Народная архитектура южного Дагестана. Табасаранская архитектура. Любимова Г.Н., Хан-Магомедов С.О. 1956

Народная архитектура южного Дагестана. Табасаранская архитектура
Любимова Г.Н., Хан-Магомедов С.О.
Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре. Москва. 1956
103 страницы
Народная архитектура южного Дагестана. Табасаранская архитектура. Любимова Г.Н., Хан-Магомедов С.О. 1956
Содержание: 

Народная архитектура Дагестана до последнего времени мало изучалась, и печатных работ на эту тему почти нет. В настоящей работе, основанной на материале, собранном авторами во время двух экспедиций в Дагестан, в 1949 и в 1950 гг., основное внимание уделено архитектуре табасаранского народного жилища, но представлены и другие типы построек: сараи для сена, источники, мечети, минареты, мавзолеи, надгробные памятники и т. д. Книга рассчитана на архитекторов, искусствоведов, историков, этнографов, студентов и на широкий круг работников культуры и науки.

Введение

Глава I. Жилые дома середины XIX века
Глава II. Искусство жудожественной обработки дерева и камня
Глава III. Жилые дома конца XIX и начала XX века
Глава IV. Современные жилые дома
Глава V. Хозяйственные постройки
1. Сараи для сена
2. Источники воды
3. Водяные мельницы
Глава VI. Культовые и мемориальные сооружения
1. Мечети
2. Мавзолеи и надгробия

Заключение
Перечень Иллюстраций
Список литературы

Введение

Народы Дагестана создали в прошлом богатую и самобытную культуру. Ныне, опираясь на лучшие достижения и традиции народного творчества, мастера культуры Советского Дагестана стремятся создавать произведения, национальные по форме и социалистические по содержанию.

Далеко за пределами республики получили признание дагестанская народная поэзия, музыка, танцы, изделия дагестанских ковровщиц и металлистов селения Кубачи.

Большое строительство, развернувшееся за годы советской власти я городах и аулах Дагестана, открыло архитекторам широкие возможности для их творческой деятельности. Воздвигаются жилые и общественные здания в столице республики Махачкале, в Дербенте и Буйнакске. Выросли и продолжают быстро застраиваться новые города — Каспийск и Избербаш. В районных центрах и аулах сооружаются дома культуры, клубы, административные здания, магазины, школы, больницы, жилые дома, хозяйственные постройки колхозов.

Все это создает реальные возможности для успешного развития советской архитектуры Дагестана. Однако до последнего времени эти возможности используются недостаточно. Архитектура большинства зданий, возводимых в городах республики, не отражает традиций дагестанского национального зодчества. Так же обстоит дело со строительством сельских общественных зданий, сооружаемых большей частью без учета своеобразия местной народной архитектуры.

В чем же причина такого положения в советской архитектуре Дагестана? Может быть Дагестан не имеет архитектурных традиций прошлого и архитекторам не на что опереться в своих поисках по созданию национальной советской архитектуры? Не этим ли объясняются попытки некоторых архитекторов создавать проекты в некоем «восточном» стиле, что можно видеть на примере ряда построек в Махачкале?

Народы Дагестана имеют богатые архитектурные традиции, и для того, чтобы успешно развивать в республике советскую архитектуру, необходимо изучить и творчески осмыслить то, что было создано в этой области народами Дагестана на протяжении их многовековой истории.

Вопрос о самобытной национальной форме в дагестанской архитектуре до сих пор не выяснен.

Причина такого положения заключается в малой изученности народной архитектуры.

Коренное население Дагестана в течение многих веков вело борьбу за свою независимость против персидских (сасанидский период), арабских, хазарских, монгольских, турецких и других захватчиков, стремившихся овладеть дербентским проходом из Европы в Азию (между Каспийским морем и Кавказскими горами). Дербент неоднократно переходил из рук в руки, разрушался и снова отстраивался. В строительстве дербентских укреплений, мечетей, дворцов и других сооружений принимали участие не только коренные народы Дагестана, но и народы-завоеватели. Поэтому сравнительно хорошо известные памятники архитектуры Дербента не могут быть безоговорочно отнесены к дагестанской национальной архитектуре. Требуется еще их внимательное изучение, чтобы отделить в их облике чужеродные наслоения, сторонние, привнесенные извне черты и мотивы.

Архитектура сооружений Дербента оказала известное влияние «а развитие народной архитектуры Дагестана, однако народные мастера использовали из наследия дербентской архитектуры лишь то, что отвечало традициям их национального зодчества. В частности, не получили развития в народной архитектуре такие характерные черты дербентской архитектуры, как стрельчатая арка и сталактиты. Поэтому для развития национальной по форме и социалистической по содержанию советской архитектуры Дагестана, народы которого в силу ряда исторических условий не создали в прошлом единой дагестанской архитектуры, особое значение приобретает изучение произведений народного зодчества.

Изучение народной архитектуры Дагестана по сравнению с другими республиками Советского Союза явно затянулось [До Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. горные районы Дагестана были обследованы Н.Б. Баклановым. Собранные им материалы частично опубликованы в книге «Архитектурные памятники Дагестана» (издана в Ленинграде в 1935 г.), в которой народная архитектура представлена тремя объектами. Изданная же в 1931 г. в Москве книга А.С. Башкирова «Искусство Дагестана» посвящена резному камню и касается архитектуры лишь побочно.] и по-настоящему началось лишь после Великой Отечественной войны, в 1945 и 1946 гг., когда архитектор Г.Я. Мовчан [Г. Я Мовчан опубликовал ряд статей в периодических изданиях Института этнографии АН СССР и написал содержательную диссертацию «Жилище Нагорного Дагестана XIX—XX вв.».] обследовал районы, населенные аварцами и народами андийской группы.

Наука об архитектуре Дагестана находится в настоящее время на стадии накопления материала, и было бы преждевременным, опираясь только на имеющийся материал, формулировать какие-либо общие выводы относительно архитектуры республики в целом. Лишь после завершения обследования всей республики, которое даст возможность сделать достоянием архитектурной науки достижения дагестанской архитектуры можно будет сделать общие выводы о национальных особенностях зодчества народов Дагестана. Это особенно необходимо потому, что в Дагестане наблюдается редкое сочетание разнообразия природных условий с большой пестротой этнического состава населения (коренное население состоит из нескольких десятков мелких народностей), естественно определившее и большое разнообразие типов и форм построек.

Архитектура каждого небольшого дагестанского народа имеет свои особенности, зависящие от местных природно-климатических условий, традиций, обычаев, своеобразия быта и местных строительных материалов. Эти местные особенности нашли отражение в возводимых народными мастерами-строителями жилых, общественных и хозяйственных постройках.

На данной стадии изучения архитектуры Дагестана необходимо детально обследовать и зафиксировать сохранившиеся памятники архитектуры, проанализировать на фактическом материале и выявить особенности народного зодчества каждого народа Дагестана в отдельности. Обобщение материалов монографического изучения архитектуры раздельно по всем или основным народам позволит определить национальные особенности архитектуры, характерные для всей территории Дагестана. Монографического исследования, по нашему мнению, заслуживают архитектурные памятники таких крупных народов Дагестана, как авары, лезгины, даргинцы, кумыки, табасараны, лаки (в настоящее время они имеют свою литературу, газеты и школы на родном языке), кайтаки, агулы, рутулы, цахуры, андо-дидойские народы. Особого изучения требуют архитектурные памятники Дербента.

Настоящая работа посвящена табасаранской народной архитектуре.

Табасараны — один из крупных по численности народов Дагестана. На протяжении многих веков до присоединения к России табасаранские земли входили вначале в единое феодальное образование — майсумство Табасаранское, а затем в два феодальных владения — Северную Табасарань (правитель носил титул кадия) и Южную Табасарань (правитель — майсум). Эти владения делились, в свою очередь, на магалы, т. е. на группы селений, имевшие по историческим, этнографическим и природным условиям общие интересы и пользовавшиеся некоторым самоуправлением. Часть селений соседнего с табасаранами народа — лезгин (в частности, селения группы Дере-Кам) — в прошлом входила в Южно-Табасаранское майсумство, что нашло отражение и в архитектуре этих селений, которая развивалась совместно с табасаранской. Поэтому постройки этих селений могут рассматриваться вместе с табасаранскими.

В настоящее время табасараны живут в Табасаранском районе (Северная Табасарань) и в большей части Хивского района (Южная Табасарань), а лезгинские селения группы Дере-Кам входят в состав Касумкентского района.

Обследование памятников табасаранской народной архитектуры проводилось во время двух экспедиций, организованных Московским архитектурным институтом.

Первая экспедиция в составе В.А. Марценюка и С.О. Хан-Магомедова обследовала в сентябре 1949 г. пять лезгинских селений группы Дере-Кам (Касумкентский район) и табасаранское селение Хив (Хивский район).

Вторая экспедиция в составе Г.Н. Любимовой и С.О. Хан-Магомедова в июле-августе 1950 г. обследовала двенадцать табасаранских селений Хивского и тринадцать селений Табасаранского районов (рис. 1) [Кроме того, в настоящее время уже обследованы районы, населенные лезгинами, агулами, рутулами, цахурами, лаками, и город Дербент. Обследование проводилось в 1949, 1950, 1952 и 1953 гг. С.О. Хан-Магомедовым совместно с В.А. Марценюком (1949 г.), Г.Н. Любимовой (1950 г.) и М.Б. Чернышевым (1952 г.). Работа по обследованию районов, населенных кайтаками, начата В.А. Марценюком в 1954 г., а даргинцами — С.О. Хан-Магомедовым в 1950 г.].

Материал собирался в виде обмеров сооружений, зарисовок, эстампов (шаблонов с резных деталей в натуральную величину), фотоснимков и записей в дневниках. Фиксировались все сооружения и архитектурные детали, представляющие интерес в конструктивном, функциональном или художественном отношении, независимо от их назначения и времени возведения. Большая часть собранного материла посвящена народному жилищу. Широко представлены также и другие сооружения: сараи для сена, источники, мечети, минареты, мавзолеи, надгробия и т. д.

 

Заключение

Табасаранские мастера-строители создали выдающиеся и самобытные произведения народного зодчества.

Большой интерес представляет архитектура табасаранского жилого дома, прошедшего длинный и сложный путь развития от жилища родового строя до современного дома колхозника.

На примере табасаранской народной архитектуры середины XIX в. мы видим, как в определенных исторических условиях народные мастера создали наиболее удобный в функциональном отношении канонический тип жилого дома, характерный для большинства табасаранских селений. Всесторонний учет местных обычаев, природных условий, строительных материалов и традиций позволил народным мастерам минимальными средствами добиться высокой технической и функциональной целесообразности и большой архитектурной выразительности своих построек.

Жилой дом был ведущим, основным типом сооружения табасаранской, как и любой другой, народной архитектуры. Архитектура жилого дома явилась той лабораторией, где «а протяжении многих веков народные мастера создавали и проверяли новые конструктивные и архитектурно-художественные приемы. Многие из достижений жилой архитектуры были затем перенесены в архитектуру других типов сооружений, где они получили дальнейшее развитие. В свою очередь и жилая архитектура обогащалась достижениями архитектуры хозяйственных построек, мечетей, мавзолеев и других сооружений.

Большой интерес представляют сараи для сена и мечети с двускатной кровлей и ступенчатыми щипцами, характерные для табасаранской народной архитектуры и не встречающиеся в других районах Дагестана.

Наряду с созданием перечисленных типов сооружений одним из замечательных достижений табасаранской народной архитектуры прошлого является искусство художественной обработки дерева, вошедшее ценным вкладом в сокровищницу культурного наследия народов Дагестана.

Табасаранские народные мастера создали такие ценные в конструктивном и художественном отношении архитектурные элементы, как резное окно, резная дверь, деревянный ордер лоджии жилого дома, внутренние резные столбы мечетей.

Особенно следует отметить успехи народных мастеров в художественной обработке дерева и умелом размещении резных деревянных деталей в наиболее ответственных в композиционном отношении местах.

Значительные успехи достигнуты были и в искусстве художественной обработки камня, причем наибольший интерес представляют постройки, где органически сочетаются художественно обработанные каменные и деревянные элементы.

В настоящее время в народной табасаранской архитектуре созданы новые типы жилого дома, отвечающие современным культурным и бытовым запросам колхозников. В архитектуре жилых домов и других построек нашего времени используются конструктивные и планировочные приемы, выработанные народными мастерами прошлого.

Дом колхозника больше отвечает современным санитарно-техническим требованиям, он имеет высокие, просторные и светлые комнаты. Значительно усовершенствованы конструкции жилого дома, а в архитектуре фасада широко применяются резные каменные детали — кронштейны балконов, профилированные карнизы и тяги, столбы, резные камни и т. п.

Однако при всех функциональных, конструктивных и санитарно-гигиенических достоинствах современного табасаранского жилого дома о архитектурно-художественном отношении он уступает дому середины и второй половины XIX в, И это главным образом зависит от того, что в архитектуре современного жилого дома совершенно не используется созданное в прошлом искусство художественной обработки дерева. Правда, в некоторых современных домах встречаются резные деревянные детали, но прототипом для такого рода архитектурных элементов чаще всего служат не высокохудожественные образцы табасаранского народного зодчества, а плохие примеры городской архитектуры, в частности дома Дербента конца XIX — начала XX вв., имеющие в изобилии резные деревянные детали, не представляющие художественного интереса.

Такое положение можно объяснить как почти полным отсутствием мастеров-резчиков (их кадры в своем большинстве были утрачены еще в конце XIX — начале XX вв.), так и тем, что высокохудожественное искусство орнаментальной обработки дерева подчас отождествляется со старым, отсталым бытом горцев, а олицетворением этого быта были тесный полутемный жилой дом и мечеть, в архитектуре которых применялись художественно обработанные деревянные детали. Конечно, к народной архитектуре, как и ко всякому культурному наследию прошлого, надо подходить критически. Предстоит еще разобраться в том, что в народном табасаранском зодчестве идет от мудрости и искусства народных мастеров, а что является пережитком вековых предрассудков, подневольной жизни и бескультурья. Однако, борясь с темным, отсталым прошлым и улучшая условия жизни колхозника, нельзя в то же время вместе с позорными пережитками прошлого отбрасывать и то лучшее, что было создано в течение веков многими поколениями народных мастеров-строителей.

Вопрос о возрождении искусства художественной обработки дерева имеет большое значение в связи с поисками национальной формы в советской архитектуре Дагестана, которые до последнего времени из-за неизученности архитектурного наследия ведутся почти вслепую. Полное незнание дагестанского национального архитектурного декора приводит иногда к попыткам механически перенести и архитектуру орнамент кубачинскйх мастеров-металлистов, что нельзя, конечно, считать удачным, поскольку в народной архитектуре Дагестана имеются замечательные образцы архитектурного орнамента.

Архитектурный облик современного табасаранского жилого дома более жизнерадостен и приветлив, чем облик старого жилого дома, чему во многом способствует обилие лоджий, балконов и галерей и широкое использование арочных форм и резных каменных деталей.

Все это говорит о том, что табасаранская народная архитектура находится на пути к новому художественному расцвету. Необходимо возродить искусство художественной обработки дерева, и тогда несомненно будут созданы прекрасные произведения современной народной архитектуры. А для этого есть все условия, так как новые типы жилых домов дают большой простор для творческой фантазии народных мастеров-строителей и для применения в архитектуре их интерьеров и фасадов искусства художественной обработки дерева. Естественно, что речь идет не о механическом, непосредственном перенесении старых, хотя бы и ценных форм и приемов в современную архитектуру, а об их органической переработке в соответствии с бытовыми, культурными и эстетическими запросами советских людей.

Огромную помощь советским архитекторам в их работе по освоению национального архитектурного наследия народов нашей страны может оказать опыт народных мастеров-строителей. Основы национальной архитектуры любого народа закладываются в его народном зодчестве и прежде всего, конечно, в архитектуре народного жилища.

Сейчас, когда все шире развертывается огромное строительство в сельских районах, необходимо глубоко изучать народную архитектуру и всемерно использовать ее опыт при создании проектов жилых, хозяйственных и общественных сельских сооружений. Учет опыта местных мастеров- строителей позволит более эффективно использовать громадные средства, направляемые государством на подъем сельского хозяйства нашей Родины.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер