Всеобщая история архитектуры. Том 6. Архитектура России, Украины и Белоруссии. XIV-первая половина XIX вв. Максимов П.Н. (ред.). 1968

Всеобщая история архитектуры. Том 6. Архитектура России, Украины и Белоруссии. XIV-первая половина XIX вв.
Максимов П.Н. (ответственный редактор), Власюк А.И., Кипарисова А.А., Нельговский Ю.А., Рзянин М.И., Чиняков А.Г. (ред.); Авторы: Ахова В.В., Брайцева О.И., Власюк А.И., Грицай Н.А., Игнаткин И.А., Квитницкая Е.Д., Кириченко Е.И., Логвин Г.Н., Максимов П.Н., Нельговский Ю.А., Рзянин М.И., Самохина Т.Н., Харламова А.М., Цапенко М.П., Чантурия В.А., Чиняков А.Г., Эрн И.В., Юрченко П.Г.
Москва. Стройиздат. 1968
567 страниц
Всеобщая история архитектуры. Том 6. Архитектура России, Украины и Белоруссии. XIV-первая половина XIX вв. Максимов П.Н. (ред.). 1968
Содержание: 

Введение — П. Н. Максимов

Часть первая. АРХИТЕКТУРА РОССИИ
Глава 1. Архитектура Новгорода и Пскова конца XIII — начала XVI в. — П. Н. Максимов
Глава 2. Московская архитектура XIV — первой половины XV в. — П. Н. Максимов
Глава 3. Архитектура второй половины XV — начала XVII в. — А. Г. Чиняков
Глава 4. Архитектура второй четверти — конца XVII в. — П. Н. Максимов, О. И. Брайцева (культовая архитектура конца XVII в.)
Глава 5. Архитектура 1700-х — 1750-х гг. — П. А. Тельтевский
Глава 6. Архитектура второй половины XVIII — начала XIX в. — А. И. Власюк, А. М. Харламова. (Усадьбы провинции второй половины XVIII в.)
Глава 7. Архитектура 1810-х — 1830-х гг. — М. И. Рзянин
Глава 8. Архитектура 1840-х — 1850-х гг. — И. В. Эрн

Часть вторая. АРХИТЕКТУРА УКРАИНЫ
Глава 1. Архитектура XIV — первой половины XVI в. — Г. Н. Логвин
Глава 2. Архитектура второй половины XVI — первой половины XVII в. — Ю. А. Нельговский
Глава 3. Архитектура второй половины XVII — 20-е гг. XVIII в. — М. П. Цапенко
Глава 4. Архитектура 20-х — 80-х гг. — П. Г. Юрченко
Глава 5. Архитектура последней трети XVIII — первой половины XIX в. — Н. А. Грицай (общественные здания), И. А. Игнаткин

Часть третья. АРХИТЕКТУРА БЕЛОРУССИИ
Глава 1. Архитектура XIV—XVI вв. — Е. Д. Квитницкая
Глава 2. Архитектура XVII в. — Е. Д. Квитницкая
Глава 3. Архитектура XVIII в. — Е. Д. Квитницкая
Глава 4. Архитектура конца XVIII — начала XIX в. — В. А. Чантурия

Заключение — П. Н. Максимов

Приложения:
1. Литература
2. Указатель архитектурных памятников — В. В. Ахова (ч. I, гл. 1, 4, 5, 6, 7; ч. ІІІ), Е. И. Кириченко (ч. II), Т. Н. Самохина (ч. I, гл. 2, 4)
3. Именной указатель зодчих, скульпторов и художников-монументалистов — В. В. Ахова (ч. I, гл. 1, 4, 5, 6, 7; гл. ІІІ), Е. И. Кириченко (ч. II), Т. Н. Самохина (ч. I, гл. 2, 4)

Введение

VI том настоящего издания посвящен истории архитектуры России, Украины и Белоруссии XIV — начала XIX вв.

Составлявшие некогда Древнерусское государство, эти земли были в XIV—XV вв. местом формирования русской, украинской и белорусской народностей, их языка и культуры. Этот процесс, начавшийся еще в домонгольское время, протекал в исторических условиях, определивших разделение этих народностей, развивавшихся почти независимо друг от друга. Причиной этому были тяготевшее над Русью до конца XV в. татарское иго и присоединение Приднепровья и западнорусских земель к Литве и Польше. Это сказалось и на русской, украинской и белорусской архитектуре, долго развивавшейся также почти вне связи между собой, поэтому история их зодчества излагается в отдельных главах.

Для каждой из этих земель рассматриваемое время было временем господства феодализма: сначала феодальной раздробленности, затем сложения централизованных феодальных монархий и, наконец, зарождения и развития капитализма. В каждой из них развивалось крупное землевладение, закрепощались крестьяне, отвечавшие на это восстаниями и уходом в незаселенные тогда низовья Дона и Днепра и сохранившие относительную свободу лишь местами на севере России и востоке Украины.

В связи с развитием торговли и ремесел и зарождением крупной промышленности росли русские, украинские и белорусские города, увеличивалось их население и выделялась верхушка — городская буржуазия, роль которой в экономической жизни с течением веков все возрастала, тогда как политическая власть оставалась в руках феодалов. Возникновение и обострение (к XVIII — началу XIX в.) противоречий между капиталистическими формами производства и феодальным общественным и государственным строем было свойственно и России, и Украине, и Белоруссии.

С другой стороны, на Руси и в восточной части Украины, сильнее разоренных татарским нашествием, развитие капиталистических форм производства было замедленным. Здесь позже произошло окончательное закрепощение крестьян, медленнее развивались ремесла, торговля и города, сильнее были ослаблены былые связи с зарубежными странами, а в России дольше сохранялся устаревший государственный и бытовой уклад, что потребовало в начале XVIII в. его решительной ломки, неизвестной Украине и Белоруссии.

По-разному происходил на Руси, в Белоруссии и на Украине процесс сложения централизованного феодального государства. На Руси национальное государство складывалось в борьбе с внешними врагами при сравнительно слабых экономических связях между отдельными землями. Украина и Белоруссия входили в состав Польши и Литвы, в 1569 г. окончательно слившихся в одно государство. В XIV—XV вв. оно защищало украинские и белорусские земли от татарских набегов и давало им возможность развивать экономику, но затем все более ассимилировало верхи местного населения и эксплуатировало его широкие слои, дополняя социальный гнет национальным и религиозным. Это стало причиной начавшихся с конца XVI в. казацких восстаний, закончившихся свержением польской власти в Левобережной Украине, объединившейся в 1654 г. с Россией. Кроме того, на Руси центральная власть подчиняла себе и крупных феодалов, и города, а в Польско-Литовском государстве крупные феодалы обладали независимостью, имели свои войска и города, а с конца XVI в. выбирали королей. Более значительные города Украины и Белоруссии наряду с польскими уже с конца XIV в. получали право самоуправления.

В XVII и, особенно, в XVIII в. русская экономика и культура развивались быстрее, и правительство нередко заботилось о развитии не только дворянского землевладения, но и промышленности. Зарождение крупных промышленных предприятий, развитие товарно-денежных отношений, расширение внешней и внутренней торговли, укрепление экономического единства страны, оживление связей с Западом, рост городов, развитие научных знаний и усиление светского начала в мировоззрении характерны для России того времени. В Польше этого времени, наоборот, упадок экономики, обусловленный консерватизмом и своекорыстием магнатов, отразился на состоянии входивших в ее состав Белоруссии и частей Украины. Экономическому упадку сопутствовал и политический, приведший к разделам Польши между Россией, Пруссией и Австрией, к присоединению Белоруссии и большей части Украины к России и к распространению здесь общеимперских порядков.

Россия в XVIII — XIX вв. сильно расширила свои границы, а военные успехи подняли ее международный авторитет, но внутри страны уже намечался кризис феодально-крепостнической системы, все более мешавшей развитию производительных сил. Помещичье землевладение лишало промышленность рабочей силы и было источником крестьянских волнений, а рост привилегий дворянства (к, которому с 1780-х годов была приравнена украинская казацкая старшина и литовское шляхетство) вызывал даже среди передовых представителей этого класса не только протесты против паразитизма и роскоши, но и критическое отношение к государственному строю.

Сходство и различие исторического развития России, Украины и Белоруссии были причиной сходства и различия их архитектуры.

Возникла типичная для феодализма архитектура города — административного и торгово-ремесленного центра, резиденции феодала (включая и носителя верховной власти). Жилища зажиточных горожан, крепости, церкви и монастыри по своему богатству и монументальности резко отличались от жилищ городской бедноты. Но в ряде городов Белоруссии и Украины наряду с замком, заменившим древнерусский кремль, возник второй центр — ратуша с торговой площадью — неизвестный русским городам, где безраздельно господствовал кремль. Сильной центральной властью на Руси объясняется отсутствие укрепленных феодальных замков обычных для Польско-Литовского государства и входивших в его состав Белоруссии и Украины.

Русская культовая архитектура развивалась на основе традиционных приемов более раннего времени, изменяясь в соответствии с новыми условиями. В Белоруссии и на Украине значительно раньше создались условия, благоприятствовавшие проникновению западных черт в церковную архитектуру, а усиленное строительство католических храмов и монастырей после Брестской церковной унии 1596 г. влияло и на архитектуру православных храмов.

В России рост национального самосознания способствовал усилению национального характера архитектуры. То же было и в Левобережной и Слободской Украине после 1654 г. В других частях Украины и в Белоруссии архитектура католических храмов и дворцов польских и литовских магнатов была противопоставлена местной, тем более что частое привлечение к постройке этих зданий иностранных архитекторов рано привело к резкому различию между профессиональной и народной архитектурой. В России и Левобережной Украине это произошло лишь в XVIII в. в результате сближения профессиональной архитектуры с западными ее образцами.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер