Костромская резьба. Донцов Э.К., Караськов Г.И., Щербинин П.П. / Деревянные художества. Гречухин В.А. 1991

Костромская резьба
Донцов Э.К., Караськов Г.И., Щербинин П.П.
Деревянные художества
Гречухин В.А.
Верхне-Волжское книжное издательство. Ярославль. 1991
224 страницы
ISBN 5-7415-0065-Х
Костромская резьба. Донцов Э.К., Караськов Г.И., Щербинин П.П. / Деревянные художества. Гречухин В.А. 1991
Содержание: 

Авторы рассказывают о деревянном зодчестве, традициях его в Костромской и Ярославской областях.

Костромская резьба

Предисловие

I. «Возле леса жить...»
Щедрый сосед
Деревянное зодчество
Стили
Виды резьбы
Мотивы
Церковная резьба
Бытовая резьба
Архитектурная резьба
Промыслы

II. Архитектурные традиции в современном деревянном домостроении
Развитие деревянного домостроения
Традиции
Изготовление декора, материалы и инструменты
Формирование художественного облика деревянной постройки

Литература

Предисловие

Красивое нужно сохранить, взять его как образец, исходить из него, даже если оно «старое».
В.И. Ленин

Среди старинных русских городов не найти двух схожих. У каждого» даже спроектированного на основе регулярного, или как сказали бы сейчас, типового плана, свое неповторимое лицо. Другое дело, насколько цельно это своеобразие, насколько оно неотразимо.

В Кострому не нужно вглядываться долго — здесь своеобразие налицо. Его трудно не заметить, пройти равнодушно мимо одетых в резное кружево домов. Каким же талантом и мастерством необходимо было обладать, чтобы виртуозно резать эти кружева из сосны или ели и так к месту, логично вставлять их в общую структуру дома.

Богат лесами Верхне-Волжский край. Люди здесь с глубокой древности умеют искусно строить из дерева. Все, что окружало человека в быту, в том числе и многочисленные постройки, создавал он для себя сам, сообразуясь с бытовыми запросами, художественными представлениями, на основе собственного миропонимания. И не только строил, но умел найти каждой постройке свое «красное» место.

Особенно ценны дома своим узорчатым декором. По всему видно, костромичи ценили тот мир, который сами создавали, противопоставляя суровой природе удобство и красоту жилища. Поэтому и строили добротно, и не избы — терема, с высокими потолками, обширными сдвоенными или даже строенными окнами, чтобы больше впустить нещедрого северного солнца.

Рубили дома и в «обло», и в «лапу», как было сподручней, принимая за основу исконно русский рубленый дом, но непременно в два этажа, на кирпичном подклете или полуподвале, с высокими, хранящими тепло чердаками. Дома получались стройными, торжественными, нарядными.

Выразительны и разнообразны украшения из дерева — в первую очередь обрамления окон. Различна и техника их исполнения.

И этот причудливый узор выполнен золотыми руками безвестных мастеров с помощью обычного топора и пилы да набора стамесок с долотами.

Казалось бы, сколько ни изощряй фантазию в поисках нового узора, есть же предел выдумке? Ничего подобного. «Солнышко» под козырьком фронтона одного дома не похоже на «солнышко» под самой кровлей соседнего — лучи у него то прямые, то мреющие в зное, то как лепестки василька, или наподобие подсолнуха. А что уж говорить об узорах подзоров, карнизов, фризов — наиболее излюбленного наряда городских домов. Способность импровизировать была самой характерной чертой народных умельцев. Создавая декоративные элементы зданий в едином стиле, они учитывали вкусы и особенности национальной культуры.

В конце XIX — начале XX века ряд ученых: К.Э. Бломквист, H.Н. Соболев, В.М. Василенко, С.К. Жегалова, И.В. Маковецкий — изучая народную резьбу Верхнего Поволжья, сделали много конкретных наблюдений, накопили много сведений о распространении как глухой, так и пропильной резьбы, определили основные черты и характерные особенности этого искусства на целом ряде примеров. Среди них немалая доля принадлежит Костромской области.

Костромская земля не только самобытный культурный центр, сложившийся в период позднего феодализма на самой границе так называемого Русского Севера, но и могучий людской источник ремесленничества, который длительное время питал русские города и столицы.

Костромские мастера-резчики принимали участие в создании интерьеров петербургских, московских дворцовых комплексов, помещичьих усадеб, церквей. В Костромской губернии выделились и укрепились такие центры художественных промыслов, как Чухлома, Галич, Большие Соли, Красное-на-Волге, Мисково, Сусанино, Кавернино и другие. Если Чухлома известна своими плотниками и резчиками по дереву, так же, как и Галич, то посад Большие Соли вошел в историю как центр иконописи и резьбы по дереву.

Давнишний центр деревообработки — Макарьевский уезд. Здесь работали резчики по дереву, ложкорезы, плотники, строители деревянных резных судов, мебельщики. Бригады плотников отправлялись отсюда в «отход» по уездам и губерниям России.

В Костромском уезде был издавна развит промысел плетения из лыка, тальника, корня сосны, бересты, а набоечный промысел, ткачество и льнопрядение образовало специфический промысловый центр в Нерехтском уезде.

Особой известностью в Костромской губернии пользовался промысел в селах Андреевском, Мисково, Жарки по выделыванию березовых ковшей. Большую известность получили и промыслы села Красное-на-Волге, где работали ювелиры и «крашенинники» по льняным тканям.

В 1950 году в Костромской области была организована Костромская специальная научно-реставрационная производственная мастерская. За годы своей работы мастерской проведена большая работа по выявлению памятников истории и культуры, их реставрации и восстановлению. При Костромском областном историко-архитектурном музее-заповеднике создан филиал народной архитектуры и быта области, куда в 1955 году начали привозить деревянные постройки бытового и культового характера. Несмотря на активные публикации предметов из фонда этого музея, было сделано незначительное число теоретических исследований. Среди них работы Кудряшова Е.В., Мазериной A.H., сотрудника музея Ореховой М.М., посвященные, в основном, народной архитектуре.

В 1960 году под музей была отведена территория в районе Трудовой Слободы. Кроме того, памятники деревянного зодчества были вывезены на стрелку, образованную слиянием рек Костромы и Воли. Среди жилых построек — дом Ципелева из деревни Аристиха (Шарьинский район), которому около 200 лет, избы из д. Мухино (Вохомский район), пятистенок из Макарьевского района — дом Ершова, а также дома Нерехтского и Костромского районов. Здесь же служебные строения крестьянского подворья — амбары, овины, несколько мельниц и т. д. Кроме домов и служебных построек на территории музея находятся культовые постройки — церковь Спас-Вежи, церковь Спаса из села Фоминское (Костромской район), срубленная в 1712 году, с резным иконостасом XVIII века, и другие.

Костромские древоделы создали прекрасные образцы декоративно-художественного оформления. И сегодня в старой части города можно видеть деревянные, украшенные резьбой дома-терема, источающие тепло рук, давших им жизнь. Искусство костромских мастеров-резчиков в совокупности с богатейшим наследием других регионов страны заслуживает самого пристального внимания, изучения и использования при разработке художественно-архитектурных решений в декоративном убранстве современных объектов деревянной архитектуры.

В Нечерноземной зоне РСФСР серьезные изменения происходят сегодня в архитектуре села — формируются новые и подвергаются кардинальной реконструкции старые села. Стремление к сохранению сельского уклада, отказ от городских принципов в застройке сел и деревень становятся необходимыми требованиями при их возведении.

Создание условий жизни на селе лучше городских — задача не такая уж утопическая, и ее решение во многом зависит от архитекторов и специалистов в области сельского строительства. Разработка разнообразных типов жилых домов и общественных зданий, умелое использование при планировании поселков местных условий дает возможность придать каждому населенному пункту свой индивидуальный облик. В связи с этим особое значение приобретают проблемы рационального решения планировочной структуры сел, художественно-эстетической выразительности, гармонического сочетания новой застройки с природным окружением и т. д.

Чрезвычайно актуальными становятся вопросы благоустройства, привлекательности, красоты. Архитектура села, выразительность разве не является притягательной силой, воспитывающей любовь к своей деревне и чувство гордости за нее?! От нас зависит, чтобы человек останавливался и с восхищением смотрел на остановку автобуса, въездной знак, ажурный колодец и т. д.

Чем дальше в прошлое уходит архитектура старой русской деревни, тем труднее представить, какой она была раньше. Время берет свое, и на смену изжившим себя архаичным крестьянским постройкам, порожденным феодальной и капиталистической деревней, пришли совершенно новые типы зданий и сооружений, соответствующие социалистическому укладу сельского хозяйства и новому образу жизни села. В соответствии с современными потребностями стал коренным образом модернизироваться и весь строительный фонд, доставшийся в наследство от патриархальной деревни.

Архитектура старой костромской деревни по существу уже ушла в прошлое, и для того, чтобы ее показать в более или менее целостном виде, приходится прибегать к реконструкции ее подлинных форм.

Изучение деревянной архитектуры в прошлом и настоящем, рассмотрение приемов формообразования в современном деревянном строительстве дает возможность утверждать, что деревянное строительство будет интенсивно развиваться.

В целях дальнейшего повышения качества деревянных домов, особенно заводского изготовления, должны быть обязательно предусмотрены художественная выразительность и разнообразие архитектурных решений в типовых проектах.

Проблема традиций сельского деревянного зодчества весьма сложна, хотя в специальной литературе высказано достаточно призывов к их необходимости. Нами сделана попытка показать, как решается она в селах и деревнях Костромской области в зависимости от изменения социально-бытовых требований, жизненных условий, совершенствования технологических процессов и строительного производства. 

Деревянные художества

От автора
Наличники «старого завета»
Новое? Старое? Вечное?
Загадочные сицкари
Деревенские цветы
Смирновский почерк
Заволжские гордецы
Юхоцкий узор
Делает ли весну одна ласточка
В огне не горит
«То, чему надобно быть»
Артисты ищут сцену
Разнотравье
А каким городу быть?
Литература

От автора

...Бывает так, что чья-то верная и прекрасно высказанная мысль еще в детстве поразит воображение и своей простотой и искренностью потом не раз взволнует и во взрослой жизни. Так поразили когда-то меня и до сих пор способны волновать слова: «Все ищем красивую, древнюю Русь...»

Живую! Не железки из курганов, а сокровенно уцелевшую. Для немалой части моей жизни эти слова оказались бы точным эпиграфом. Если в детстве и юности, предаваясь чтению исторических книг, я был совершенно счастлив, видя древнюю Русь в дали описываемых событий, то, повзрослев, служа в армии, я вдруг испытал потребность увидать воочию проявления старинного народного начала, древность, дошедшую до нас, живую, а не книжную.

Почему это большое желание испытал я в армейские годы? Может быть, потому, что разуму и чувствам пора было сделать шаг от книжного к живому. А может, и потому, что в армии я служил на Севере, где в речи жителей сохранилось много старинных слое, а в обиходе нередки старинные вещи. И многие селения были еще таковы, что их облик живо напоминал мне иллюстрации к старым изданиям русских сказок. В домах, на улицах вполне можно бы снимать кино на темы русского средневековья. И я испытал сильное влечение к поиску какой-то струи древней народной жизни, которая, по моему мнению, могла уцелеть незамутненной временем и должна была проявлять себя делами.

В чем я надеялся ее видеть? Сперва — в старинных ярославских промыслах, потом — в речи моих земляков-ярославцев. И друг понял: если где ее н искать, то лишь в домовой резьбе, а особенно в наличниках.
Почему? Потому, что домовая резьба — это самое массовое, самое искреннее к открытое людям народное творчество. Что всего более выносилось напоказ, на поглядение людям? Только домовая резьба, в частности, наличники. Найдите-ка в деревне старый дом без резьбы! Нелегко это сделать. Найдите-ка хоть д а дома, резьбой повторяющие друг друга. Не знаю таких.

Поищите-ка дома, где резьба была бы выполнена без желания, так сказать, формально. Нелегок будет этот поиск. Знаю примеры неудач мастера или мастеров, но примеры работы формальной — редкость. Мир народной домовой резьбы богат, разнообразен и искренен.

И я поверил, что русское народное понимание прекрасного, идущее исстари, всего верней найду именно тут. А в молодости от мысли до попытки действовать — только шаг.

Сперва один, а лотом с ребятами, активом созданного нами в Мышкине народного музея, совершили десятки походов. И каждый из них приводил к встречам, находкам, рождал вопросы, которые требовали продолжения поиска. О некоторых из них я хочу рассказать всем, кому интересна тема изучения родного народного искусства.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер