Человеческий фактор. Том 1. Эргономика - комплексная научно-техническая дисциплина. Салвенди Г. (ред.). 1991

Человеческий фактор. Том 1. Эргономика - комплексная научно-техническая дисциплина
Редактор: Г. Салвенди
Авторы: Ж. Кристенсен, Д. Мейстер, П. Фоули, Н. Моури, К. Уикенс, К. Хойос, П. Килонен, Э. Аллуизи, Д. Миллер, А. Суэйн, Дж. Найт, мл., Т. Смит, К. Смит, Р. Соркин, Б. Кантович.
Переводчики: канд. хим. наук И.Г. Городецкий, канд. биол. наук О.В. Левашов, И.А. Мещерякова, канд. психол. наук А.И. Назаров, В.Б. Сироткина
Мир. Москва. 1991
Handbook of Human Factors
Edited by Gavriel Salvendy, Purdue University
A Wiley-Interscience Publication. John Wiley & Sons. New York / Chichester / Brisbane / Toronto / Singapore. 1987
599 страниц
ISBN 5-03-001710-0
Человеческий фактор. Том 1. Эргономика - комплексная научно-техническая дисциплина. Салвенди Г. (ред.). 1991
Содержание: 

Фундаментальное руководство по проблемам человеческого фактора. В настоящем томе, написанном авторами из США, Канады и ФРГ, рассмотрены краткая история и современное состояние ряда важнейших направлений зарубежной эргономики и инженерной психологии: общая характеристика профессии инженера по человеческим факторам, основные этапы проектирования и разработки автоматизированных систем, методы оценки их надежности и эффективности. Отдельная глава посвящена сводке фундаментальных и прикладных данных о процессах переработки информации человеком-оператором в различных видах деятельности. Для специалистов по эргономике, психологии, научной организации и охране труда, инженеров-конструкторов автоматизированных систем, дизайнеров, архитекторов, преподавателей и студентов соответствующих специальностей.

Консультативный совет
Авторы
Предисловие редакторов перевода
Литература
Предисловие
Предисловие редактора
Эргономика — научная и проектировочная дисциплина

Глава 1. Профессия инженера по человеческим факторам. Ж. Кристенсен
1.1. Происхождение и развитие
1.2. Приобретение и сохранение компетентности в области человеческих факторов
1.3. Системные модели ценное и необходимое обобщение
Литература

Глава 2. Проектирование, разработка и испытание систем. Д. Мейстер
2.1. Введение и обзор
2.2. Общая характеристика системного проектирования
2.3. Требования к операторской деятельности
2.4. Действия правительственной администрации
2.5. Разработка проблем человеческих факторов
2.6. Содержание деятельности ИЧФ во время разработки системы
2.7. ИЧФ и проектировщик
2.8. Данные в пользу человеческих факторов
2.9. Есть ли смысл в человеческих факторах?
Литература

Глава 3. Оценка эффективности систем. Д. Мейстер
3.1. Введение и обзор
3.2. Четыре условия испытаний
3.3. План испытаний при измерении деятельности
3.4. Методы оценки деятельности
3.5. Насколько действенно тестирование эффективности?
3.6. Дополнительная литература
Литература
Основы эргономики

Глава 4. Ощущение, восприятие и проектирование систем. П. Фоули, Н. Моури
4.1. Введение
4.2. Ограниченность справочных данных
4.3. Психофизические законы
4.4. Приложение психофизики: пример спецификации цветов
4.5. Механизмы восприятия
4.6. Выводы
Литература

Глава 5. Переработка информации, принятие решения и познавательные процессы. К. Уикенс
5.1. Восприятие и память
5.2. Ограничения оперативной памяти
5.3. Принятие решений и диагностика
5.4. Процессы реагирования
5.5. Внимание
5.6. Заключение
Литература

Глава 6. Мотивация. К. Хойос
6.1. Что такое мотивация?
6.2. Процессуальные теории мотивации
6.3. Содержательные теории мотивации
6.4. Заключение
Литература

Глава 7. Научение и завывание. П. Килонен, Э. Аллуизи
7.1. Общий взгляд на проблему
7.2. Система переработки информации человеком
7.3. Разновидности научения
7.4. Некогнитивные переменные обучения
7.5. 43 практических применения принципов научения
Литература

Глава 8. Ошибки человека и его надёжность. Д. Миллер, А. Суэйн
8.1. Введение
8.2. Что такое ошибка человека?
8.3. Почему человек совершает ошибки?
8.4. Анализ надежности человека
8.5. Методики анализа надёжности человека-оператора
8.6. Проблема данных
8.7. Стратегии работы с ошибками человека
Литература

Глава 9. Ручное управление и слежение. Дж. Найт. мл.
9.1. Введение
9.2. Информационная модель человека-оператора
9.3. Измерение деятельности слежения и управления
9.4. Влияние поведения системы на деятельность оператора
9.5. Отображение информации о поведении системы и его влияние на деятельность оператора
9.6. Реактивность органа управления и её влияние на деятельность оператора
9.7. Выводы
Литература

Глава 10. Механизмы обратной связи в управлении поведением человека. Т. Смит, К. Смит
10.1. Происхождение понятия «обратная связь»
10.2. Поведенческая кибернетика и проектирование машин
10.3. Задержка сенсорной обратной связи
10.4. Нейрогеометрическая организация поведения
10.5. Интеграции поведенческих и физиологических процессов
10.6. Обратная связь и регуляция социального поведения
Литература

Глава 11. Речевое общение. Р. Соркин, Б. Кантович
11.1. Введение
11.2. Генерация речи и её восприятие
11.3. Разборчивость в канале связи и качество
11.4. Техника передачи речи
11.5. Заключение
Литература
Предметно-именной указатель

Предисловие редакторов перевода

Перед вами первый том русского перевода фундаментального руководства по прикладной эргономике, подготовленного представительным международным авторским коллективом. Человеческие факторы в технике (прикладная эргономика), как их понимают в США и как они представлены в руководстве, — это приложение в соответствии с определенными принципами данных о поведении человека к проектированию, разработке и оценке оборудования, подсистем и систем. По мнению Мейстера [1], «наука о человеческих факторах — это единственная наука о поведении человека, ориентированная в области техники». Тот же автор считает, что «в своей практической функции цель науки о человеческих факторах — оптимизировать систему, в которую включен человек; учет человеческих факторов призван повысить эффективность как человека, так и системы путем видоизменения взаимодействия между человеком и оборудованием» [1].

В предлагаемом советским читателям руководстве объединен богатейший опыт издания справочников, пособий и руководств по эргономике в странах Запада и прежде всего в США. Есть руководства и справочники как общего характера [2], так и по отдельным направлениям эргономики [3], они предназначены как для широкого круга читателей [4J, так и для определенных категорий специалистов [5], изданы для служебного использования как в национальном масштабе [6], так и на отдельных фирмах и в ведомствах [7, 8].

Хорошо зарекомендовавшие себя руководства и справочники постоянно переиздаются, что позволяет обновлять и уточнять приводимые в них эргономические данные и положения [9]. Деятельность по подготовке такой литературы смыкается с широко проводимой стандартизацией в области эргономики [10]. Эти два направления работ создают определенную базу для создания банков эргономических данных и экспертных систем в эргономике, которые в настоящее время успешно функционируют в США, Великобритании, Франции, ФРГ и других странах. Завершаются работы по созданию первой очереди межотраслевого банка эргономических данных и автоматизированных рабочих мест в эргономике в СССР. Однако их разработка связана с большими трудностями, многие из которых обусловлены прежде всего крайне слабым развитием в стране работ по сбору и обработке эргономических данных и последующему их внедрению в практику проектирования. Можно сказать даже резче: у эргономистов и специалистов смежных дисциплин в нашей стране отсутствует профессиональный вкус к такой деятельности.

Еще не увидев свет, руководство поражало воображение его создателей и тех, кто о нем слышал. Беседуя с редактором и составителем руководства известным американским эргономистом Г. Салвенди, когда еще только готовилось к выпуску в свет оригинальное издание, один из авторов настоящего предисловия предложил ему обсудить вопрос о возможном переводе руководства на русский язык. На что американский ученый воскликнул: «А Вы представляете себе его объем?» И после многозначительной паузы произнес: «В руководстве будет 66 глав, и в издательство сданы 5403 машинописные страницы, 316 таблиц и 569 рисунков». Впечатляет и тот факт, что при написании руководства авторы использовали 3850 источников информации.

Руководство с самого начала задумывалось как международное, с участием ученых и специалистов тех стран, где эргономика или отдельные ее направления достигли достаточно высокого уровня развития. В нем обобщен богатейший опыт эргономического моделирования и экспериментальных исследований в США и других странах Запада. В русском переводе руководства несколько изменена его структура: оно разбито на отдельные тома в связи с тем, что редакторы считают целесообразным придать каждому тому в определенной мере самостоятельное значение. При этом принималось во внимание, что отдельные тома могут заинтересовать ученых узких специальностей в научных дисциплинах, смежных с эргономикой, а также определенные категории инженерно-технических работников.

При всей новизне руководства его структура во многом традиционна, что позволяет адекватно и полно представить эргономику как научную и проектировочную дисциплину. В самых общих чертах структура руководства выглядит следующим образом: 1) природа эргономики и основные принципы ее применения; 2) общая характеристика тех научных дисциплин, на стыке которых возникла эргономика; 3) эргономический анализ и проектирование деятельности и систем; 4) проектирование средств отображения информации, органов управления и рабочих мест; 5) проектирование производственной среды; 6) проектирование, ориентированное на сохранение здоровья и обеспечение безопасности; 7) проектирование профессионального отбора и обучения; 8) моделирование деятельности; 9) системная оценка; 10) человеческие факторы в проектировании и использовании компьютерных систем; 11) примеры приложения человеческих факторов к разработке и эксплуатации компьютерных систем.

Отличительная особенность руководства, которая явно просматривается уже в указанной структуре, — его сфокусированность на всестороннем рассмотрении основной проблемы; человек (группа людей) в сложных системах. В свое время такая направленность исследований и разработок «человеческих факторов в технике» в США существенно отличала их от понимания эргономики в европейских странах как преимущественного изучения видов профессиональной деятельности с преобладанием ручного труда. Как следствие, различие эргономики и человеческих факторов в технике проявлялось еще и в том, что для первой была характерна физиологическая и медицинская ориентация, а для вторых — психологическая. Отсюда становится понятным утверждение редактора руководства о том, что оно представит несомненный интерес для специалистов в области экспериментальной и прикладной психологии, а также информатики. Сегодня указанные различия все больше нивелируются, однако не за счет исключения возможности использования сильных сторон человеческих факторов в технике и эргономике. В связи с этим примечательно, что в последнее время в США все чаще раздаются призывы заменить термин «человеческие факторы в технике» на «эргономику» для того, чтобы иметь единое название этой сферы научной и практической деятельности во всем мире. Повышенный интерес в США к проблеме «человек (группа людей) в сложных системах» обусловлен высоким уровнем развития техники и технологии в этой стране. В связи с повсеместной распространенностью систем человек—машина и их значительным влиянием на результаты человеческой деятельности исследование их характеристик с целью выяснения механизма такого влияния имеет важное значение. И дело не только в поисках более эффективных путей решения прикладных проблем эргономики. Мейстер [11] подчеркивает: «В результате недостаточного изучения реальных систем существует серьезный пробел в знаниях о поведении. Так, например, если говорить о наиболее фундаментальном уровне наших знаний, то мы не имеем системной таксономии, которая позволила бы классифицировать различного рода поведенческие проявления и характеристики деятельности (в том числе и профессиональной) в связи с типами систем, в которых они возникают».

Наиболее существенная предпосылка, лежащая в основе финансирования правительством США эргономических исследований и разработок, отмечает Мейстер, предельно проста и заключается в том, что люди влияют на эффективность всего, чем занимаются и с чем взаимодействуют. Системы, обслуживаемые людьми, должны проектироваться так, продолжает Мейстер, чтобы персонал управлял ими эффективно, безопасно и без чрезмерного напряжения, т. е. должны создаваться системы, с которыми люди охотно бы работали. Это главная и очевидная цель использования эргономических исследований в разработке систем.

Ещё одна отличительная черта руководства, которая также является проявлением характерной особенности эргономики в США — это его практическая направленность. Главное назначение руководства состоит в оказании практической помощи в проектировании и разработке систем. Среди эргономистов США распространено убеждение, что если исследование человеческих факторов не содержит данных, представляющих интерес для проектирования, его ценность невелика или (более категорично) равна нулю. Содержание руководства имеет непосредственное отношение к отдельным стадиям создания систем: анализу, Проектированию, разработке, испытаниям, оценке, функционированию оборудования. В связи с такой направленностью для руководства характерна установка на высокий уровень интегрирования человеческого и технического аспектов в эргономике. Другими словами, руководство призвано стать одним из средств подведения реальной базы под определение промышленной инженерии, которое в 1961 было принято Американским институтом Промышленных инженеров и в котором выдвинут тезис о том, что промышленная инженерия призвана обеспечить интегрирование в системе людей, материалов, оборудования и энергии. В этом определении обнаруживается обостренная потребность рассматривать социальные науки наряду с техническими при разработке систем.

Однако после опубликования такой декларации о назначении инженерии, как отмечается в руководстве, не произошло немедленного признания эргономики как профессии и её значительного вклада в разработку систем. Более того, первых эргономистов, решивших принять участие в разработке систем, встречали с изрядной долей смущения, недоверия, скептицизма й даже с усмешками. Кредит доверия эргономисты получили от руководителей Министерства обороны США, которое активно поддержало эргономику. Даже сегодня во многих отраслях промышленности нет того позитивного отношения к эргономике, какое в свое время было проявлено Министерством обороны. Для разработки военных систем, заказчиком которых является правительство США, обязателен учет эргономических требований и проведение соответствующего анализа и оценки. Этого требуют и военные стандарты. В США ни один вид вооружения не создается без обращения к эргономике.

Американские специалисты указывают на несколько причин, в силу которых Министерство обороны проявляет большую заинтересованность в эргономических исследованиях и разработках. Первая причина связана с тем, что резко возросла техническая сложность военного оборудования. Однако армия не имеет возможности отбирать только самый способный персонал для выполнения значительно усложнившихся задач. Поэтому необходимо либо снизить уровень технической сложности оборудования (что крайне трудно сделать), либо повысить возможности персонала путем эргономического проектирования оборудования, улучшения отбора и обучения. Вторая причина — нехватка пригодного персонала (т. е. здорового, достаточно развитого умственно) для удовлетворения заданных требований к комплектованию служб. Нехватка персонала приводит к необходимости проектирования систем, которые было бы легче эксплуатировать и обслуживать, Следовательно, для таких систем требуется меньше персонала и сокращается время на его обучение. Это одна из главных забот военных организаций США. Третья причина — расходы на содержание персонала, которые составляют 60% ведомственных расходов. В этой связи ведутся поиски способов снижения числа и (или) уровня подготовки персонала посредством внесения изменений в круг его обязанностей, в подготовку и т. п.

Руководство — один из примеров конверсии, в процессе которой богатый опыт эргономических исследований, технология эргономического проектирования в военной промышленности США переносится в гражданский сектор экономики. При этом военный контекст в книге почти не ощущается (за исключением отдельных случаев прямого упоминания). Все это составляет еще одну отличительную черту руководства. Еще совсем недавно в США трудно было подготовить серьезную книгу по эргономике, которая имела бы такой отличительный признак. Как отмечал Мейстер в 1976, «иногда книги, посвященные изучению человеческих факторов, подвергаются критике за излишнее внимание к военной тематике» [12].

Общая направленность руководства и его целостность во многом определяются, как нам представляется, концепцией качества жизни и производной от нее концепции качества трудовой жизни. Основным критерием в последнем случае является удовлетворенность работой, которая определяется содержанием трудовой деятельности и ее организацией. Контрольный лист критериев качества трудовой жизни представлен в руководстве, и критерии эти находят прямое или косвенное приложение во многих главах руководства.

Концепция качества трудовой жизни стимулирует развитие нового направления исследований и разработок — макроэргономики, возникновение которой связано с тем, что внедрение новой технологии в управление сопряжено с такими изменениями в организациях, которые выходят за рамки индивидуальных задач работников и отдельных рабочих мест. Поэтому эргономисты, как отмечается в руководстве, включаются в проектирование социотехнических систем с целью оптимизации взаимодействия трех их составляющих: 1) подсистемы технологии, 2) подсистемы персонала (профессиональных ролей и их взаимоотношений, 3) характеристик внешней среды организации.

Организационное проектирование — это проектирование структуры организации с цепью обеспечения достижения целей организации. Каждая организация, предусматривает связи, посредством которых люди систематически взаимодействуют друг с другом и со своей работой. Поэтому организационное проектирование дополняется проектированием работы, в ходе которого решаются следующие вопросы: 1) какие задачи будут выполняться работниками; 2) какие нз этих задач будут группироваться совместно и какие предназначаются отдельным лицам; 3) каково должно быть взаимодействие работников друг с другом, чтобы их работа была скоординирована; 4) как отдельные работники будут вознаграждаться за свою деятельность как членов организации. При решении перечисленных вопросов надо принимать во внимание потребности организации как производственной системы и объединения отдельных индивидов. Наконец, следует упомянуть и о таком методе эргономики, как анализ задач. Задача является, как отмечает Мейстер, критическим фактором для оператора и системы, потому что она активизирует, организует и направляет их операции. Разработка системы связана с решением совокупности задач. Для выполнения задачи оператор должен инициировать некоторые психофизиологические процессы (функции), обусловленные задачей и недоступные для наблюдения. Функции служат в качестве промежуточных переменных, которые преобразуют требования задачи в работу. В нашей стране организационное проектирование, проектирование работы и метод анализа задач далеко еще не изучены с точки зрения эргономики и потому не получили должного распространения в практике создания сложных систем.

В гл. 1 руководства отмечается тот факт, что когда эргономисты впервые решили принять участие в разработке систем, начиная с ее самых ранних этапов, они обнаружили, что их методы и данные не адекватны задачам, которые они были призваны решать. Памятуя об этом, редактор и авторы руководства предлагают богатую палитру методов и солидный массив данных, необходимых для эргономического проектирования сложных систем человек — машина. Приводятся не только данные, характеризующие возможности и особенности человека в период максимума работоспособности, но их изменения у лиц пожилого возраста, которых с каждым годом становится все больше в США и других странах. При этом не только излагаются методы и представляются данные, но и показывается, как они «работают» при решении прикладных задач эргономики. Так, например, рассматривается эволюция на протяжении 30 лет содержания и методических средств задачи распределения функций между человеком и машиной и дается наглядный пример распределения функций между человеком и компьютером в гибкой производственной системе.

Следует отметить обстоятельность рассмотрения в руководстве факторов физической среды. Едва ли не впервые в руководство по эргономике включена глава «Показатель здоровья», написанная известным японским эргономистом Ошимой и лишний раз характеризующая гуманистические установки редактора и авторов книги. В главе рассматриваются многочисленные методы контроля здоровья человека. Предпринята попытка соотнести уровни активности человека с его здоровьем, что представляется крайне перспективным для эргономики.

Отдельная глава посвящена разработке эргономических программ в архитектуре и проектировании интерьеров, что пока также редко можно встретить в руководствах подобного типа. Большое место в руководстве отведено эргономическим аспектам охраны труда, а также профессиональному отбору и обучению. Особо хотелось бы выделить раздел о разработке и использовании моделирующих устройств для профессионального обучения. Содержание этого раздела позволяет ощутить реальность прогноза американского ученого Фолли, согласно которому суперкомпьютеры следующего поколения будут способны детально имитировать «искусственные реальности», которые облегчают взаимодействие человека с машиной. Уже сегодня в имитаторе полета компьютеры имитируют звуки, силы и движение, ощущаемые летчиком, а специализированные суперкомпьютеры создают правдоподобную визуальную обстановку. Конечная цель исследований в области «искусственных реальностей» — создать модельную среду, которая будет казаться столь же «реальной», как и изображаемая ею действительность.

Наиболее сильной стороной руководства является то, что в основе решения большинства вопросов лежит метод моделирования и имеются разделы, целиком посвященные этому методу исследования и разработок в эргономике. В контексте моделирования деятельности рассматриваются проблемы надежности, принятия решения, искусственного интеллекта, создания экспертных систем и другие. Авторами этих разделов являются американские специалисты.

Широкий размах моделирования в эргономике США связан с тем, что исследования и разработки в ней, как правило, включены в системное проектирование, одной из отличительных особенностей которого является то, что из-за отсутствия прототипов требования к характеристикам будущего объекта, а также критерии для их оценивания не могут быть заранее сформулированы сколько-нибудь точно, а определяются уже в процессе проектирования совместными усилиями заказчика и разработчика. Многие ученые подчеркивают, что будущее эргономики заключается в развитии математических моделей, решаемых на ЭВМ и отображающих эргономические процессы и закономерности. Основное преимущество таких моделей состоит в том, что они позволяют рассматривать эргономические проблемы уже с момента зачинания программ разработки оборудования или систем, а не на последнем этапе, только для того, чтобы как-то включить человека в систему. Включаясь в работу на этапах анализа и оценки, эргономист может давать существенный вклад в разработку системы на основе синтеза поведенческих и технических факторов, что позволит усовершенствовать характеристики оборудования, рабочих мест и технологических процессов. Разработка моделей в эргономике, как правило, сочетается с использованием других методов. Редактор и авторы руководства, как можно предположить, всецело разделяют распространенное мнение, что хорошая модель стоит тысячи фактов.

В последних главах руководства рассматриваются эргономические проблемы информатики. Новизна проблем, поиски методов их решения, сфера нетрадиционных объектив эргономического проектирования — все это могло бы послужить основанием для выделения указанных глав в самостоятельное руководство. Эргономика с трудом, но все же поспевает за стремительным прогрессом вычислительной техники, масштабы проникновения которой во все сферы умственной и физической деятельности человека не имеют аналогов. Впервые эргономика и техника в своем развитии все чаще устремляются навстречу друг другу, и в точке встречи открывается захватывающий мир находок и открытий, ориентированных на человека Наряду ç этим методы эргономики — эффективное средство преодоления определенных негативных воздействий информационной технологии на человека. В начавшемся десятилетии, отмечает американский ученый Пилод [13], благодаря достижениям в области аппаратного и программного обеспечения, в которых найдут отражение, добавим мы от себя на основе анализа материалов руководства, результаты эргономических исследований и разработок, компьютеры станут мощнее, «умнее» и универсальнее на порядок. В то же время они получают повсеместное распространение и образуют интеллектуальную службу в конечном счете столь же доступную, как телефон. Пользование средствами вычислительной техники будет обеспечено наличием широкой номенклатуры интерфейсов, созданных с участием эргономистов и обеспечивающих визуальный и другие способы связи человека с машиной, а гибкие сети с большой пропускной способностью смогут связать любую группу людей, нуждающихся в автоматизированной обработке информации. Эргономистам нашей страны необходимо активно включаться в решение указанных задач, и в этом отношении им может помочь руководство. Важно, не теряя времени, создать организационные и экономические предпосылки для широкого развития эргономических исследований и разработок в информатике. Перспективность этого направления научных поисков связана с тем, что в будущем, как отмечает Пилод [13], персональные компьютеры обещают коренные изменения в природе автоматизированной обработки информации, сделав ее универсальным средством расширения интеллектуальных возможностей человека. Включаясь в решение этой задачи, эргономика, как нам представляется, раскрывает свой подлинный потенциал как сферы научной и практической деятельности, что обнаруживается в разделах руководства, посвященных эргономическому обеспечению автоматизация проектирования и эксплуатации компьютеризованных и роботизированных производств, систем управления воздушным движением и атомными станциями и других систем. Эргономические исследования и разработки этого плана, вероятно, имел в виду Мейстер, когда писал, что в конечном счете главная задача специалиста в области человеческих факторов заключается в том, чтобы, помогая разработке систем, участвовать в развитии человеческого общества в целом.

Здесь мы вплотную подходим к вопросу, который наверняка интересует читателей: «Каковы побудительные мотивы и механизмы масштабного развития эргономических исследований и разработок в США и других странах Запада, о котором красноречиво свидетельствует и следствием которого является руководство?!». Раньше ответ был предельно четок и однозначен: ускоренное развитие эргономики в США — следствие усиливающейся милитаризации экономики. Действительно, значительное развитие эргономических исследований в США явилось частью общего расширения масштабов научно-исследовательских и опытно конструкторских работ военного назначения. И сегодня этот источник финансирования правительством США эргономических исследований остается главным. Однако ограничиться только таким объяснением — значит не до конца разобраться в ситуации в тех изменениях, которое происходят в социально- экономическом развитии стран Запада. Все в большей степени ускоренное развитие эргономики определяется в странах Запада социальным заказом на эргономическую деятельность в промышленности и индустрии услуг. Такой социальный заказ воспроизводится ежедневно под воздействием рынка и конкурентной борьбы, требований профсоюзов и органов здравоохранения, забастовок трудящихся и требований общественности. Более того, такой социальный заказ порождается закономерностями развития экономики стран Запада в современных условиях. В этой связи заслуживает внимания «сквозное» исследование состояния промышленности США, проведенное в 19В6 комиссией высококвалифицированных экспертов [14].

Комиссия пришла к выводу, что предпринимаемые в масштабах всего государства меры должны осуществляться с учетом следующих пяти взаимосвязанных императивов. Во-первых, США должны вкладывать больше денег в разработки, ориентированные на будущее. Под этим имеются в виду не только вложения в основные производственные фонды, но и в научные исследования и прежде всего в людские ресурсы. Наиболее важная область долгосрочных капиталовложений — национальная система среднего образования. Без существенного повышения качества преподавания в начальной и средней школах, подчеркивается в заключении комиссии, никакие меры регулирования на макроэкономическом уровне или технологические новшества не смогут обеспечить повышения уровня жизни населения. Во- вторых, необходимо создавать климат нового «экономического гражданства» на рабочем месте. Компании уже не могут относиться к своим рабочим, указывается в заключении комиссии, как к «винтикам» в сложной обезличенной машине. Если от людей требуется, чтобы они проявляли максимум усилий в условиях неопределенности и быстроменяющейся обстановки, они должны ощущать себя полноправными партнерами в общем деле, а не просто рабочей силой, используемой в процессе производства. В этой комбинации технологических и организационных изменений члены комиссии усматривают беспрецедентную возможность для компаний повысить степень удовлетворенности каждого работника своим трудом и увеличить размер выплачиваемого вознаграждения. В-третьих, США должны внести серьезные коррективы в фундаментальны принципы организации производственного процесса, который включает в себя разработку и конструирование изделия, планирование его выпуска, рекламу и сбыт, а также обслуживание потребителей. В-четвертых, американцы должны стремиться к тому, чтобы принципы кооперации и сотрудничества хорошо сочетались с принципами индивидуальной деятельности. (В национальной культуре американцев традиционно превалировал индивидуализм, часто в ущерб сотрудничеству.) В-пятых, чтобы преуспеть на мировом рынке в условиях постоянного роста интернационализации экономики и ужесточения конкуренции, американцы должны обратить свой взор за пределы национальных границ. Им следует заняться изучением иностранных языков, познакомиться с культурой других стран, понять особенности их поведения на рынке, узнать их вкусы, нравы и традиции, изучить действующие у них законы; им нужно повернуться лицом к мировому сообществу.

Если теперь вновь обратиться к руководству, то нетрудно заметить, что его содержание прямо или косвенно ориентировано на усиление тех тенденций развития промышленности США, которые нашли отражение в рассмотренных пяти взаимосвязанных императивах. В свою очередь, выявленные тенденции в промышленности США стимулируют ускоренное развитие эргономики в этой стране. И, наконец, последний момент, во имя которого прежде всего и излагаются выводы комиссии. Общечеловеческие ценности и задачи усиления социальной ориентации технико-технологического преобразования производства, провозглашенные перестройкой, имеют много общего с рассмотренными пятью императивами. Поэтому сегодня необходимо тщательно и глубоко изучать все позитивное, что имеется за рубежом в сфере гуманизации производства, и повышать на этой основе его эффективность. До перестройки мы, к сожалению, были слепы и глухи к этим аспектам развития производства на Западе. Если и изучали, то предельно настороженно и под определенным углом зрения, как это имело место, например, с национальной программой «Научные исследования в области гуманизации трудовой деятельности», которая осуществлялась начиная с 1974 по инициативе правительства ФРГ. В новой программе «Труд и техника», разработанной в 1989, развиваются важнейшие аспекты предыдущей программы. К числу основных пунктов программы относится разработка мер по охране здоровья, предусматривающих возможность полного отказа от опасных для здоровья нагрузок или их предотвращения, формирование новых форм труда и создание новой техники на гуманной основе [15]. Продиктовано это не только настойчивыми требованиями трудящихся, но и объективными закономерностями научно-технического прогресса и развития производства. В условиях беспрецедентной информатизации общества отмечается усиление социальной ориентации научно-технического прогресса.

При имевшем место априорно нигилистическом отношении к западной научной мысли в сфере гуманизации производства крайне недостаточно изучался зарубежный опыт развития теории и практики эргономики, что сдерживало ее развитие в стране. В отношении к зарубежному опыту развития эргономики недопустимо как его игнорирование, так и переоценка. Сегодня чаще встречается первое, что не позволяет полноценно решать задачи разработки и широкого освоения новейших технологий и новых видов техники, не уступающих высшим мировым образцам. При этом речь идет не о механическом переносе эргономических решений, что с методологической точки зрения принципиально неверный путь освоения исследовательского и проектного опыта стран Запада, а об анализе теории и практики зарубежной эргономики, ориентированном на исторические традиции и развитие культуры в нашей стране. Такой анализ — необходимое условие ускорения развития этой сферы научной и Практической деятельности, которая должна содействовать наиболее эффективному использованию достижений научно-технической революции в интересах человека и общества.

В мире, который призван стать «общим домом», где приоритет отдается общечеловеческим ценностям, асе большее значение приобретают взаимная передача технологий и обмен культурными ценностями. К их числу относятся и достижения эргономики в странах Запада и особенно в США. Огромные, средства, расходуемые на развитие эргономики в США, как отмечает Мейстер [11], придают такой размах ее исследованиям, который не имеет аналогов в других промышленно развитых странах.

В этой связи по достоинству следует оценить выпуск шеститомного фундаментального руководства по эргономике, знакомство с которым принесет научную и практическую пользу разработчикам сложных систем, специалистам в области эргономики и смежных научных дисциплин, а также всем тем, кто по роду своей деятельности сталкивается с проблемой человеческого фактора при проектировании и эксплуатации различного промышленного и бытового оборудования.

Сейчас становится все более очевидно, что разработка и использование современной техники требуют высокой гуманитарной культуры, которой часто недостает специалистам, создающим новые средства деятельности. Повышение такой культуры имеет и болёе глубокие основания. Проникновению точных методов в гуманитарные дисциплины всегда препятствовало противоречие между повторяемостью и единственностью (уникальностью). Сейчас это противоречие все более и более ощущается и представителями наук о природе, которые осознают необходимость обращения к уникальным, неповторимым событиям и явлениям. И если гуманитарии черпают опыт выявления повторяемости у естествоиспытателей, то последние все чаще и чаще обращаются к опыту гуманитариев в изучении уникальных событий и явлений. Поэтому Пригожий и Стенгерс [16] не случайно пишут о том, что сейчас всякая наука должна быть гуманитарной. В этой связи примечателен тот факт, что возрос интерес ученых США, Франции, и других стран к развитию эргономики и психологии в СССР, к освоению творческого наследия известных советских ученых — психолога Выготского и психофизиолога Бернштейна, к изучению работ тех ученых, которые развивают их идеи в современной эргономике и психологии.

Намеренно воздерживаемся от критических замечаний по руководству, так как в свое время все мы перевыполнили «план» по этому виду духовной продукции применительно к зарубежным трудам и изданиям. Если же говорить серьезно, то хотелось бы сместить акценты с априорно критического разбора отдельных положений руководства на глубокое осмысление практического опыта эргономического обеспечения создания и эксплуатации техники в его определенной целостности, как он представлен в книге. Последнее является принципиальным, так как едва ли не впервые советскому читателю представляется указанный опыт не фрагментарно, а в его целостности. Осваивая структурированное целое, можно обнаружить не только много ценного, но и в новом свете увидеть некоторые аспекты собственной эргономической деятельности. Все это создает предпосылки для корректного сопоставления концептуальных подходов и методов прикладной эргономики у нас в стране и за рубежом. Именно в таком ключе мы надеемся продолжить замечания о руководстве в послесловии к русскому переводу.

В. Зинченко, В. Мунипов

Литература

1. Meister D. (1989) Conceptual Aspects of Human Factors. Baltimore and London, The J. Hopkins University Press, p. 8.
2. Woodson W. E., Conover D. W. (1970) Human engineering guide for equipment designers, 2nd ed. Berkeley, CA: University of California Press.
3. Fraser T. S. (1980) Ergonomics’ principles in design of hand tools. International Labor Office, Geneva: Occupational Safety and Health Service, No. 43: 99.
4. Shackel B. (ed.) (1980) Applied ergonomics' handbook. London, JPS Science and Technology Press Ltd.
5. United States Air Force (1977) Human factors engineering, 3rd ed. (Design Handbook 1-3). Wright-Patterson Air Force Base, Ohio.
6. Van Gott H. P., Kinkade R. G. (eds) (1972) Human engineering guide to equipment design. Washington. D. C.: U. S, Government Printing Office.
7. U. S. Postal Service (1971) Human factors checklist for mail processing equipment and operation. U. S. Postal Service Kockvilie, Maryland, USA, General Research Report. No. 71-2 (March): 36.
8. Human engineering design data digest. Human engineering laboratory detachment. U. S. Army Missiie command redstone arsenal. Alabama, 1984.
9. McCormick E. S., Sanders M. S. (1982) Human factors in engineering and design, 5th ed. New York: McGrow-Hill.
10. Human engineering guidelines for management information systems. Military Handbook. Department of Defense, Washington, DC 20301, 1985
11. Meister D. (1981) Behavioral research and government policy. Civilian and Military RH, New York: Pergamon Press, p. 26-f,
12. Мейстер Д. Эргономические основы разработки сложных систем. Пер. с англ. — М.: Мир, 1979, с. 9.
13. Пилод Э. Следующая компьютерная революция,— «В мире науки», 1987, № 12, с. 7—15.
14. Бергер С., Дертоузос М., Лестнер Р., Солоу Р., Тёроу Л. К новой индустриальной Америке. — «В мире науки», 1989, № 8, с. 6-17.
15. Forschungs- und Entwicklungsprogramm. «Arbeit und Technik». Bundesministerium fur Forschung und Technologie, Bundesministerium für Sozialordnung, Bundesministerium für Bildung und Wissenschaft. Bonn, 1989.
16. Пригожин И., Стенгерс И. Возвращенное очарование мира. — «Природа», 1986, № 2.

Предисловие

«Руководство по человеческим факторам» публикуется в период, когда все отрасли экономики США подвергаются крупным технологическим изменениям. Все отрасли экономики — производство товаров, индустрия обслуживания, сельское хозяйство, образование, транспорт, средства связи и т. д.— встречаются сегодня с самой жестокой конкуренцией в нашей истории. Эта конкуренция не только внутренняя, она имеет мировые масштабы. Преимущество в технологии, которое США по сравнению с другими странами приобрели в большинстве отраслей экономики в 1950-е и 1960-е годы, резко уменьшилось в 1970-е и начале 1980-х годов.

В настоящее время мы так же, как и наши конкуренты на мировой арене, ведем борьбу за первенство в технологическом прорыве, происходящем сейчас главным образом в компьютерной науке и средствах связи. Изменения особенно сильны в промышленности, сфере обслуживания и системах связи; они требуют больших преобразований роли, которую играют в этих областях люди.

Начавшаяся революция увеличила необходимость в более тесных взаимосвязях между всеми работниками: от управленческих верхов до операторов производства, сервиса и торговли. Хотя всегда успех или неудача в любом деле определялся участвующими в нем людьми, сегодня человеческий фактор играет еще более важную роль.

Поэтому публикация «Руководства по человеческим факторам» особенно своевременна. Независимо от того, с какой экономической сферой связана деятельность человека, это руководство будет для него очень полезным инструментом. Все области человеческих факторов — от условий окружающей среды и мотивации до применения новых систем связи, роботехники и управленческих систем — широко представлены в данном руководстве экспертами по каждой области.

Э. Эстес, бывший президент корпорации «Дженерал моторс»

Предисловие редактора

В этом руководстве рассматриваются роль человека в сложных системах, проблемы проектирования оборудования и орудий труда, используемых человеком, вопросы создания производственной среды, удовлетворяющей требованиям удобства и безопасности. Таким образом, руководство дает жизненно важную информацию об эффективном проектировании и использовании систем, требующих взаимодействия человека, машины (компьютера) и окружающей среды.

В буквальном смысле проблема человеческих факторов так же стара, как машины и окружающая среда, ибо машины проектировались для нужд человека. Однако только после второй мировой войны человеческие факторы выделились в отдельную научную дисциплину.

Хотя я называю эту дисциплину человеческими факторами, следует отметить, что у нас и за рубежом имеется широкий круг практиков и исследователей, которые называют ее «эргономикой», Например, национальная организация США, к которой принадлежат специалисты по этой дисциплине, называется «Общество человеческих факторов» а международное сообщество, к которому оно принадлежит, — «Международная эргономическая ассоциация».

Сфера человеческих факторов значительно расширилась со времени своего формального возникновения более 40 лет назад и породила массу знаний в следующих широких областях специализации: 1) функции специалистов по человеческим факторам, 2) теоретические основы человеческих факторов, 3) функциональный анализ, 4) трудовая деятельность и ее проектирование, 5) окружающее оборудование и проектирование рабочего места, 6) проектирование окружающей рабочей среды, 7) планирование здоровья и безопасности, 8) проектирование систем для отбора и тренировки операторов, 9) моделирование деятельности, 10) человеческие факторы при проектировании и использовании компьютерных систем, 11) применения человеческих факторов в компьютерных системах.

Приведенный перечень демонстрирует, какой обширной стала эта область. Он также показывает, что в сферу науки о человеческих факторах вошло множество очень важных управленческих аспектов, таких, как проектирование и использование искусственного интеллекта и экспертных систем, оптимальнее использование человеческих ресурсов. Руководство по указанные предметам представляет интерес для всех, кто имеет дело с человеческими факторами: инженеров, специалистов по прикладной и экспериментальной психологии, научных работников в области компьютерной техники.

Широта предмета исследования создает серьезную трудность для успешного изложения всей области человеческих факторов в рамках одного руководства. Когда в 1983 началась работа над книгой, я не думал, что кто-либо сможет должным образом отобрать темы из своей области знания для включения в руководство, не исказив эту область и не уходя от нее в сторону. Был образован консультативный совет экспертов по наиболее важным областям человеческих факторов, который помогал редактору планировать содержание руководства. Перечень экспертов представлен на с. 5—6. Я искрение благодарен им за консультации и советы, данные мне во время подготовки руководства. Я полностью беру на себя ответственность за любой возможный недостаток в представлении материала.

66 глав (5403 с. в рукописи), составляющие книгу, были написаны 103 авторами. Авторы собрали информацию из 3850 источников и представили 316 таблиц и 569 рисунков, чтобы снабдить как практиков, так и исследователей, теоретически обоснованным и практически направленным материалом.

Как можно видеть из заголовков глав, мы привлекли авторов из различных сфер промышленности и образования в США и других странах мира. Каждому автору, работавшему над составлением руководства, были даны следующие методические указания:

1. Руководство предназначено для следующих специалистов;
а) инженеров-практиков по человеческим факторам;
б) инженеров, не имеющих дела с человеческими факторами.
2. Руководство предназначено для использования в организациях следующих типов:
а) мелких, средних и крупных;
б) обрабатывающих промышленных предприятиях с непрерывными или дискретными технологическими процессами;
в) предприятиях и организациях сферы обслуживания, включая больницы, банки, конторы по страхованию, почтовые отделения, гостиницы, мотели, рестораны, армейские службы, местную администрацию, правительства штатов, федеральное правительство, университеты, службы распределения и торговли, юридические конторы и службы по улаживанию взаимоотношений между рабочими и предпринимателями.
3. Изложение каждой темы должно включать следующие шесть аспектов:
а) технические приемы и методы, которые служат специалисту по человеческим факторам при проектировании и организации рабочего места оператора и требуют все возрастающего взаимодействия между людьми и «умными» машинами;
б) «бережное использование человеческих ресурсов» может приводить к большей производительности труда и фактически сопоставимо с мотивом получения прибыли;
в) вторая половина столетия показала эффективность применения методик, в которых улучшение выполнения операций достигалось за счет расчленения их на составляющие процессы; в следующее десятилетие произойдет резкое смешение акцента на исследования «систем в целом» для того, чтобы оптимизировать операции путем интеграции подсистем или параллельных систем; в руководстве описано это расширение аналитической способности; нужно указать на необходимость сохранения обоих подходов, потому что это дополняющие, а не взаимоисключающие концепции;
г) поскольку цель руководства — применение знаний для решения проблем реального мира, в нем должны быть представлены все таблицы, графики, диаграммы, монографии и формулы, относящиеся к применению и использованию методов человеческих факторов; необходимо дать обзор области и границ применения каждого метода и показать шаг за шагом, как следует им пользоваться;
д) использование различных методой должно быть продемонстрировано на примерах; на этих примерах читатель должен научиться применять представленный метод к конкретным рабочим ситуациям;
е) поскольку наука о человеческих факторах и ее методы применяются как в промышленности, так и в сфере обслуживания, настоятельно необходимо иметь в виду обе чти области.

Большинство авторов руководства великолепно справилось с поставленными задачами. Я им искренне признателен за согласие создать вместе со мной это руководство.

Каждая представленная глава подверглась скрупулезному рецензированию. Следующие специалисты любезно приняли участие в нем: Дж. Буз, Д. Бродбент, Н. Корлетт, К. Драри, X. Дансмор, С, Эберте, Р. Эберте, Кинг-Сан Фу, Ш. Ноф, X. Селф, Д. Шорт, М. Смит, Р. Соркин, Р. Уиллиджес, Н. Циммерман, М. Грувер, П. Хэнкок, Л. Хэйнс, М. Хеландер, X. Хендрик, Р. Хирш, К. Хойос, С. Конц, К. Крумер, К. Лафери, ст., Р. Лафери, мл., Э. Маккормик, Д. Мейстер, Н. Моури, Р. Марри, Б. Нибель.

Предметный указатель руководства подготовила С. Эбертс из Западного Лафейета (шт. Индиана) совместно с авторами всех глав.

Я с большим удовольствием работал с редакторами нашего издательства — вначале с Т. Постоном, потом с Дж. Смитом — которые в значительной степени облегчили мою редакторскую работу. В процессе подготовки этой книги мои секретари Л. Боумен и Д. Хуффер были активными помощниками при выполнении разнообразной административной и секретарской работы.

Наконец, мне было исключительно приятно работать по отдельным аспектам руководства с моей дочерью Лаурой. Моя жена Катерина, мои родители Пауль и Катарина, мои дети Лаура и Кевин сделали выпуск этой книги возможным. Им — моя любовь и искренние благодарности.

Г. Салвенди. Западный Лафейет, Индиана, Август 1986

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер