История искусства народов СССР. Том 3(9). Искусство XIV-XVII веков. 1974

История искусства народов СССР. Том 3(9). Искусство XIV-XVII веков
Редакторы: Езерская Н.А., Сопоцинский О.И.
Авторский коллектив: Адомонис Т.П., Банковский Н.Н., Барнавели С.В., Бем Р.К., Беридзе В.В., Бретаницкий Л.С., Валеева Д.К., Веймарн Б.В., Вирсаладзе Т.Б., Генс Л.Ю., Давтян С.С., Долинская В.Г., Дрампян Р.Г., Казиев А.Ю., Кацер М.С., Кениа Р.И., Керимов К.Д., Лансцманис И.Н., Логвин Г.Н., Лумисте М.А., Майсурадзе З.П., Маньковская Л.Ю., Миляева Л.С., Наджафова Н.Н., Пугаченкова Г.А., Пуят Я.А., Роднин К.Д., Скулме Ю.У., Сопоцинский О.И., Федоров-Давыдов Г.А., Халпахчьян О.X., Хускивадзе Ю.Д., Шмерлинг Р.О.
Изобразительное искусство. Москва. 1974
440 страниц
История искусства народов СССР. Том 3(9). Искусство XIV-XVII веков. 1974
Содержание: 

В истории искусства народов, населяющих территорию нашей страны, XIV—XVII века являются периодом зрелого и позднего средневековья, когда в недрах этого искусства постепенно накапливаются черты, предвосхищающие культуру нового времени, и одновременно выявляются национальные особенности. В это время на Руси и Украине, в Молдавии, Белоруссии, Эстонии, Латвии, Литве, Закавказье, Средней Азии и Казахстане создаются выдающиеся произведения искусства. Многие из них, выразившие гуманистические идеалы эпохи и отмеченные художественным совершенством — творения Андрея Рублева, Феофана Грека, Султан Мухаммеда и других замечательных художников, зодчих, мастеров прикладного искусства,— вошли в сокровищницу мировой культуры.

Введение [О.И. Сопоцинский]

Искусство Древней Руси
О.И. Сопоцинский (искусство XIV—XVI вв.)
Н.Н. Банковский (искусство XVII в.)

Искусство Украины
Г.Н. Логвин (искусство XIII—XV вв., архитектура XVI—XVII вв.), Л.С. Миляева (живопись, скульптура, графика XVI—XVII вв.)

Искусство Молдавии
К.Д. Роднин

Искусство Белоруссии
М.С. Кацер

Искусство Литвы
Т.П. Адомонис

Искусство Латвии
Я.А. Пуят (искусство XIII—XVI вв.), Р.К. Бем и Ю.У. Скулме (искусство конца XVI—XVII вв.), И.Н. Лансцманис (прикладное искусство XIII— XVII вв.)

Искусство Эстонии
Л.Ю. Генс (архитектура), М.А. Лумисте (живопись, скульптура, графика, прикладное искусство)

Искусство Армении
О.X. Халпахчьян (архитектура), Р.Г. Дрампян (живопись, скульптура), С.С. Давтян (прикладное искусство)

Искусство Грузии
В.В. Беридзе (архитектура), Т.Б. Вирсаладзе (монументальная живопись), Р.О. Шмерлинг и Ю.Д. Хускивадзе (миниатюра), С.В. Барнавели, З.П. Майсурадзе и В.В. Беридзе (прикладное искусство), Р.И. Кениа (чеканка)

Искусство Азербайджана
Л.С. Бретаницкий (архитектура), К.Д. Керимов (миниатюра), А.Ю. Казиев (каллиграфия и оформление рукописей), Н.Н. Наджафова (прикладное искусство)

Искусство Средней Азии и Казахстана
Г.А. Пугаченкова (искусство XIV—XV вв.), Л.Ю. Маньковская (архитектура XVI—XVII вв.), В.Г. Долинская (миниатюра и прикладное искусство XVI—XVII вв.)

Искусство Волжской Болгарии
Д.К. Валеева

Искусство кочевников и Золотой орды
Г.А. Федоров-Давыдов

Искусство Крыма
Б.В. Веймарн

Примечания
Библиография
Список иллюстраций

Введение

В первой половине XIII века почти вся Азия и ряд стран Европы подверглись разрушительным завоеваниям войск Чингисхана и его сыновей. Под властью татаро-монголов оказались многие народы, населявшие территорию нашей Родины. Отдельные феодальные государства были сметены нашествием кочевников, на их месте возникли другие государственные объединения, подчиненные монгольским ханам. Многие земли были опустошены, цветущие города подверглись разрушению, множество памятников искусства погибло. Господство кочевников тяжелым бременем легло на плечи народов, затормозило их экономическое и культурное развитие.

В середине XIII века империя Чингисхана распалась на отдельные улусы. Золотая Орда с центром на Нижней Волге распространяла свою власть от Иртыша до Дуная. Ее данником стала Древняя Русь, Средняя Азия вошла в Чагатайский улус, Закавказье подчинилось Хулагуидам.

Однако государства монголов, как и держава Тимура, возникшая в 70-х годах XIV века, были непрочными политическими объединениями. Их распад и возникновение сравнительно мелких государств в Средней Азии и Закавказье, в Поволжье и Крыму были связаны с освободительной борьбой народов, которая явилась вместе с тем важным стимулом сохранения и развития культурно-художественных традиций.

Завоеватели с течением времени были вынуждены или ассимилироваться с коренным населением, подчинившись более высокой местной культуре (как это произошло в Средней Азии), или уступить захваченные территории государствам, окрепшим в освободительной борьбе.

Еще в XIII веке образовалось Великое княжество Литовское, захватившее часть земель Древней Руси, ослабленной татарским игом. Русь была вынуждена также обороняться от шведов и немцев, которым она нанесла сокрушительный удар в Невской битве (1240) и на льду Чудского озера (1242). Тяжелая участь постигла народы Закавказья. Армения перестала существовать как самостоятельное государство, в Грузии возникли мелкие феодальные княжества. Украинская и белорусская народности и их культура формировались в рамках Великого княжества Литовского, а позднее, со второй половины XVI века,— под гнетом Речи Посполитой.

В XIV веке и особенно последующих столетиях происходит укрепление феодальных отношений, вступающих постепенно в новую, более высокую фазу своего развития. В целом эта фаза характеризуется ростом феодальной экономики, развитием ремесел и торговли. Значительно большую роль начинают играть города, что находит отражение в характере культуры, в идейных движениях эпохи, в искусстве. С другой стороны, с развитием феодального строя и возникновением централизованных государств усиливается эксплуатация, принимающая во многих случаях особенно жестокую форму крепостничества. Классовый антагонизм в отдельных случаях усугубляется национальным гнетом, как то было, например, на Украине, в Белоруссии, Латвии, Эстонии, Армении. Результатом этого явилось обострение классовой борьбы, которая часто переплеталась с национально-освободительной и выливалась в мощные восстания крестьян и городской бедноты. Таковы восстания армянских крестьян в 1250 году, самаркандских сербедаров — крестьян и ремесленников в 1365—1366 годах, украинских и молдавских крестьян в 1490 году, литовских в 1544—1545 годах, крестьянско-казацкие восстания на Украине в конце XVI и в 20-х—30-х годах XVII века, наконец, крестьянские войны в России в начале XVII века и под предводительством Степана Разина в 1670—1671 годах.

Хотя эти события не получили непосредственного отражения в искусстве, несомненна их роль в усилении народного начала в средневековой художественной культуре, в ее демократизации. Художественные вкусы крестьян, ремесленников, городского населения в целом дают о себе знать в официальном искусстве феодального общества и в формах сооружений, и в интерпретации религиозных сюжетов, и в декоративной щедрости произведений живописи и прикладного искусства.

Для Руси эпохи XIV—XVII веков характерен процесс преодоления феодальной раздробленности, что уже в XV—XVI столетиях привело к созданию централизованного государства, не только окончательно сбросившего татарское иго, но и победившего возникшее на месте Золотой Орды Казанское и Астраханское ханства, а затем постепенно присоединившего к себе огромные пространства Сибири.

В XVII веке Россия стала крупнейшим в тогдашнем мире многонациональным государством. Правда, в отличие от некоторых западноевропейских государств феодально-крепостническая Россия еще не стала на путь капитализма, но рост торгового капитала, товарно-денежных отношений и зарождение всероссийского рынка стали важнейшими предпосылками для ее дальнейшего развития.

Немалую роль в эту эпоху сыграли и другие феодальные государства, образовавшиеся в Средней Азии и Азербайджане.

Примечательно, что и в тяжелейшие времена иноземного гнета народы, населявшие территорию нашей страны, сумели не только сохранить свою самобытную культуру, но и в ряде случаев создать художественные ценности, имеющие общемировое значение. При этом развитие художественных культур проходило не только в очень сложных, но и в неодинаковых условиях. Если Русь, освободившись от татарского ига, становится мощным государством, что благоприятно сказывается на развитии культуры русского народа, то Грузия, Армения, Молдавия по существу утрачивают свою самостоятельность, а белорусы и украинцы отстаивают свою культурную самобытность в борьбе с литовскими и польскими феодалами. В условиях иноземного господства приходится формировать свое искусство эстонскому и латвийскому народам, которые еще в XIII столетии попадают под власть немецких феодалов.

Искусство народов СССР XIV—XVII веков — явление многогранное, сложное и во многом противоречивое. В начале этого периода в художественной культуре господствуют принципы средневекового искусства, что определяется религиозной идеологией и отсутствием общественно-политических условий для развития гуманистических идей, распространившихся в Западной Европе в эпоху Ренессанса. Художники строго следуют определенным канонам. У народов, исповедовавших христианство, религиозные догмы регламентируют язык, насыщают религиозной символикой все искусство. Как и в предшествующий период, цель искусства состоит в выражении «божественного» идеала, лишь «тенью» которого является реальная жизнь. По тому же пути развивается и искусство народов, исповедующих ислам. Требования мусульманской религии неукоснительно соблюдаются мастерами Средней Азии и Азербайджана. В архитектурном декоре они избегают изображения живых существ, устремляя все свои усилия на разработку орнамента, который становится удивительно богатым, сложным и вместе с тем художественно завершенным.

Сказанное отнюдь не означает, что средневековая культура народов, населявших территорию нашей страны, была вовсе лишена гуманистических идеалов. В отдельные периоды они глубоко пронизывают искусство. Пример тому — творчество Алишера Навои и Джами в Средней Азии или необычный взлет искусства в Москве конца XIV — первой четверти XV века, когда в произведениях Андрея Рублева гуманизм средневековой культуры проявил себя с необыкновенной силой.

В период XIV—XVII веков происходит определенная эволюция средневекового искусства. В художественной культуре накапливаются качества, которые подготавливают переход к искусству нового времени. Уже в XVI и тем более в XVII веках можно наблюдать постепенный отход от принципов средневековой художественной системы. Пронизанная религиозной символикой художественная культура постепенно уступает место культуре, содержанием которой является реальная жизнь, реальный человек. Раньше всего это происходит в искусстве народов, имеющих непосредственные контакты с художественной культурой Западной Европы, то есть в искусстве Эстонии, Латвии, Литвы, Белоруссии, Западной Украины. Наряду с ярким проявлением местных особенностей здесь можно наблюдать органичное претворение форм и художественных идей, идущих с Запада. Именно на территорию Великого княжества Литовского, затем Речи Посполитой, а также на территорию Ливонии проникают ренессансные и барочные тенденции, и это является серьезным фактором для развития искусства нового времени.

Важнейшее место в художественной культуре XIV— XVII веков принадлежит русскому искусству. Во второй половине XIV—XV столетиях оно обретает свои классические формы. После крушения Византийской империи Русь становится центром православия, тем «третьим Римом», к которому обращены взоры всех приверженцев восточнохристианской церкви. Не только Украина, Белоруссия и Молдавия, но и Грузия и Армения видят в ней силу, способную дать отпор поработителям. Естественно, что и художественная культура Руси является для них в известной мере образцом.

В самом русском искусстве XVI—XVII веков идет постепенный отход от принципов, которые господствовали в XIV—XV столетиях. Реальная жизнь, проблемы современности находят в нем все большее отражение. В искусстве XVII века ярко проявляется стихия декоративности и развернутой повествовательности, в которой место собственно религиозных идеалов уже довольно ограничено.

Если в русском искусстве, искусстве Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии, отчасти Молдавии, Грузии, Армении ясно ощущается эволюция, которая приводит в конце концов к разложению средневековой художественной системы, то процесс развития искусства народов, исповедовавших ислам, происходит иначе. В отдельные периоды оно переживает, как мы уже говорили, высокий подъем. Так, можно говорить о подлинном расцвете архитектуры и декоративного искусства в Средней Азии в XV и XVI веках или о непревзойденном мастерстве азербайджанских миниатюристов XVI столетия, вершиной которого является творчество Султана Мухаммеда. Можно выделить отдельные факты высоких художественных достижений в Средней Азии и Азербайджане и в более позднее время. Однако в целом в этот период искусство здесь не пришло к тем результатам, к той смене художественных принципов, которая в XVII—XVIII веках произошла в искусстве многих народов, населявших европейскую часть территории нашей страны.

Говоря о культуре этой эпохи в целом, надо иметь в виду все возрастающее значение художественных идеалов широких народных масс. Не случайно именно в это время получает большое распространение устное народное творчество. Народное изобразительное искусство (крестьянское и городских ремесленных кругов) в гораздо большей степени, чем прежде, оплодотворяет искусство профессиональное. Благодаря этому последнее получает очень яркий отпечаток народных вкусов.

Искусство XIV—XVII веков утверждает стремления народа в борьбе за государственную самостоятельность, выражает протест против поработителей, будь то польские паны на Украине или турецкие феодалы в Молдавии. В связи с этим особенное значение приобретают давние художественные традиции народа, традиции, которые, естественно, претерпевают существенные изменения с течением времени и в результате дают новое художественное качество. Так, например, возникает удивительно своеобразное украинское зодчество XVI—XVII веков, решительно отличающееся от русской архитектуры, хотя первоисточник один и тот же — древнерусские храмы домонгольского периода.

Параллельно формированию отдельных народностей и росту самосознания широких народных масс складываются национальные художественные традиции. Различия в искусстве разных народов становятся все более четкими; они закономерны в той же мере, в какой, например, искусство готики имеет свои весьма резкие отличия в Германии и Франции, Англии и Испании. Вместе с тем возрастает значение художественных связей и взаимодействий. В ряде случаев можно говорить о взаимопроникновении художественных культур народов нашей страны. Так, Русь XVI—XVII веков не только хорошо осведомлена об искусстве Средней Азии, Грузии, Армении, Азербайджана. Она успешно ассимилирует некоторые формы и мотивы искусства Украины, Молдавии, Белоруссии, Литвы, которые, в свою очередь, многое заимствуют из художественной культуры Руси. Грузинские миниатюристы прекрасно знают восточную миниатюру. Армянские зодчие работают в Крыму и во Львове.

Картина культурно-художественных связей в эпоху XIV—XVII веков была бы неполной, если не учитывать тот факт, что они осуществлялись тогда не только между народами, населявшими территорию нашей страны. Так, Литва, Эстония, Латвия, Белоруссия, Западная Украина, Молдавия черпали из сокровищницы западноевропейского искусства. Уже в конце XV века на Руси работают итальянские зодчие. В том же столетии в зодчество Новгорода проникают отдельные формы готической архитектуры. Латвия устанавливает прямые художественные связи с Западной Германией, Нидерландами, Данией, Швецией, Финляндией. Возникновение печатной книги делает эти связи более глубокими и гибкими. Иллюстрации к библии, изданной в Голландии, являются источником для русских и украинских художников XVII века, получая в их искусстве своеобразную интерпретацию. С другой стороны, русские, украинские, белорусские, литовские фрескисты трудятся над украшением польских храмов.

Не менее существенны культурно-художественные связи Средней Азии и Закавказья и соседних народов. Очень ярко проявилось выдающееся значение архитектуры и искусства Средней Азии, особенно Самарканда, в конце XIV—XV веках и их тесная связь с художественной культурой Герата, Мешхеда и других крупнейших культурно-художественных центров мусульманского Востока. Тебризская школа азербайджанской миниатюры явилась одним из важнейших звеньев в развитии миниатюры Ближнего и Среднего Востока, особенно в первой половине XVI века. Многие среднеазиатские, азербайджанские, армянские, грузинские мастера внесли свой вклад в искусство Ирана, Турции, Индии.

Интенсивные художественные связи в эпоху XIV— XVII веков нашли отражение в материалах данного тома, в котором упоминаются и анализируются некоторые памятники искусства, находящиеся на территории других стран (Польши, Румынии, Турции, Ирана): в силу исторических обстоятельств эти памятники являются неотъемлемой частью культурного наследия и нашего и соседних народов.

Разумеется, факт все более интенсивных художественных связей в эпоху XIV—XVII веков не следует рассматривать лишь в его самостоятельном значении. Формы и художественные идеи, воспринятые из искусства других стран, получают каждый раз свое обоснование, вливаясь в общий поток развивающегося искусства данного народа. Так, формы итальянской ренессансной архитектуры подчиняются русской архитектурной традиции в храмах Московского Кремля, а эти же или близкие им ренессансные формы в церковном и гражданском зодчестве Львова имеют уже совсем иное звучание, более тесно связанное с художественными представлениями украинского народа и социально-историческими особенностями этого торгового и культурного центра, имевшего живые и обширные связи с западным миром.

Существенные изменения в характере искусства XIV—XVII веков по сравнению с предшествующими периодами, все возрастающий интерес к человеческой личности затрагивают и отношение к творцу прекрасного — скульптору, живописцу, зодчему, заставляют по-иному взглянуть на создателей прославленных произведений. Если в предшествующие столетия лишь в редких случаях упоминался строитель или художник, то теперь его авторство становится твердой гарантией художественного качества сооружения, росписи, миниатюры. Современники подчеркивают принадлежность того или иного произведения Рублеву, Дионисию, Султану Мухаммеду, Скорине и многим другим почитаемым мастерам. В глазах современников и потомков они выступают в качестве одареннейших людей, силой своего таланта вызвавших к жизни произведения огромной эстетической ценности. Такое отношение к художнику предвосхищает новое время.

Искусство народов, населявших территорию нашей страны в XIV—XVII веках, чрезвычайно многообразно и богато по формам, художественным идеям и устремлениям. Трудно переоценить его значение в истории мирового средневекового искусства. И прежде всего следует отбросить как антиисторическое утверждение об отсталости этого искусства — утверждение, основанное лишь на том, что в искусстве Европы в эти столетия возобладали идеи Ренессанса, идеи искусства, решительно порвавшие с нормами и канонами средневековой художественной культуры. По причинам, о которых мы говорили выше, в искусстве России, Украины, Белоруссии, Закавказья и Средней Азии XIV—XVII столетий не произошло изменений, подобных тем, которые имели место в Западной Европе. Однако и в это бесспорное положение следует, очевидно, ввести известные коррективы. Есть веские основания считать, например, что глубоко гуманистические тенденции имели место в искусстве и литературе Руси XIV — начала XV столетия в рамках развивающейся культуры средневековья. Художники и писатели этой эпохи проявляют все больший интерес к внутреннему миру человека, к его душевным переживаниям, благодаря чему образы, ими созданные, отличаются неизмеримо более глубоким, чем прежде, психологизмом. Искусство становится эмоциональным, выражая стремление к нравственному совершенству отдельной личности. В своих поисках в этом направлении творчество русских художников вливается в широкий поток реформационных и гуманистических движений, охвативших в XIV веке Византию и южнославянские страны, уже не говоря о странах Западной Европы. Все это позволяет говорить о времени XIV — начала XV века на Руси, как об эпохе Предвозрождения, в том его значении, которое раскрывается в работах Д.С. Лихачева [Д.С. Лихачев. Развитие русской литературы X — XVII веков. Л., 1973, стр. 75—126.], убедительно показавшего, почему эти предвозрожденческие тенденции не привели на почве Руси к Ренессансу и, напротив, стали в XVI столетии элементами «пышного официального стиля», утратившего высокое гуманистическое содержание. Другой пример — художественная культура Средней Азии конца XIV — начала XV века — эпоха универсализма Джами и Алишера Навои, поэмы которого, по словам Н.И. Конрада, «во всяком случае одной своей стороной, принадлежат романтической стихии Ренессанса» [Н.И. Конрад. Запад и Восток. Статьи. М., 1972, стр. 279.]. Расцвет архитектуры и декоративного творчества Самарканда этого времени свидетельствует, как и художественная жизнь Руси XIV — начала XV столетия, о серьезных сдвигах в эстетических и мировоззренческих идеалах эпохи средневековья, хотя отнюдь не разрушают его систему, его основные положения и установки.

Таким образом, нет никаких оснований говорить о застылости искусства народов СССР в период с XIV по XVII век. Будучи крайне сложным и многообразным, оно жило полной и интенсивной жизнью. В нем получили свое выражение идейные движения эпохи. И именно поэтому оно создало художественные ценности, исполненные свежести и молодых сил.

Чрезвычайно важно отметить, что как раз в эту эпоху получают жизнь ростки национальных художественных культур. С полным правом мы можем говорить уже об искусстве русском, украинском, белорусском, армянском или литовском. Эти национальные черты придают искусству каждого народа удивительную оригинальность и самобытность. В то же время они, эти национальные черты, обретая постепенно все более отчетливую форму, становятся впоследствии важной составной частью искусства нового времени. Таким образом, изучение искусства, представленного в настоящем томе, дает возможность оценить значение вклада народов СССР в мировое искусство эпохи XIV—XVII веков, а также понять, как подготавливались те качественные изменения, которые наступят в искусстве многих народов нашей страны во второй половине XVII и в XVIII столетиях.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер