Очерки культового и гражданского зодчества Золотой Орды. Монография. Зиливинская Э.Д. 2011

Очерки культового и гражданского зодчества Золотой Орды. Монография
Зиливинская Э.Д.
ИД «Астраханский университет». Астрахань. 2011
253 страницы
ISBN 978-5-9926-0452-8
Очерки культового и гражданского зодчества Золотой Орды. Монография. Зиливинская Э.Д. 2011
Содержание: 

Монография посвящена подробному обзору и систематизации архитектурного наследия золотоордынской эпохи, основанным на анализе как сохранившихся архитектурных объектов, так и археологических источников. Представляет собой наиболее обширное и полное исследование архитектуры Золотой Орды, которое охватывает всю территорию этого средневекового государства — от Поднестровья и Крыма до Поволжья, Приуралья и Средней Азии. Представляет интерес для историков, археологов, этнографов, краеведов, студентов вузов и всех, кто интересуется историей.

Введение

Часть I. Очерки культового зодчества
1. Мечети
2. Минареты
3. Заведения благочестия

Часть II. Очерки гражданского зодчества
1. Бани
2. Усадебные дома и дворцовые здания

Заключение
Библиографический список
Список сокращений
Иллюстрации

Введение

В результате широких завоевательных походов монгольских войск под предводительством Бату и Субэдэя в середине XIII в. возникает государство Улус Джучи, получившее впоследствии название Золотая Орда. В состав этого государства вошли традиционно оседлые области, такие как Южный и Западный Казахстан, левобережный Хорезм, Северный Кавказ, Крым, Волжская Болгария, мордовские земли, Поднестровье. Однако большую часть территории занимали пустынные, степные и лесостепные пространства Северного и Западного Казахстана, Волго-Уральского междуречья, Поволжья, Подонья и Приднепровья (Дешт-и-Кипчак). Население их состояло из кочевых и полукочевых народов, и там почти не существовало городов непосредственно в домонгольский период. В конце XIII в. в степных районах начинается интенсивное строительство городов именно в степях, и центром Золотой Орды становится Нижнее Поволжье. В это же время отстраиваются и многие уже существовавшие города, завоеванные татаро-монголами и подвергшиеся разгрому. Новые города, построенные по повелению ханов, появляются и в оседлых районах.

Города Золотой Орды существенно отличались по своей структуре от средневековых городов, как на Востоке, так и на Западе. По мнению Г.А. Федорова-Давыдова, они возникают как скопление аристократических усадеб, вокруг которых впоследствии строятся жилища зависимых людей (клиентов, вольноотпущенников, ремесленников, представителей администрации). Рядом с усадьбами аристократов могли располагаться и более мелкие усадьбы вассалов. Отсутствие городских укреплений позволяло вести свободную застройку и не ограничивать как площадь самих усадеб, так и площадь городов в целом. В результате городские кварталы постепенно переходили в пригород, и общая площадь такого города достигала значительных размеров. В дальнейшем планировка городов приобретает несколько большую упорядоченность, и новые кварталы возникают вокруг квартальных центров, например, мечетей и связанных с ними общественных зданий. Исследованию возникновения городов в Золотой Орде, их структуре и своеобразию посвящена обширная литература, поэтому нет необходимости останавливаться на этом вопросе подробно.

Общеизвестным является тот факт, что для строительства своих городов кочевники-монголы использовали подневольный труд завоеванных народов, имевших многовековые строительные навыки. Новые города создавались руками строителей и ремесленников из Хорезма, Закавказья, Крыма, Волжской Болгарии, русских княжеств. В различных районах Золотой Орды города отличались друг от друга. В степной зоне строительство велось из сырцового и обожженного кирпича, подобного среднеазиатскому. В качестве декора широко применялись поливные изразцовые кирпичи, глазурованные майолики и мозаики, резные фигурные кирпичики, терракота. В Поднестровье, Крыму и Волжской Болгарии монументальные постройки возводились из камня, с добавлением кирпича. Архитектурный декор здесь представлен в основном резьбой по камню. Смешанная техника строительства применялась и на Северном Кавказе. В целом же города Золотой Орды, при всем их своеобразии, имели ярко выраженный восточный облик. Во многом это определялось доминированием ислама в среде городского населения. Поэтому основными и наиболее впечатляющими зданиями здесь были мечети, медресе, мавзолеи, восточные бани, караван-сараи. Именно эти монументальные постройки, характерные, прежде всего, для мусульманских стран, и определяли внешний вид городов.

В литературе, посвященной архитектуре и строительству в городах Золотой Орды, неоднократно повторяется тезис о превалировании влияния Ирана и Средней Азии. Такая точка зрения является традиционной и вызвана, вероятно, тем эффектом, который производили на исследователей находки остатков кирпичных стен, декорированных поливными изразцами. Только в архитектуре золотоордынского Крыма признанным считается сельджукское влияние. В Волжской Болгарии наряду с влиянием Средней Азии признавались элементы армянской и азербайджанской строительной техники, а также архитектуры сельджуков. Надо, однако, отметить, что все исследования, посвященные архитектуре Золотой Орды, основывались на изучении отдельных памятников либо, в лучшем случае, комплекса памятников определенного региона. В последней четверти XX в., благодаря археологическим раскопкам, количество объектов монументальной архитектуры значительно увеличилось. Некоторые категории построек насчитываются десятками. Поэтому, без всякого сомнения, настало время рассмотреть архитектуру Золотой Орды как единое целое. Углубление наших знаний о городской культуре Золотой Орды, накопление значительного материала позволяет более детально вычленить те элементы, которые, будучи первоначально механически собраны воедино, способствовали возникновению и сложению нового золотоордынского стиля, который Г.А. Федоров-Давыдов назвал «патетическим» и «имперским». Этому может способствовать типологический анализ отдельных категорий зданий, а также стилистический анализ их элементов и архитектурных деталей.

Кроме того, многосоставная культура, возникшая в городах улуса Джучи, в очень краткие сроки и столь же быстро погибшая вместе с распадом государства, оказала определенное влияние на дальнейшее развитие ряда народов нашей страны и тем самым явилась частью мирового культурного процесса. Архитектурные памятники Золотой Орды являются образцами зодчества мусульманской страны, занимавшей в XIII—XIV вв. площадь большую, нежели Турция или Иран. Тем не менее даже в таких, казалось бы, всеобъемлющих изданиях, как «Исламская архитектура» Роберта Хилленбранда и «Словарь исламской архитектуры» Эндрю Петерсена, включающих памятники мусульманской архитектуры от первых лет хиджры почти до наших дней во всем мире, Золотая Орда даже не упомянута. Такое положение вещей нельзя считать нормальным. Мне представляется, что создание обобщающих работ по архитектуре Улуса Джучи может способствовать тому, что она будет рассматриваться в контексте культуры других стран Востока и займет в ней свое, пусть и скромное, место.

В представленной работе впервые собраны воедино и рассматриваются в комплексе памятники культового и гражданского зодчества Золотой Орды на всей ее территории. К первым относятся мечети, минареты и сооружения, связанные с мусульманской религией: медресе, ханака, аулия. Гражданские постройки представлены общественными банями и жилыми зданиями, являющимися центральными домами городских усадеб. Вне рассмотрения остались мемориальные памятники, так как работа над ними еще не завершена.

Золотая Орда являлась огромным по размерам государственным образованием, включавшем в себя области и государства, находившиеся на различном уровне экономического и культурного развития. Поэтому все исследуемые памятники рассматриваются по регионам. Для европейской части это — Волжская Болгария с примыкающими к ней мордовскими землями, Нижнее Поволжье, Северный Кавказ и западные районы, объединяющие Крым, Подонье, Поднепровье и Пруто-Днестровское междуречье. Обширные азиатские территории Золотой Орды также можно разделить на несколько областей с различным культурно-историческим развитием, однако они объединены в один раздел, так как памятники золотоордынского времени изучены здесь достаточно фрагментарно.

Основным источником для написания данной работы явились результаты археологических раскопок, большая часть которых опубликована. Для Волжской Болгарии — это, прежде всего, публикации многолетних раскопок на Болгарском городище, которые проводила Куйбышевская, а затем Поволжская экспедиция под руководством А.П. Смирнова, его учеников и последователей Т.А. Хлебниковой и Р.Ф. Шарифуллина. Крупные монументальные здания золотоордынского периода были вскрыты А.Х. Халиковым на Билярском городище. Городище Мохша в Мордовии в течение ряда лет исследовала А.Е. Алихова. В Нижнем Поволжье широкомасштабные раскопки проводила Поволжская археологическая экспедиция Института археологии АН СССР и Московского государственного университета. Ее основатель и многолетний руководитель Г.А. Федоров-Давыдов, его ученики и соратники B.Л. Егоров, А.Г. Мухамадиев, Н.М. Булатов, Л.T. Яблонский, Т.В. Гусева, Л.М. Носкова и др. сумели накопить огромный материал, отражающий все стороны жизни золотоордынского города, в том числе строительство и архитектуру.

Наиболее масштабные раскопки на Северном Кавказе на городище Верхний Джулат были проведены Северокавказской экспедицией ИА АН СССР под руководством Е.И. Крупнова при активном участии О.В. Милорадович и В.А. Кузнецова. На городище Нижний Джулат работала экспедиция Кабардино-Балкарского научно-исследовательского института под руководством Г.И. Ионе, а впоследствии И.М. Чеченова.

Изучение Солхата, крупного золотоордынского центра в Крыму, было начато в 20-е гг. XX в. С 1978 г. по настоящее время здесь работает экспедиция Отдела Востока Государственного Эрмитажа под руководством М.Г. Крамаровского. На левом берегу Днепра в 50-е гг. исследовалось Кучугурское городище, расположенное недалеко от г. Запорожье. Монументальные постройки этого памятника опубликованы В.И. Довженком. Самый западный город золотоордынского времени, городище Старый Орхей в Пруто-Днестровском междуречье, было открыто и исследовано в 40-60-е гг. Г.Д. Смирновым. Впоследствии там вела раскопки экспедиция Академии наук Молдавской ССР под руководством П.П. Бырни.

В азиатской части Золотой Орды наиболее изученным памятником является город Отрар в Южном Казахстане. Здесь на протяжении многих лет работала Отрарская экспедиция Института археологии АН КазССР под руководством К.А. Акитттева. В последние годы активные раскопки ведутся на городище Сауран в Южном Казахстане и городище Жайык в Западном Казахстане. Некоторые объекты золотоордынского времени исследованы в Куня-Ургенче Хорезмской экспедицией под руководством С.П. Толстова. Часть материалов получена из раскопок автора данной работы на Селитренном городище в Нижнем Поволжье и городища Маджары в Ставропольском крае. Остальные, неопубликованные, данные взяты из отчетов об археологических раскопках, хранящихся в Архиве ИА РАН.

Зодчество Золотой Орды нельзя рассматривать вне контекста культурных традиций других стран Востока. Для того чтобы понять его генезис и вычленить составляющие необходимо изучить архитектуру сопредельных территорий, прежде всего, Центральной Азии, Среднего Востока, Малой Азии. Невозможно дать здесь полную характеристику всей использованной при написании данной работы литературы. Следует выделить основополагающие работы.

Китайская архитектура представлена в работах Е.А. Ащепкова, Лоу Цынси и Хиао Mo. Для характеристики монгольского зодчества были использованы ставшие классическими работы С.В. Киселева и его соавторов (Л.P. Кызласова, Н.Я. Мерперта) о раскопках Каракорума и синхронных по времени памятников, а также данные современных исследований Немецкого археологического института (Бонн) в Каракоруме. Развитие монгольской архитектуры от кочевнических юрт к стационарным постройкам представлено в работах Н.М. Щепетильникова, Д. Майдара и Д. Пюрвеева.

Литература, посвященная культуре, искусству и архитектуре мусульманских стран, поистине необъятна. Классическими трудами в этой области являются работы К. Кресвела, А. Годара, Р. Эттингаузена и О. Грабара. Настоящей энциклопедией, в которой собраны все известные памятники архитектуры от Омейадов до Нового времени, во всех мусульманских странах является книга Р. Хилленбранда «Исламская архитектура». Зодчество сельджукской Малой Азии представлено в публикациях Унсала Бенсета и Г. Стирлина.

Особо следует выделить работы, посвященные архитектуре Средней Азии, территория которой непосредственно граничила с Золотой Ордой, а некоторые районы вошли в ее состав. Основополагающими здесь являются ставшие классическими труды B.Л. Ворониной, А.М. Прибытковой, Г.А. Пугаченковой, Л.И. Ремпеля, Л.Ю. Маньковской. Многие археологические памятники были раскопаны и опубликованы Е.Е. Неразик. Наиболее полно и систематизировано представлена архитектура Средней Азии с V по XIII в. в семи томах трудов C.Г. Хмельницкого. И хотя некоторые выводы этого исследователя подвергаются критике, лучшего издания по этой тематике на сегодняшний день не существует.

Еще одним регионом, тесно связанным с Золотой Ордой, было Закавказье. Здесь следует выделить труды Л.С. Бретаницкого, посвященные архитектуре средневекового Азербайджана, и работы О.Х. Халпахчьяна и АЛ. Якобсона о зодчестве Армении. АЛ. Якобсон также большое внимание уделял архитектуре средневекового Крыма.

Все эти исследования позволяют глубже проследить истоки золотоордынской архитектуры и определить ее место в качестве элемента сложной мозаики многосоставной культуры Востока.

Я занимаюсь архитектурой Золотой Орды большую часть моей сознательной жизни, с тех пор как мой научный руководитель Г.А. Федоров-Давыдов предложил мне в качестве темы для дипломной работы изучение золотоордынских бань. Все это время многие люди так или иначе помогали мне в моей работе, за что я хочу выразить им благодарность. Прежде всего, я благодарна моему учителю Г.А. Федорову-Давыдову, увлекшему меня золотоордынской темой и показавшему, что археология - это не только веселая экспедиционная жизнь с лихой работой на раскопе и вечерними песнями у костра, но и непрерывная работа мысли, постоянный поиск решений больших и малых загадок, возникающих в процессе работы. Также я благодарна В.Л. Егорову, научившему меня виртуозному владению всеми видами лопат и других раскопочных инструментов, а также прочим премудростям полевой археологии. С теплым чувством вспоминаю я П.П. Бырню, который на заре моей научной деятельности, сраженный моим бьющим через край энтузиазмом, дал мне для публикации великолепную баню в Старом Орхее. Сейчас даже трудно представить, как я, совсем неопытная выпускница университета, смогла за месяц снять план этого сложнейшего сооружения и сделать его описание. Аналогичная история произошла со мной гораздо позже, когда я убедила И.М. Чеченова передать мне материалы давних раскопок Нижнего Джулата, за что я ему глубоко признательна. Тогда нам совместными усилиями удалось из, казалось бы, «безнадежных» отчетов сделать вполне приличные публикации самой большой на Северном Кавказе мечети и уникального склепа-мавзолея. Я благодарю С.Б. Белинского за то, что он «втянул» меня в раскопки Маджара, который на 8 лет стал моей судьбой, а маджарская экспедиция до сих пор является для ее участников одним из самых ярких и светлых воспоминаний. Я признательна М.Г. Крамаровскому за предоставленную возможность воочию увидеть архитектурные памятники Солхата и его интереснейшие комментарии к ним.

Мне хотелось бы еще раз сказать спасибо всем тем, кто непосредственно помогал мне в моих раскопках. Это мои младшие товарищи-археологи В.Г. Рудаков и С.Н. Алексейчук, а также волонтеры-энтузиасты С.С. Бочканов, Ю.А. Вайнер, Л.В. Павлова, Т.Ю. Черезова, И.А. Черезов, В.В. Гончаров, А.Ю. Покрышечникова, Г.Л. Алфимов, С.Д. Зиливинская, Д.А. Азжеуров, A.B. Паншин, A.A. Кронштадский, В.В. Мазаев, А.М. Алексеев, М.О. Соколова, A.A. Гринберг, М.И. Яковлев и многие другие. Также я благодарю мою дочь A.B. Ульянову за постоянную помощь в подготовке иллюстративного материала к моим отчетам, статьям и монографиям.

Работа подготовлена к печати в рамках проекта «Хронология средневековых поселенческих памятников Нижнего Поволжья» программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Историко-культурное наследие и духовные ценности России».

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер