Современная архитектура Ирландии. Иванова Е.К. 1982

Современная архитектура Ирландии
Иванова Е.К.
Научный редактор канд. искусствоведения В.Л. Хайт
Стройиздат. Москва. 1982
119 страниц
Современная архитектура Ирландии. Иванова Е.К. 1982
Содержание: 

Дается ретроспективный краткий обзор архитектуры Ирландии. Рассматриваются архитектура и градостроительство Ирландской Республики, образование которой в 1921 г. способствовало развитию городов, сельскому строительству, производству строительных материалов. Особое внимание уделено современной ирландской архитектуре. Рассказывается об архитектуре жилых, общественных, административных и учебных зданий. Дается характеристика крупнейших архитектурных фирм страны и их работ. Предназначена для архитекторов и искусствоведов.

От научного редактора
Глава I. Прошлое ирландской архитектуры
Глава II. Строительство второй половины XX в. (40-е — 70-е годы)
Глава III. Архитектура современного Дублина
Заключение
Список литературы
Именной указатель

От научного редактора

Советский читатель, если он интересуется зарубежным зодчеством, может найти литературу на русском языке о состоянии архитектуры едва ли не во всех странах Европы, кроме одной небольшой страны, расположенной на крайнем западе, — Ирландии.

Работа Е.К. Ивановой над книгой об архитектуре Ирландии совпала по времени с важным этапом в развитии мировой культуры, в которой в 70-е годы произошли серьезные, возможно принципиальные изменения. В силу воздействия целого комплекса сложных социальных, экономических, идеологических и психологических процессов резко изменилось отношение к истории, к наследию, к преемственности культур.

На Западе это явление было связано с глубоким разочарованием в «ценностях» капитализма и его культуры и одновременно в активно пропагандировавшихся либерально-реформистскими и леворадикальными идеологами методах совершенствования или коренного преобразования существующих общественных порядков. Такое разочарование привело в ряде развитых капиталистических стран к возрождению консервативных тенденций и идеалов. Прошлое стало видеться достаточно широким социальным группам если не «золотым веком», то источником здоровых нравственных начал.

С этими антипрогрессистскими настроениями своеобразно переплелись растущий глубоко гуманистический по своему характеру интерес к истории, к культуре, искренняя забота о защите подлинной духовной культуры как от правой опасности и от захлестывания продукцией массовой культуры, так и от антикультуры леворадикального движения. Все отчетливее стала ощущаться важность преемственности развития культур, роли и значения исторического наследия для современности, тогда как отчуждаемое от человека авангардное искусство XX века, включая геометризованную, рационалистски упорядоченную архитектуру так называемого «современного движения», начало восприниматься как продукт и отражение механистической и антигуманной капиталистической цивилизации (хотя слово «капитализм» обычно не произносится западными критиками современного искусства). Эти процессы проявились непосредственно и в архитектуре, и в архитектуроведении.

В профессиональном сознании архитекторов Запада прежде всего изменились ценностные ориентации. Призывы — пусть нереальные и поэтому абстрактные — строить не для властвующей и культурной элиты, а для простых людей с присущими им потребностями и эстетическими предпочтениями сказались в отказе от самоценности новизны, от требований радикального упорядочения и геометризации, от стремления к правдивости выявления в архитектурной форме планировочного и конструктивного решения. На смену требованиям единообразия пришло стремление к разнообразию и многозначности архитектурных композиций.

Если основоположники современного движения декларировали необходимость коренного преобразования исторически сложившейся «хаотичной» городской среды, то новое поколение увидело в ней сложную, но закономерную структуру, осознало ее ценность, стало призывать к осторожности, постепенности ее видоизменения. Одновременно и естественно повысилась общественная и профессиональная оценка собственно архитектурных традиций, стало признаваться невозможным их воспроизведение во вновь проектируемых объектах.

Совокупность своих произведений и профессиональных концепций мастера этого поколения назвали архитектурой постмодернизма, подчеркивая этим не столько позитивное содержание своей программы, сколько принципиальное отличие ее от принципов «современного движения».

В архитектурной и широкой прессе развитых капиталистических стран с конца 60-х годов все сильнее звучат ноты тоски по архитектуре прошедших эпох. Эта, казалось бы, неожиданная ностальгия сначала — в рамках архитектурной теории и публицистики — играла роль наглядной альтернативы, средства критики архитектуры современного движения, а позднее непосредственно проявилась в архитектурном творчестве.

Обращение к художественным традициям в архитектуре Запада 70-х годов, особенно у представителей постмодернистского движения, которые последовательно пришли к открыто архаизированным композициям,— это целая программа.

Архитекторы постмодернистского движения ориентируются в основном не на ордерную традицию, хотя ее возрождение встречается все чаще, но главным образом на безликую рядовую, индивидуальную застройку XIX — начала XX вв. В 70-е годы архитекторы-постмодернисты часто вдохновляются образами старинных сельских коттеджей и хозяйственных построек.

В русло ретроспекции 70-х годов наиболее легко и органично вошли как бы «сниженные» разновидности регионализма, чисто внешне репродуцирующие традиционные местные формы. В условиях капитализма в этой тенденции проявились не только творческие поиски архитекторов-новаторов, но и прямое давление коммерции и конкуренции. Вероятно поэтому она обнаружилась прежде всего в объектах начавшей бурно развиваться в 50—60-е годы туристской индустрии с ее стремлением эксплуатировать местную экзотику.

Отдельные внешне близкие постмодернизму и ретроспективизму явления, но, естественно, не только свободные от издержек коммерциализации, но и опирающиеся на совершенно иные социальные процессы и на расцвет многонациональной социалистической культуры, отмечаются и в советской архитектуре. Это делает особенно важным и актуальным выявление и критическое исследование новейших тенденций в архитектуре Запада.

Интересно, что изменение направленности архитектурного творчества повлияло и на состояние исследований в области истории архитектуры. Уже с начала 60-х годов активизировались исследования внутренне противоречивых, многозначных, как бы неустоявшихся явлений в развитии зодчества. Позже особое внимание историков и теоретиков привлекло народное и самодеятельное строительство. В этом плане исследование архитектуры Ирландии представляет несомненный интерес, оно органично и актуально.

Столь же серьезные изменения в архитектурной теории Запада 60—70-х годов претерпело отношение к географии культуры. Архитектуроведы начали активно изучать малоизвестные или полузабытые, а также прежде игнорировавшиеся архитектурные школы и регионы.

Такое расширение архитектурно-исторической географии вызвано очевидным кризисом европоцентризма, точнее, если строго учитывать реалии современной социально-экономической и политической обстановки, кризисом представления о цивилизаторской роли развитых капиталистических стран Западной Европы и Северной Америки.

В периоды промышленной революции XIX в., а также развертывания научно-технической революции в первые десятилетия после второй мировой войны, плодами которой еще сумел воспользоваться капитализм, цивилизаторская роль этих стран представлялась бесспорной, а сами они казались развивающимся странам своеобразным идеалом и уж во всяком случае предметом подражания. Однако в период углубления общего кризиса капитализма эта роль оказалась дискредитирована связью с буржуазными порядками и ценностями, с «идеалами» индивидуализма, своекорыстия, эксплуатации, высокомерия по отношению к другим народам. Общественный престиж западной культуры оказался подорван.

Этот процесс переоценки, а также расширение опыта и знаний, складывающееся понимание роли и ценности вклада каждого народа в мировую культуру, вызвали интерес к культурам малых и еще недавно экономически отсталых стран и народов. Его стимулируют и развитие экономики и культуры этих стран, усиление стремления к самостоятельности в духовной сфере, поиски культурной самобытности. В этом плане творчество местных архитекторов представляет особый интерес.

Острее стало осознаваться значение местных школ искусства и архитектуры — как абсолютное (можно сказать, историческое), так и относительное — для обогащения и развития всей современной культуры, в числе которых Ирландия представляет важный и необычный феномен.

Именно в русле этой тенденции необходимо рассматривать и по достоинству оценивать обращение к «периферийной» и внешне несамостоятельной архитектуре современной Ирландии.

Исследование архитектуры и шире — культуры Ирландии не только представляет историко-фактологический и профессиональный интерес (хотя само обогащение знаний в области архитектуры заслуживает уважения), но и имеет большое методологическое значение. Оно связано с особенностями исторических судеб ирландского народа и его художественного творчества.

Ирландцы являются одним из последних кельтских народов, некогда населявших территорию всей Западной Европы. Культура кельтов вызывает всевозрастающий интерес. В Великобритании и Франции делаются даже попытки возрождения уходящих форм кельтских обычаев, костюма, музыки, праздников. В Ирландии некоторые из них еще живы и сохранились в быту.

Тяжелое наследие оставило в Ирландии многовековое британское владычество. Колониальный гнет, вызывавший постоянные и жестоко подавлявшиеся восстания, нередко приобретал форму откровенного геноцида и привел к массовой, почти не имеющей прецедента в истории эмиграции. Вооруженная борьба ирландцев с колонизаторами не могла не отразиться как в замкнутой архитектуре ирландского сельского дома, так и в строительстве многочисленных, ныне заброшенных башен, развалины которых сохранились среди пустошей и скал.

Ирландская действительность периода колонизации отмечена трагической двойственностью. Метрополия всегда была органом и символом экономической эксплуатации и национального угнетения, но в то же время источником просвещения и новой техники, новых идей и вкусов, исторически более прогрессивных общественных отношений. В. И. Ленин писал: «Одно из самых основных свойств империализма заключается как раз в том, что он ускоряет развитие капитализма в самых отсталых странах и тем самым расширяет и обостряет борьбу против национального угнетения» [Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 30, с. 132.].

Культура колонии в свою очередь оказывала постоянное, хотя и не всегда очевидное воздействие на культуру Великобритании, творчеством своих лучших умов и рук внесла в нее огромный вклад.

И все это болезненно ощущалось передовыми людьми Ирландии, порождало у них вместе с пониманием экономической отсталости стремление к освобождению, а иногда к сближению с нацией-угнетательницей. В таких сложных и противоречивых условиях складывался ирландский национальный характер.

Исторические судьбы ирландского народа поныне отражаются в сложности экономической, социальной, внутри- и внешнеполитической обстановки в Ирландии, где мощные (по масштабам страны) прогрессивные социальные движения переплетаются с реакционными, подчас экстремистскими формами национализма.

В архитектуре эти противоречивые процессы проявились опосредованно через своеобразие и разнообразие социального заказа. Архитектуре Ирландии свойственна поэтому самобытность неявная, часто сознательно и бессознательно размывавшаяся и маскировавшаяся, но проявлявшаяся постоянно и активно.

И сегодня своеобразие ирландской архитектуры не сразу бросается в глаза, внешне оно сплавляется с ординарностью и стилистической усредненностью. Ирландские зодчие внимательно следят за сменой архитектурных направлений в европейских и других странах. Причем, как показывает книга Е.К. Ивановой, и что особенно интересно для архитектурной теории, национальная, или, точнее, местная, самобытность архитектуры Ирландии ощущалась даже в 60-е годы — при почти полном господстве западноевропейской по своим культурным истокам архитектуры современного движения, доведенной до абстрактного геометризма в школе Л. Мис ван дер Роэ, получившей в Ирландии широкое распространение.

По-видимому, неслучайно, что именно иностранец и даже не англичанин, а американец Дж. Йохансен в поисках средств вписывания своего произведения в исторически сложившуюся среду ирландского города прибег к реминисценциям местного характера архитектуры.
Современные ирландские архитекторы обычно не ищут внешнего подобия традиционной архитектуре, но лучшие их произведения остаются внутренне самобытными. Среди используемых архитекторами композиционных средств, направленных на выполнение обычно не прокламируемой задачи достижения местного своеобразия, — тонкое вписывание в природный ландшафт, умелое соединение архитектуры с зелеными насаждениями и вьющимися растениями, использование характерных местных отделочных материалов, обеспечивающих сохранение традиционной цветовой гаммы.

Однако в новейшей архитектуре Ирландии достаточно отчетливо проявляются и своеобразно интерпретированные постмодернистские тенденции, и пристальное внимание к региональным особенностям архитектуры, что, пожалуй, недостаточно подчеркнуто в тексте книги. Это и распространение скатных крыш с большими свесами, и выступающих поперечных стен, нередко выложенных из природного камня, и подчеркивание таких традиционных деталей, как каменные каминные трубы, цоколи, характерные низкие ограды участков из плитняка, формы окон и порталов, а также откровенное применение старинных символических деталей, например колес на фасаде одного из мотелей. У лучших ирландских мастеров эти региональные тенденции далеки от нарочитости и ироничности постмодернизма, они творчески развивают местные архитектурные традиции.

Автор книги Е. К. Иванова — опытный исследователь современной зарубежной архитектуры и строительной техники. Ее заслугой является открытие для советского читателя архитектуры Ирландии, почти неизвестной и в западноевропейских странах. Но Е.К. Иванова не только ввела в историко-архитектурную науку новый материал, но и дала тонкий профессиональный анализ произведений ирландской архитектуры. Убедительность ее анализам придает знакомство с работами ирландских мастеров в натуре.

Знакомясь с книгой, можно утверждать, что в современном зодчестве Запада существует еще одна своеобразная национальная архитектурная школа.

Нет сомнения, что книга Е. К. Ивановой станет вкладом в укрепляющиеся культурные связи между СССР и Ирландией и привлечет широкий читательский интерес.

В. Хайт, архитектор, канд. искусствоведения

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер