Лев Кекушев. Архитектурное наследие Москвы. Нащокина М.В. 2012

Лев Кекушев. Архитектурное наследие Москвы
Нащокина М.В.
Вега. Москва. 2012
416 страниц
Лев Кекушев. Архитектурное наследие Москвы. Нащокина М.В. 2012
Содержание: 

Мария Нащокина. Вклад Л.H. Кекушева в развитие архитектуры Москвы
Мария Нащокина. Творческий путь Льва Кекушева

Особняки

Особняки в творчестве Л.H. Кекушева
Особняк А.И. Обуховой, 1890-1893 гг., Малый Козловский пер., д. 4
Особняк А.А. Пантелеева, 1893-1894, 1898, 1909 гг., Олсуфьевский пер., д. 2
Особняк Т.Н. Коробкова, 1894-1896 гг., Пятницкая ул., д. 33
Особняк O.A. Листа (Н.К. Кусевицкой), 1898-1899 гг., Глазовский пер., д. 8, стр. 1
Городская усадьба И.И. Некрасова, 1899 г., Гоголевский бульвар, д. 4/3 (Большой Знаменский пер., д.З), стр. 1
Главный дом в усадьбе М.С. Грачёва, 1899-1900 гг., Клинская ул., д. 2 (Фестивальная ул., д. 77а, Зеленоградская ул., д. 13)
Особняк М.С. Саарбекова, 1899-1900 гг., Поварская ул., д. 24, стр. 1
Особняк А.И. Кекушевой, 1900-1903 гг., Остоженка ул., д. 21, стр. 1
Особняк В.А. Лыжина, 1901, 1907 гг., Остоженка ул., д. 24
Особняк М.Г. Понизовского (Торгово-строительного акционерного общества), 1903-1904, 1914-1915 гг., Поварская ул., д. 42/1 (Скатертный пер., д. 1)
Особняк И.А. Миндовского, 1903-1904 гг., Поварская ул., д. 44/2 (Скарятинский пер., д. 2), стр. 1, 2
Особняк В.Д. Носова, 1903 г., Электрозаводская ул., д. 12
Особняк НА. Морозова (Морозовская галерея). Перестройка и отделка интерьеров, 1904—1906,1908(?) гг., Пречистенка ул., д. 21/12 (Мансуровский пер., д. 12/21)
Особняк С.И.Щукина (Щукинская галерея). Перестройка. 1907—1913(15(?)) гг., Большой Знаменский пер., д. 8/12 (Колымажный пер., д. 12), стр. 1

Доходные дома

Доходные дома в творчестве Л.H. Кекушева
Доходный дом храма Святого Григория Богослова, что на Большой Дмитровке, 1893-1894 гг., Большая Дмитровка ул., д. 30/1 (Петровский пер., д. 1), стр. 3
Доходный дом наследниц Хлудовых, 1894-1896 гг., Театральный пр., д. 3/1/2 (Рождественка ул., д. 1, Неглинная ул., д. 2), стр. 1
Доходный дом князя B.C. Оболенского-Нелединского (Е.П. Кудрявцевой), 1896-1898 гг., Варсонофьевский пер., д. 6, стр. 1
Жилой дом Я.А. Бабушкина, 1897 г., Покровка ул., д. 29
Доходный дом В.И. Грязнова, 1901 г., Остоженка ул., д. 17, корп. 1
Доходный дом А.Ф. и Н.Ф. Бочаровых, 1902-1903 гг., Гоголевский бульвар, д. 21, стр. 1
Доходный и торговый дом М.А. Франка, 1902, 1904-1905 гг., Большой Кисельный пер., д. 11
Ювелирная фабрика и доходный дом О.Ф. Курлюкова (с конторой и магазином), 1902-1903 гг., Колпачный пер., д. 4, стр. 1
Доходный дом А.И. Кекушевой, 1902-1903 гг., Остоженка ул., д. 19, стр. 1
Доходный дом А.Ф. Франк, 1902-1903 гг., Уланский пер., д. 5 
Доходный дом К.В. Исаева, 1903-1904 гг., Пятницкая ул., д. 49, стр. 3
Доходный дом И.П. Исакова (Московского Торгово-Строительного Акционерного Общества), 1904-1906 гг. Пречистенка ул., д.28
Доходные дома В.Е. Быкова, 1909-1911 гг., 2-я Брестская ул., д. 19/18, стр. 1,4

Общественные здания

Общественные здания в творчестве Л.H. Кекушева
Центральные («Китайские») бани, 1889-1893 гг., Театральный пр., д. 3, стр. 3, 4
Богадельня имени И.Н. Геера, 1894-1899 гг., Верхняя Красносельская ул., д. 15, стр. 1
Восточное крыло и крытый перрон в здании Ярославского вокзала, 1895-1896 гг., Комсомольская пл., д. 5
Станция «Мытищи» Северной железной дороги, 1895-1896 гг., г. Мытищи, Вокзальная ул., д. 1
Начальное училище им. Востряковых во владении Г.И. Хлудова, 1897-1898 гг., Сыромятнический пр., д. 8, стр. 1
Надстройка боковых крыльев здания Императорского Московского Технического училища (Слободской дворец), 1898-1899 гг., 2-я Бауманская ул., д. 5
Гостиница «Метрополь», 1898-1905 гг., Театральный пр., д. 2
Станция «Одинцово» Московско-Брестской железной дороги, 1898-1899 гг., г. Одинцово, Привокзальная пл., д. 1
Общежитие Императорского Московского Технического училища, 1899-1902 гг., 2-я Бауманская ул., д. 14 360 Химическая лаборатория Императорского Московского Технического училища, 1899 г., 2-я Бауманская ул., д. 10
Никольские (Иверские) торговые ряды, 1899-1900 гг., Никольская ул., д. 5, стр. 3
Ресторан «Прага», 1902, 1906 гг., Арбат ул., д. 2/1
Хирургическая лечебница С.М. Руднева, 1902 г., 1910-1911 гг., Серебряный пер., д. 4
Дом 1-го Пятницкого отделения Дамского попечительства о бедных ведомства учреждений императрицы Марии, 1904 г., Малый Козихинский пер., д. 4
Ресторан И.А. Скалкина «Эльдорадо» (проект), 1907 г., 1908-1910 гг., Красноармейская ул., д. 1/7 (Серегина ул., д. 7/1)
Убежище престарелых сестёр милосердия, 1910-1913 гг., г. Сергиев Посад, Митькина ул., д. 37
Часовня-сень Н. Ф. Кёльха на Введенском кладбище, 1911 г., Наличная ул., д. 1
Больница при Преображенской старообрядческой общине, 1912-1914 гг., Преображенский вал ул., д. 19, стр. 1

Приложения

Пресса начала XX века о постройках Льва Кекушева
Глоссарий. Список сокращений и аббревиатур
Список объектов Л.Н. Кекушева, внесённых в Городской реестр недвижимого культурного наследия
Карта г. Москвы с нанесёнными на неё объектами Л.Н. Кекушева (вкладка)

Вклад Л.H. Кекушева в развитие архитектуры Москвы

2012 году исполнилось 150 лет со дня рождения московского архитектора Льва Николаевича Кекушева (1862-1917). За последнюю четверть XX века, ознаменованную широким интересом к архитектуре и искусству Серебряного века, имя этого «архитектора-энциклопедиста», высоко ценимого современниками мастера московского модерна, стало достаточно известным, а его многие незаурядные произведения по праву вошли в число объектов культурного наследия Москвы. Впрочем, даже популярность и внимание со стороны московских историков архитектуры и краеведов долгое время не позволяли выстроить его полную творческую биографию. Только благодаря архивным находкам последних лет, наконец, появилась возможность охватить весь творческий и жизненный путь архитектора и в год юбилея выпустить о нём первые монографические издания.

Книга, представляемая читателю, посвящена московским постройкам зодчего, которые занимают, несомненно, центральное место среди его работ. Льва Кекушева справедливо называют московским архитектором. Это означает не только то, что его творческая жизнь прошла в Москве и здесь сохранилось немало его работ, но и особое, присущее им качество, – своеобразный московский шарм, даром создания которого обладали и обладают далеко не все творцы её архитектуры.

Москва всегда поражала заезжих европейцев пестротой и яркостью своего облика, так разительно не похожего на классические столицы Европы. Столетия главным украшением Первопрестольной, объединяющим её в единое художественное целое, были «сорок сороков» церквей, создававших её неподражаемый, единственный в своём роде силуэт, тонувший в зелени знаменитых московских садов. Однако XIX столетие, начавшееся для города грандиозным пожаром 1812 года, выдвинуло на первый план новую задачу – гармонизацию жилой застройки, превращение московских площадей и улиц в целостные архитектурные ансамбли. Постепенно важнейшей оценочной характеристикой московских новостроек, актуальной по сей день, стало их архитектурное и строительное качество, которым в полной мере наделены лучшие постройки Кекушева в Москве, созданные в 1890-х – 1900-х годах.

В должности московского городского архитектора Кекушев проработал всего несколько лет (с 1893 по 1898 год), успев принять участие в оформлении редкого празднества – коронационных торжеств, оказавшихся в России самыми пышными и... последними. В последующие годы он занимался в основном частной практикой, выстроив в Москве около 60 зданий. Хотя энергичному и удачливому архитектору, строившему для многих богатых московских купцов, полной самореализации судьба, думается, так и не предоставила, это солидное число сооружений свидетельствует не только о его работоспособности, но и об умении вести дела с именитыми заказчиками – Мамонтовым, Хлудовыми, Кузнецовыми, Носовыми, деловые отношения с которыми обычно сохранялись у него надолго.

Творческая жизнь Кекушева почти полностью пришлась на годы господства в России архитектурного многостилья, которое в полной мере не смог поколебать даже новый стиль модерн. Повинуясь велению времени и начав успешно проектировать в формах поздней эклектики, с явным предпочтением неогреческих и ренессансных мотивов, архитектор уже в конце 1890-х годов, ранее многих своих коллег, разработал свой собственный легко узнаваемый стилистический язык модерна, и именно ему принадлежит почётное первенство в развитии московского варианта стиля. Однако оба этих стилистических начала проходят через всё его творчество, они стали импульсом для создания выдающихся сооружений. Практически одновременно неподражаемая Грачёвка с её великолепным двухсветным залом – одним из самых красивых в Москве, отразила эстетику поздней московской эклектики, а собственный особняк зодчего в Глазовском переулке стал первым произведением московского стиля модерн.

Как и многие зодчие конца XIX – начала XX века, Лев Кекушев не был москвичом по рождению, он приехал в Москву уже с дипломом гражданского инженера, но именно в его постройках оказалось на редкость точно и ярко воплощено своеобразие московской архитектуры. Можно сказать, что ему удалось с поразительной чуткостью впитать и отразить в своём творчестве все наиболее характерные художественные вкусы москвичей – неистребимую патриархальность и тягу к острой новизне, любовь к броскому запоминающемуся декору и яркому цвету, приверженность к самым невероятным выдумкам и фантазиям, наконец, желание любыми средствами выделиться, выстроить что-то из ряда вон выходящее, бросающееся в глаза, вызывающее завистливые взоры соседей. Для самого Кекушева на протяжении всего творческого пути неизменными остались такие эстетические предпочтения конца XIX века, как приверженность к скульптурному декору и использованию орнаментов, изобретательное применение ордера, полихромия и многостилье в отделке интерьеров, которые очень точно соответствовали консервативным архитектурным вкусам москвичей и их естественному стремлению к внешней стабильности и традициям.

В архитектуре кекушевских особняков неизменно обращают на себя внимание сложность объёмного построения, значимость силуэта, особые «перспективные» порталы и аппликативные пятна наличников, использование керамики, мозаики, фигурных оконных рам, резных дверных полотнищ и кованых металлических ограждений – всё это обнаруживало глубинную связь его творчества с историческими традициями русского зодчества и подчёркивало преемственность модерна с предшествующим развитием русской архитектуры, которой так недоставало многим его современникам. Яркое художественное дарование позволяло ему всякий раз находить новые оригинальные решения, оставаясь в рамках узнаваемой индивидуальной манеры, многими нитями связанной с предыдущим этапом развития архитектуры. Неудивительно, что эти качества обеспечивали Кекушеву стойкую популярность у самых завидных и именитых московских заказчиков. Увлекать их своими идеями зодчему помогало прекрасное владение пером и кистью, которым он отличался с институтской скамьи - его проектные чертежи могут служить эталонами архитектурной графики своего времени.

Яркую художественную натуру Кекушева отличали остроумие, изобретательность, эффектность - качества, которые как нельзя лучше отвечали эстетике нового стиля и особенно его декору, который отличался от декора предыдущих исторических стилей неканоничностью, легкостью и динамизмом. Любовь мастера к скульптурному декору, отвечавшая московскому пониманию архитектурного богатства, воплощалась в многообразной скульптурной декорации из камня, металла и стукко, выразившей обе ключевые темы декора стиля модерн – растительную орнаментику и многоликие рельефы женских головок, а также в частом использовании круглой монументальной скульптуры (к сожалению, почти везде утраченной!), роднившей кекушевские произведения с европейским зодчеством. Зарождавшиеся в начале XX века пуризм и аскеза в трактовке архитектурной формы, а также неоклассическая аранжировка ампирных мотивов его не вдохновляли, а потому Лев Кекушев оказался одним из самых последовательных приверженцев модерна в Москве 1900-х – начала 1910-х годов.

Как пионер нового стиля зодчий, безусловно, повлиял на становление и развитие стиля модерн в городе. Глубоко индивидуальная манера и общепризнанные «талантливые шаблоны» вызывали у молодых коллег естественное желание подражать мастеру, а его лучшие московские постройки, не раз опубликованные в печати, «эхом» отозвались и в провинции. Обаяние архитектурных образов знаменитых кекушевских особняков было так велико, что в провинциальной архитектуре России можно нередко найти цитаты из них. Надо сказать, что композиционные находки Кекушева вдохновляют и современных зодчих, ценящих их стилистическую цельность и художественные достоинства.

Сегодня нетронутые фрагменты исторической застройки в Москве можно пересчитать по пальцам, и среди них особенно ценны те, которые могут служить своего рода эталонами времени. Именно к таким относится небольшой участок Остоженки, где сохранились четыре стоящие рядом постройки Кекушева, отражающие особую рафинированную архитектурную пластику рубежа веков. «Лицо» московского дома издавна было «говорящим» – оно обозначало статус владельца, его характер, амбиции и понимание красоты, то есть выполняло примерно ту же роль, что и нарядная одежда, отличная от повседневной и надеваемая для выхода в гости. Пользуясь этой метафорой, можно сказать, что «лица» кекушевских построек донесли до нашего времени лучшие черты многоликого образа Москвы Серебряного века.

Знаменитый московский художественный журнал начала XX века «Золотое руно» выразил эстетические потребности своего времени так: «Мы сочувствуем всем, кто работает для обновления жизни, мы не отрицаем ни одной из задач современности, но мы твердо верим, что жить без Красоты нельзя и <...>, надо завоевать для наших потомков свободное, яркое, озаренное солнцем творчество, влекомое неутомимым исканием, и сохранить для них Вечные ценности, выкованные рядами поколений». Служение Красоте и желание сделать современный город комфортнее и гармоничнее – вот что вдохновляло творчество выдающегося московского архитектора Льва Кекушева, пионера московского модерна.

Доктор искусствоведения М.В. Нащокина

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер