектного отношения к действительности. Для чего преподавание дисциплины «архитектурно-дизайнерское проектирование», среди прочих проблем, должно:

  • показать роль и место дизайна среды в семье проектных профессий современности;
  • выявить принципы включения дизайнерских технологий в процесс проектирования средовых объектов и систем;
  • научить студента сознательно пользоваться этими принципами в проектной работе.

В соответствии с учебными программами специальности учебник содержит четыре раздела, раскрывающих сначала обоснования проектных методик средоформирования (задачи архитектурно-дизайнерского проектирования, типологию и художественные возможности видов и компонентов средовых ситуаций, специфику разработки композиционных решений в среде и т.д.), а затем – конкретику приемов формирования средовых систем разного уровня и назначения, в том числе – в учебном проектировании. В основу настоящего издания легло существенно переработанное учебное пособие «Архитектурно-дизайнерское проектирование. Основы теории», изданное в 2003 году. Главное отличие учебника от его предшественника – новый раздел «Проблемы и принципы обучения», посвященный особенностям подготовки специалистов по дизайну архитектурной среды. Который, кстати, выглядит пока наиболее спорным: уж очень неоднозначна реальная практика учебного архитектурно-дизайнерского творчества, постоянно деформируемая рецидивами «ортодоксальных» образовательных подходов.

Кроме того, старые тексты снабжены примечаниями, комментирующими примеры приложения базовых теоретических установок к нуждам проектной практики и то новое, что появилось в теории архитектуры за последние годы.

Следует, однако, оговориться – книга посвящена, в основном, анализу объективных факторов становления современных средовых решений («физическая» структура форм среды, условия ее совершенствования в проекте и т.д.). Поэтому в числе ее задач не фигурируют субъективные, индивидуальные технологии средоформирования. Это совершенно особая часть современной проектной культуры, нередко ревниво оберегаемая каждым мастером как предмет его личных профессиональных секретов, а главное – требующая чрезвычайно специфических знаний и навыков, приобретаемых обычно лишь в процессе практики. Видимо, эта сторона архитектурно-дизайнерского проектирования вообще, а учебного, в частности, еще не созрела для обобщения и описания.

Подача излагаемых в учебнике материалов в принципе сохранилась. Каждая глава первых двух частей учебника состоит из собственно текста, дополняющих его иллюстраций и «литературных» цитат-комментариев, образующих как бы самостоятельную систему изложения содержания книги, которая обладает рядом особенностей:

  • здесь разъясняются принципиальные положения, поэтому подбор конкретных примеров не привязан ни ко времени, ни к стилю, ни к географии – базовые конструкции и установки от них не зависят;
  • цитаты-комментарии отражают концептуальные позиции размышлений об искусстве, поэтому выбор авторов и высказываний нарочито произволен и противоречив: поиск относительно незнакомой цели невозможен без широкого угла зрения;
  • и иллюстрации, и цитаты «великих» – это не истина в последней инстанции, а приближение к ней: мир живет, растет и обновляется, и каждый может добавить свой мазок в общую картину, участвуя в закладке фундамента профессиональной трактовки процессов, которые в XX веке получили название «проектирование среды».

Иначе подана третья часть учебника – привязка конкретики средового проектирования к его типологии. По первоначальному замыслу, она должна была составить самостоятельную книгу, и, если позволят обстоятельства, когда-нибудь так и будет. Но пока содержащиеся в ней материалы теоретического характера позволяют оставить ее в учебнике, не пытаясь иллюстрировать их видеорядом.

И, наконец, свой облик получила четвертая часть, где примеры непосредственно сопровождают текст. Сходным образом организован зрительный ряд и в примечаниях.

Предлагаемая книга обобщает опыт преподавания ряда дисциплин специальности 270302 – «Основы художественного проектирования архитектурной среды», «Предпроектный и проектный анализ», «Комплексное формирование архитектурной среды», «Архитектурно-дизайнерское проектирование» – в учебных группах Московского архитектурного института. Многие ее положения подсказаны коллегами автора, студентами, искавшими в своей работе ответы на непростые вопросы архитектурно-дизайнерского творчества. Понятно, что новизна этих дисциплин не позволяет считать исследование их проблем исчерпывающим. Да и характер развития новой проектной специальности оказался столь стремительным и многообещающим, что автор не может рассматривать свою работу как законченный свод правил и рекомендаций. И был бы чрезвычайно признателен читателям за дополнения и замечания как по содержанию, так и по представлению затронутой в учебнике тематики.

Только не говорите, что книга слишком сложна. Это не комикс и не инструкция «как надо учить проектировать», а аналитическое исследование, призванное заглянуть «под кожу» совершенно нового и далеко не всеми признанного профессионального феномена. Для чего понадобился учебник особого типа, который не утверждает незыблемое, а помогает разобраться. Поэтому книга внешне непоследовательна, изобилует повторами и как бы случайными, требующими особых доказательств суждениями. Но это – сознательная установка: в раздумьях, сопоставлениях, разрешении возможных противоречий должна рождаться истина о принципах и методах архитектурно-дизайнерского искусства - самого молодого из видов пространственного творчества.

Ибо противоречиво и подвижно само основание книги – дизайн архитектурной среды. С одной стороны – ДИЗАЙН, явление культуры, которому едва сто лет от роду, не имеющее ни однозначной теории, ни абсолютно уважаемой практики, поскольку сюда входит все – от кича до артефактов, от самолетов до макияжа. С другой – дизайн СРЕДЫ, фигуры еще менее понятной и уж, во всяком случае, не обязательно привязанной к категориям искусства. С третьей – среды АРХИТЕКТУРНОЙ, по определению наследницы и продолжательницы дела едва ли не самого почтенного и древнего из искусств – зодчества, тысячелетиями утверждавшего в сознании человечества его духовные ориентиры.

И пока эта противоречивость, неоднозначность целей и привязанностей остается, пока горизонты профессии не ограничены никакими спекулятивно-теоретическими заборами – она жива, растет и имеет будущность. Тем более что ни один вид искусства, раз возникнув, не умирал. Разве что видоизменялся, становясь фундаментом новых открытий человеческого духа.

P.S. Книга посвящена теории проектирования. Точнее – его технологиям. Поэтому не ищите здесь оценок тех примеров, что иллюстрируют ее положения: таблице умножения неважно, что она считает, паровозы или спички. Важна логика принципов подсчета – критерии сравнения объектов анализа. Больше того, эти объекты с виду должны быть различны и непохожи: тогда только подтвердится справедливость предложенных теорией формул.

Что вовсе не означает, будто теория важнее практики – совсем наоборот.

Практика, творчество, реализация замысла в искусстве всегда стоят впереди. Во-первых, «публика» потребляет не рассуждения, а готовый товар. Во-вторых, только реальность - ее разночтения, оригинальность, парадоксы и привлекательность, в т.ч. противоречивость мнений и симпатий зрителя – может стать предметом научного обобщения. И в области методов обучения ремеслу – тоже.

Существует расхожее выражение: «в искусстве научить ничему нельзя, можно только научиться». Суждение бойкое, но неверное: будь это так, не существовало бы ни школ, ни учителей. Вопрос – чему учить.

В архитектуре – сумме начальных технологий (у мастера они всегда свои). Знанию приемов, примеров, пониманию целей и задач работы. Но главное – свободе выбора творческих решений и ориентиров. Иначе будет как в России конца XIX века, когда нормой были объявлены «народные» приметы деревянного зодчества – петушки и кокошники. Или – как в 50-е годы советской архитектуры, «принципиально» копировавшей образцы Ренессанса или ампира.

Наше время посвятило себя преодолению скудости языка модернизма, «заболтавшего» идеи 20-х годов прошлого века. Завтрашние зодчие будут открещиваться от нынешних тектонически ненужных наворотов Ф. Гери и Захи Хадид, послезавтрашние – найдут в их произведениях созвучные им мотивы и соединят их с собственными эстетическими изобретениями. Но в основе всех этих стилистических, образных, смысловых и художественных свершений всегда лежали и будут лежать фундаментальные установления и категории технологий «пространственного» творчества: законы композиции и принципы гармонизации, приемы формирования художественного образа, положения синтеза искусств и т.д.

Только искусств этих будет становиться все больше, и все они получат у будущих зодчих специфическое «архитектурное» толкование. Как это произошло в наши дни – с дизайном.

Р.P.S. Приношу глубочайшую благодарность дизайнеру этой книги Юрию Алексеевичу Кругликову. Без его колоссального терпения, благожелательности и особого «полиграфического» таланта ее издание было бы невозможным.

Предисловие

Архитектура, как и любое искусство, никогда не была однородной.

Ее суть – преобразование «пространственных переживаний» в художественный образ соответственно событиям истории и успехам развития цивилизации постоянно материализуется в разные жанры, формы и типологические системы, которые век от века меняются вместе с самой архитектурой.

Не случайно русская архитектурная школа рубежа XIX-XX столетий давала своим питомцам дипломы разного класса – от гражданских инженеров до архитекторов-художников, а в середине прошлого века делила выпускников на градостроителей и специалистов гражданского и промышленного строительства. Потому что каждому профессиональному направлению, помимо общего для всех генерального умения - проектировать, отвечал собственный комплекс знаний и навыков.

Конечно, время от времени в мир приходят гении – универсалы, подчиняющие себе все грани архитектурно-строительной реальности. Но это – скорее исключение, чем правило. И пока что процесс разделения единой армии проектировщиков на узкоспециализированные профессиональные отряды продолжается.

Одно из таких «разделений» – рожденное XX веком мнимое соперничество архитектуры и дизайна. Как отмечал Андреа Бранци, «архитектура и дизайн – это ... два способа осмысления и преобразования окружающего мира. Поколение проектировщиков, решившееся ступить на долгий путь перестройки проектного дела через дизайн, избрало новую стратегию. В качестве исходной точки для движения вперед оно взяло минимальный порог действительности, систему вещей и инструментов, окружающих человека, составляющих его непосредственное переживание... Дизайн не побоялся приложить руки к проектной деятельности малого масштаба... Он практически исследовал новые качества окружающей среды, новые материалы, повседневные поведенческие модели, новые творческие пути». Но далее Бранци добавил: сегодня «дизайн перестал быть дисциплиной, занимающейся индустриализацией окружающих человека предметов, он стал творцом сложной и разветвленной сценографии окружающей среды, создателем воображаемых пространств... пространственных повествований и декораций, новых смысловых островов, стилевых единиц и поведенческих моделей». Потому что появилась особая форма синтеза архитектуры и дизайна – средовой подход, соединивший цели и достоинства обоих искусств.

В 1987 году по инициативе профессора Московского архитектурного института Г.Б. Минервина наша страна первой в мире официально учредила новую проектную специальность – «архитектор-дизайнер», призванную внедрить в проектное дело средовой подход как особую ценность современного образа жизни.

Поначалу мало кто представлял, как и чему учить студентов, выбравших диковинную тогда профессию. Ныне она официально обозначила круг своих интересов, называется «Дизайн архитектурной среды», ей обучаются тысячи студентов более пятидесяти вузов России, и специалисты нового типа – нарасхват. Ибо средовой дизайн очень точно назвал наиважнейшую особенность архитектуры нашего времени – она не может полноценно выполнять свое предназначение без теснейшего сотрудничества с дизайнерским искусством в самых разных его проявлениях – от эскалаторов и систем кондиционирования до рекламы и произведений арт-дизайна. И большинство их напрямую «вышло на фасад» современного города, участвуя в формировании его образов наравне с традиционными архитектурно-пластическими средствами. Породившие зодчество «обстоятельства места» человеческой деятельности профессионально соединились с дизайнерскими «обстоятельствами образа действия». Причем этот поворот был столь убедителен, что архитектурное образование позволило себе начать обучение новой проектной профессии, что называется, «с колес» – почти не имея апробированной теории и изобретая новые педагогические приемы непосредственно в ходе учебного процесса.

Прежде всего был трансформирован главный предмет традиционной образовательной системы – архитектурное проектирование. Школе потребовалась комплексная дисциплина нового типа – архитектурно-дизайнерское проектирование, приемы и принципы которого должны были соединить цели и средства зодчества и дизайна. Фундаментом решения этой задачи стало обобщение опыта мирового и отечественного средового проектирования, уже много десятилетий ищущего пути синтеза выразительности и одухотворенности средового пространства с красотой и пользой его оборудования.

Предлагаемый учебник систематизирует и осмысливает результаты этой работы.

Начинают книгу определения понятий «архитектурная среда», «архитектурно-дизайнерское проектирование» и т.д. – прежде их просто не существовало. И, соответственно, пересмотрены многие привычные для архитекторов взгляды: в дизайне среды меняются и установки, и средства, и результаты проектирования. На новых основаниях строится типология форм среды: в их становлении особую роль играют «внеархитектурные» слагаемые, от сценографии средового процесса до изобретения элементов его оборудования, видоизменяются состав и подача проектных материалов. Даже задания для учебных проектов подбираются не по функциональному признаку, как у студентов-архитекторов, а согласно строению средового комплекса: интерьеры, городская среда, «дизайнерские» пространственные композиции. Да и сами задания в дизайне среды качественно отличаются от своих «коллег» в объемном или градостроительном проектировании – этого требует конечный результат творчества. Поскольку среда представляет собой не физический объект – здания и пространства, а своего рода единство места обитания человека и мира его помыслов и действий. Явление по форме архитектурное, а по сути – чувственное: функционально-художественная слитность впечатлений, создаваемых в архитектурном пространстве сразу несколькими видами искусств – от дизайнерского до сценографического.

Концептуальная разнородность средств, формирующих произведения средового творчества, диктует особенности их эстетического соподчинения. Например, здесь ведущим фактором формообразования может стать любое из проектных средств, и порядок его «назначения» определяется не иерархией слагаемых образа, а авторской волей и спецификой ситуации. Необычны и критерии оценки качества учебной работы: тут главенствуют не грамотность и рациональность решения (они и так должны присутствовать в проекте), а его эмоционально-нравственные характеристики. Т.е. – соответствие «духа среды» некоему идеальному представлению о ней.

Все эти обстоятельства весьма серьезно трансформируют привычные технологии архитектурного творчества, перестраивая в дисциплине «архитектурно-дизайнерское проектирование» почти все - от содержания упражнений и курсовых проектов до программ, регламентирующих их последовательность по годам обучения.

Ибо, хотя, по словам Филипа Джонсона, «в целом архитектура остается все тем же старым, благородным, греко-римским художественным занятием, когда человек что-то создает и приходит в восторг от получившейся формы, врезанной в пространство», арсенал сфер ее воздействия на мир – неизмеримо расширяется. Сначала чуть ли не абсолютно самостоятельной профессией стало градостроительство, почти устранившее из набора своих объектов материальные границы «открытых» архитектурных пространств. Теперь к числу «мутантов» присоединяется дизайн среды, причисливший к традиционному ядру «средств творчества» (материалы, конструкции и их визуальная трактовка) безбрежный мир вещей и житейских процессов. Мир, довольно далекий от апробированного историей перечня интересов ортодоксального зодчества, вообще не имеющий общепринятой научной трактовки законов композиции.

Хотя уже сейчас ощущается их смысл: в средовом творчестве через вещи и процессы явлением искусства становится не эстетическая интерпретация обстоятельств реальной жизни, а сама жизнь. И реализовать эту тенденцию призвана новая архитектурная специальность, у которой уже сегодня сложились главные признаки профессиональной самостоятельности:

  • собственная сфера приложения проектных усилий (предметно-пространственных систем);
  • свои средства и методы проектирования (комплексная композиция архитектурных, дизайнерских, природных и инженерных объектов и пространств);
  • индивидуальный художественный результат – эмоционально-образная трактовка условий реализации любых форм средовой деятельности.

Разумеется, сами по себе эти положения не исчерпывают тему специфики и легитимности новой профессии в проектном сообществе, и споры по этому поводу будут продолжаться. Но теперь они опираются на научно-теоретический каркас, не позволяющий свести эти споры к лозунгам или формальным соображениям.

Один только пример – описанный в книге механизм формирования масштабности. Где хорошо видно – в средовых образованиях искомый художественный результат создается сотрудничеством в их композиции впечатлений от дизайнерских компонентов среды, олицетворяющих отмеченные А. Бранци «микромасштабные» ощущения и поведенческие модели, и свойств архитектурной ситуации, подправляющей своими «мезо-» и «макро-» масштабами эти модели и смыслы.

И так шаг за шагом нам показывают: как, каким образом «дизайнерская» составляющая обогащает и развивает «архитектурные» основы проектного искусства, опирающиеся на наработанные временем ценности теории архитектуры – положения о гармонизации архитектурно-пространственных ансамблей, об их тектонической организации, о принципах связи с контекстом и т.д. Что так важно именно при обучении дизайну среды, который составляет неотъемлемую часть «Архитектуры» с большой буквы.

Учебник во многом нетрадиционен: этого требуют и новизна излагаемого предмета, и активно идущая перестройка отечественной высшей школы.

Первое – нам предлагают не жесткий набор незыблемых выводов и рекомендаций, а аргументированную систему предпосылок, помогающую убедиться в их достоверности. При этом подчеркивается двойная природа этих предпосылок. С одной стороны – реальная практика, доказывающая: зодчество есть область «умного вдохновения», когда мастер знает, какие действия сковывают его фантазию, какие помогают избавиться от груза заученных идей и схем, а какие генерируют новые идеи. С другой – понимание того, что излишняя доверчивость к практике в столь деликатном деле как проектирование может оказаться ошибочной. Так как мы имеем дело с искусством – ремеслом капризным и непредсказуемым.

Второе - книга постоянно подчеркивает: грядет новая эпоха в проектной культуре, характерная не столько разделением труда, расслоением знаний и профессий, сколько их интеграцией. Эпоха, которая будет стоять на приоритетных для архитектуры и дизайна началах – принципах художественной организации среды в целом, превращающей «раздельное» прагматическое существование предметных и пространственных реалий нашего окружения в неразрывное образное единство.

Третье – тон учебника лишен категоричности, назидательного «учительствования». Автор на равных делится своими мыслями и наблюдениями с читателем, не стесняясь высказать противоположные мнения в случаях спорных или еще не исследованных. Другими словами, перед нами учебник нового типа, который учит не только «решать примеры», но – ставить вопросы, рассчитанные на сотворчество учителя и ученика, на самостоятельность, образованность и разумность последнего. Что в наши дни многочисленных упреков в адрес молодого поколения в нелюбознательности и меркантильности представляется весьма уместным.

Но главное впечатление от учебника – его «проектная» ориентированность. Он анализирует архитектурно-дизайнерские технологии не ради научного любопытства (хотя это тоже важно, когда имеешь дело с областью, не освоенной теоретиками). А для того, чтобы дать студенту объективно выверенную базу для главного дела его жизни – проектного творчества. Эта генеральная нацеленность учебника (он должен помогать проектировать) превращает даже отвлеченные его положения в четкие позиции проектных приемов и алгоритмов. Тем более актуальные для практики, что призваны они формировать именно среду, образ которой складывается на принципиально другой методической основе, нежели в традиционной архитектурной школе. И эта основа – последовательность этапов проектирования, описывающая характерные для каждого этапа проектные задачи и способы их разрешения - изложена в учебнике доходчиво и убедительно.

Наверное, дотошный читатель отметит отдельные просчеты книги: она перенасыщена информацией, сложна по структуре, некоторые суждения излишне полемичны. Но надо помнить, что теория архитектурно-дизайнерского проектирования в целом – область, наукой почти не тронутая, здесь еще много непознанного, даже просто не обозначенного на карте будущих исследований. Поэтому частные недоработки не должны заслонять главного – архитектуре нужна не только эмпирическая, но и интеллектуально обоснованная база для формирования ее новых ветвей и направлений. А с этой точки зрения основная задача учебника – предложить непротиворечивую и практически целесообразную структуру теории средового проектирования, очертить не только общие контуры или отдельные фрагменты такого построения, но и указать его первопричины и базовые закономерности – безусловно выполнена.

И выполнена очень доказательно и своевременно. Во-первых, в книге проанализированы и уточнены применительно к особенностям наших дней фундаментальные категории архитектурного и дизайнерского искусства (композиция, образ, стилистика и др.). Во-вторых, учебник настоятельно подчеркивает гуманитарно-художественную миссию средового творчества, поддерживая дух реформ в деле архитектурного образования. Причем сделано это весьма наглядно, с приведением массы оригинально трактованных примеров. Что так существенно для студентов архитектурных специальностей, для которых среда обитания есть прежде всего событие визуальное.

Иными словами, читателю представлен полный цикл теоретических обоснований нового вида проектной деятельности – архитектурно-дизайнерской. Что позволяет теперь сознательно изучать различные аспекты ее развития.

Разумеется, средовой подход не обязательно привязан только к архитектурно-дизайнерской идеологии. Другие его компоненты – проектирование инженерно-конструктивное, «сценарное» формирование функциональных процессов и пр. – влияют на эстетику пространственных решений не намного меньше. И не исключено, что завтрашний день перестроит структуру приоритетов средового творчества, выдвинув на первый план какое-либо другое его звено или вообще придумав новое направление проектных умений. Которое на новом уровне соединит свои идеи и инструменты с установками и навыками, верно служившими зодчеству не одно тысячелетие.

Потому что между архитектурным и средовым искусством нет и не может быть непроходимой грани. Это члены одной творческое семьи, хорошо знающие: если «почти всегда художественное творчество [по мысли И.А. Голосова] приготовляет нам наилучшее решение и технических вопросов», то справедливо и обратное – острая и эффективная техническая находка имеет все шансы стать источником свежего художественного предложения. Что и делает архитектуру явлением, обладающим безграничным потенциалом творческого развития.

Но чтобы стать действенным инструментом проектного мастерства, это не всегда артикулированное убеждение должно перейти из области интуиции в сферу твердого знания. Чему и посвящена предлагаемая читателю книга.

Лежава И.Г. доктор архитектуры, профессор, академик Российской Академии архитектуры и строительных наук, Заслуженный архитектор России

поддержать Totalarch

Комментарии

хочу знать по больше про архитектурно-дизайнерское проектирование

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер