Современная буржуазная эстетика. Критические очерки. Овсянников М.Ф. (ред.). 1978

Современная буржуазная эстетика. Критические очерки
Редакторы: Овсянников М.Ф., Самохин В.Н.; Авторы: Овсянников М.Ф., Самохин В.Н., Гуреева А.В., Басин Е.Я., Краснов В.М., Яковлев Е.Г., Граблева А.Н., Бломквист Е.Б., Афасижев М.Н., Андреев А.Л., Филонова Л.Г.
Мысль. Москва. 1978
301 страница
Современная буржуазная эстетика. Критические очерки. Овсянников М.Ф. (ред.). 1978
Содержание: 

В коллективной монографии критически рассматриваются наиболее влиятельные направления современной буржуазной эстетики. В ней показана методологическая несостоятельность теории буржуазном эстетики, их классовая направленность, определившие кризис современного искусства на Западе. Авторы вскрывают связь различных эстетических концепций с определенными социальными процессами, показывают их практическое значение в духовной жизни современного буржуазного общества.

Вместо введения. Современная буржуазная эстетика и задачи ее критики

Раздел первый

Глава 1. Неопозитивизм в эстетике
Глава 2. Эстетика прагматизма
Глава 3. Социально-символическая эстетика
Глава 4. Функционализм в эстетике
Глава 5. Эстетика неотомизма

Раздел второй

Глава 6. Феноменологическая эстетика Ганса Зедльмайра
Глава 7. Эстетика спиритуализма Андре Мальро
Глава 8. Экзистенциалистская эстетика Жана-Поля Сартра
Глава 9. Сайентистская эстетика Нельсона Гудмена
Глава 10. «Социально-критическая» эстетика Герберта Маркузе

Вместо введения. Современная буржуазная эстетика и задачи ее критики

В последние годы вопросы эстетики начинают занимать все более значительное место в философской литературе. И это не случайно. Классовая борьба на современном этапе зачастую вынуждает буржуазных идеологов переносить острие идейных схваток в сферу искусства и эстетических теорий, где узкоклассовое содержание буржуазной идеологии маскируется лозунгами «абсолютной» свободы творчества, незаинтересованности, «незавербованности» эстетического принципа и прочими софизмами буржуазной пропаганды. Самые отъявленные душители свободы громче всех кричат о «правах человека», «гуманитарных проблемах», в том числе и в области художественной культуры. Усилилась борьба против основных положений марксистско-ленинской эстетики. Она является частью той идеологической борьбы против мировой системы социализма, организаторами и вдохновителями которой выступают реакционные круги различных стран Европы, а также США.

Идеологи империализма пытаются подорвать монолитное единство социалистической системы, подвергнуть сомнению опыт социалистического строительства, опорочить идею построения коммунистического общества и тем самым ослабить притягательную силу идей социализма. Империалисты и реакционеры всех мастей всячески тщатся доказать, что социалистическая система сковывает творческие потенции человека и препятствует развертыванию его конструктивных сил. Снова и снова буржуазные пропагандисты пишут и говорят о «кризисе» социалистического общества и его культуры, выдавая желаемое за действительное. Таким образом, нападки со стороны буржуазных идеологов на искусство социалистического реализма, на марксистско-ленинскую эстетику, на социалистическую культуру в целом — это в конечном счете проявление не только антисоветизма, но антикоммунизма вообще.

В борьбе против марксистско-ленинской теории, против социалистической культуры, против передовых направлений в современном мировом художественном процессе идеологи империализма не брезгуют никакими средствами. Они прибегают к грубым софизмам, дезинформации, клевете, шантажу, подкупу и другим не менее грязным приемам. Вместо объективного сопоставления духовных ценностей, вместо поисков истины в сферу духовной жизни привносится гангстеризм. «Идейное обоснование господства монополий, оправдание эксплуатации, опорочение общественной собственности и коллективизма, воспевание милитаризма и войны, оправдание колониализма и расизма, разжигание вражды и ненависти между народами — таковы идеи, — говорится в Программе КПСС, — которыми проникнуты политические и экономические теории, философия и социология, этика и эстетика современной буржуазии» [Программа Коммунистической партии Советского Союза. М., 1976, с. 53—54.].

Картина художественной жизни нашего времени сложна и многообразна. Никогда раньше в истории художественной культуры человечества не было такого сложного переплетения направлений и школ, как в прошедшие десятилетия XX в., никогда прежде художественное развитие не было столь противоречивым, а художественное творчество не порождало одновременно столько подлинно великого и ничтожного, антихудожественного. Многочисленные направления и течения буржуазной литературы и искусства существуют, сталкиваются, борются, возникают и распадаются. Их представители выступают с шумными манифестами, грозят произвести переворот в искусстве, отрицают все, что было создано до них, или ищут своих предтеч среди признанных классиков прошлого. В искусстве капиталистических стран наряду с эфемерными группами продолжают жить и не без успеха развиваться давно сложившиеся школы, возникают новые большие направления. О чем говорит этот пестроцвет буржуазной художественной культуры с его взлетами и падениями, с его шедеврами и уродствами?

Общим для многих работ по литературе и искусству XX в., выходящих на Западе, является утверждение о кризисе современного искусства как части общего кризиса культуры. Этот кризис буржуазные эстетики усматривают в отсутствии единого мощного художественного потока, который иногда бывал в прошлые века, в резком расхождении критериев художественного, оценок произведений, в различном, иной раз диаметрально противоположном, подходе к искусству, в недолговечности многих направлений, в так называемой массовой культуре и т.д. Отмеченные явления художественной жизни имеют место, но было бы ошибкой оценивать состояние художественной культуры на основе одного лишь общего взгляда на картину в целом. Необходимо глубоко разобраться в сущности происходящих явлений, проанализировать их, вскрыть их причины, связь с определенными социальными процессами, выяснить их общественную роль и эволюцию.

Если проделать эту работу, чем и занимается марксистская эстетика и художественная критика, туманная картина кризиса прояснится, выступят детали и первое общее впечатление изменится. Художественная культура XX в. перестанет представляться невообразимым смешением стилей и форм. Наряду с явлениями явного упадка — эпигонством и псевдоноваторством, пессимизмом и принижением человека — станут видны здоровые тенденции и серьезные плодотворные поиски, опирающиеся на изучение и осмысление реальных явлений жизни, чуждые нигилистическому отрицанию великих достижений искусства прошлого, стремящиеся развить их и найти форму, точно и ярко передающую новое содержание.

Формалистическое искусство, модернизм свидетельствуют об упадке искусства, но они живут и «плодотворно» развиваются в буржуазном обществе, художественная культура которого действительно переживает кризис. Возникновение многочисленных упадочных течений в западной литературе и искусстве и есть основное проявление этого кризиса. Причины его коренятся в общем кризисе капиталистического общества. Однако современная художественная культура Запада не исчерпывается этими направлениями. В борьбе с ними продолжает жить и развиваться реалистическое искусство, подарившее миру и в нашем веке ряд подлинных шедевров.

Противоречивость художественной жизни на Западе, связанная с социальными противоречиями, объясняется трудностями, которые приходится преодолевать писателю, артисту, художнику на пути к подлинному искусству.

Социальные условия и буржуазная идеология — идеалистическая философия, формалистическое искусство, религия — оказывают воздействие на многих художников. Поэтому столь сложным бывает творческий путь некоторых из них, и среди работ одного и того же мастера можно найти произведения, созданные в разных стилях, содержащие различную оценку одних и тех же фактов, явлений. Иногда художник, далекий от передовых взглядов, может создать произведение, верно отражающее социальную действительность, а его собрат по кисти или перу, представитель революционного мировоззрения, может оказаться в искусстве в плену формализма. Эта непоследовательность, эта внутренняя борьба и колебания могут продолжаться в течение всей творческой жизни художника, причем многим из них так и не удается преодолеть воздействие отрицательных факторов на свое творчество. В этом трагедия художника в буржуазном обществе. Но некоторые из них, наиболее сильные и смелые, не скованные предрассудками буржуазной идеологии, преодолевают преграды и становятся по-настоящему народными художниками, поднимаясь до вершин реалистического искусства.

Картина современной художественной жизни не будет полной, если не сказать о молодом, развивающемся искусстве народов, освободившихся от колониальной зависимости, возрождающих и создающих вновь свою национальную литературу и искусство. И здесь идет острая борьба между сторонниками формализма, уводящими искусство от реальной жизни, и теми, кто, желая помочь своему народу в борьбе со старым и новым колониализмом, в борьбе за подлинную независимость, стремится правдиво отражать жизнь своей страны.

XX век — время, когда сложилось и стало успешно развиваться новое, революционное, социалистическое искусство, опирающееся на все лучшее в предшествующей истории мировой художественной культуры, закономерно наследующее это лучшее и открывшее перед искусством новый путь — путь социалистического реализма, соединившего в себе художественный опыт прошлого с научным подходом к изображению окружающего мира. Социалистический реализм стал ведущим направлением художественной культуры. Социалистическому искусству, цель которого состоит в служении людям, проповеди гуманизма, возвышении человека, принадлежит будущее. Нет никакого сомнения, что в борьбе между реакционным буржуазным искусством и прогрессивной художественной культурой победит передовое демократическое и социалистическое искусство.

Критика буржуазной и ревизионистской эстетики является составной частью идеологической борьбы на современном этапе. Она должна быть глубоко научной, направленной на разоблачение идеологии антикоммунизма. Необходимо давать решительный отпор наскокам наших идейных противников на социалистическую культуру, всемерно усиливать борьбу с современными ревизионистскими эстетическими концепциями. Упор следует делать не только на рассмотрение основных концепций буржуазной эстетики и взглядов ее отдельных представителей, но и на выявление специфических закономерностей буржуазного искусства в целом и его отдельных видов; необходим критический анализ основных проблем, характерных для многих направлений буржуазной эстетики.

Такие проблемы, как проблема творческой личности в искусстве, соотношение социального и биологического в эстетической деятельности, взаимодействие рационального и эмоционального, сознательного и бессознательного в процессе художественного творчества, вопрос о природе и общественных функциях искусства, и другие важнейшие проблемы так или иначе ставились и решались почти во всех буржуазных эстетических теориях, но, разумеется, решались в зависимости от специфических задач, которые преследовали буржуазные эстетики. Поскольку эти задачи в той или иной степени определялись общественно-историческими условиями, определенными целями, то для успешной критики их весьма важно показать зависимость (как бы ни была она опосредована и запутана) буржуазных эстетических концепций от конкретных социальных условий капиталистического общества, а также выявить, каким образом буржуазные эстетики приходят к прямому или косвенному оправданию и обоснованию буржуазного строя и характерного для него образа жизни.

Выявление общественно-исторических детерминаций при анализе различных форм общественного сознания является, как известно, одним из важнейших методологических требований марксистского подхода к анализу общественных явлений, и задача марксистской эстетики заключается в том, чтобы развивать этот подход с учетом специфики этой науки, ее предмета и функций.

Другой немаловажной задачей и условием успешной критики буржуазной эстетики является позитивная разработка тех сложных актуальных проблем эстетики, которые недостаточно изучены, что создает возможности для спекуляций буржуазных эстетиков. Так, отсутствие научного решения проблемы соотношения социального и биологического позволяет теоретикам буржуазной эстетики проводить линию на биологизацию эстетической деятельности, сводя ее лишь к врожденным особенностям и потребностям человека. Недостаточное раскрытие роли бессознательного в художественном творчестве является одной из причин расцвета множества теорий, мистифицирующих характер творческого процесса в искусстве (фрейдизм, сюрреализм, абстракционизм).

Отсюда ясно, что научно достоверное, неопровержимое решение остро дискуссионных вопросов современной эстетической мысли является лучшей формой критики буржуазных концепций, паразитирующих на сложностях проблем эстетики. Опыт показывает, что все эти вопросы и задачи можно решить, лишь опираясь на ленинскую теорию отражения — подлинно научную методологическую философскую основу эстетической науки. Не отождествляя эстетическое освоение мира с теоретическим познанием, марксистская эстетика руководствуется ленинской теорией отражения в исследовании сложной диалектической связи природы и человека, которая нашла выражение в развитии эстетического чувства. Определяя место искусства среди других форм познания, она исходит из того, что основу искусства составляет объективная действительность, воплощенная в художественных образах.

Для эстетики в целом и искусства в частности имеют первостепенное значение анализ и критика идеалистической гносеологии, данные В. И. Лениным в таких трудах, как «Материализм и эмпириокритицизм», «Философские тетради» и др. Ленин показал бедность и научную бесплодность новых разновидностей идеализма, прикрывающих модными терминами старые заблуждения идеалистической схоластики.

Методология, философские истоки основных течений современной буржуазной эстетики отмечены теми же пороками идеалистической гносеологии, которые были подвергнуты В. И. Лениным уничтожающему разгрому. Современная буржуазная эстетика ограничивает сферу искусства рамками иррационального, субъективного, видит в нем новое мифотворчество, средство внушения, суггестивности, орудие манипулирования сознанием людей, во всех случаях отрывая искусство от жизни, ставя его вне критериев правды, истины. Например, у неотомиста Жака Маритена искусство — это выражение высших божественных сил. У ряда эстетиков, испытывающих влияние психоаналитической теории Фрейда, оно является символическим выражением подавленных желаний, неким фактором компенсации. Ряд современных буржуазных эстетиков считают задачей искусства создание новой реальности, другие видят в нем систему специфических знаков (символов), передающих определенную информацию или «упорядоченный комплекс» чувственно выразительных элементов, которые сами по себе порождают эстетические эмоции, и т. д. и т. п., словом все, что угодно, только не отражение реальной действительности.

В течение веков, начиная от древних греков и вплоть до конца XIX в., искусство большинством мыслителей рассматривалось как специфическая форма отражения действительности. В буржуазной эстетике XX в. отношение между искусством и реальностью до неузнаваемости извращается вплоть до утверждения, что современное искусство не может быть образом реальности. Сам факт существования беспредметной живописи, атональной музыки, литературы, где нет изображения характеров, социальной среды, конфликтов, якобы доказывает это. А между тем это свидетельствует лишь о разрушении самих основ искусства. Возникшие в последнее время под влиянием развития логики, лингвистики, психологии знаковые теории искусства не спасают положения. Базируясь на идеалистической гносеологии, они в сущности закрывают путь к верному пониманию природы искусства.

При беглом взгляде на картину развития современной буржуазной эстетической мысли создается впечатление многообразия концепций, подходов, методов. Но более внимательное изучение ситуации свидетельствует о том, что нет оснований говорить о научной содержательности буржуазной эстетической мысли. Философско-эстетический плюрализм в гносеологическом плане оказывается бесплодным. В конечном счете речь идет о двух тенденциях: одна из них ведет к истолкованию искусства как явления сознания, полностью оторванного от мира, другая — к интерпретации его как чистой формы. Обе тенденции изолируют искусство от действительности. Следовательно, и в том и в другом случае коренным образом извращается сама природа искусства.

Обозревая исходные философские позиции современной буржуазной эстетики, мы убеждаемся в правоте ленинских слов о том, что за терминологическими ухищрениями «новейших» направлений кроются идеализм и агностицизм, волюнтаризм и иррационалистическая мистика. Следуя по этому пути, буржуазная эстетика, как и всякая другая наука, неизбежно заходит в тупик.

Критический анализ современных буржуазных эстетических концепций показывает, насколько важно здесь следовать ленинскому учению о классовых и гносеологических корнях идеализма. Возможность идеалистического отражения объективного мира содержится в самом процессе познания. Абсолютизация одной из сторон этого сложного и противоречивого процесса ведет к идеализму. Но диалектико-материалистический подход к анализу этого процесса позволяет дать его научное объяснение. Однако это возможно в случае, если исследователь заинтересован в таком объяснении. Тут уже решающее значение приобретает его классовая позиция, определяемая интересами социальных сил, которые он выражает в своем творчестве. Это имеет прямое отношение и к художественному познанию. Если художественное произведение извращенно отображает мир, то существенные причины этого нужно искать прежде всего в классовой позиции художника. Но при этом необходимо выяснить вопрос о том, какие стороны художественного познания превращаются в абсолют и каким образом это отражается в эстетической теории. Лишь в результате анализа не только классовых, но и гносеологических корней модернистской эстетики становится возможной ее подлинная, а следовательно, и действенная критика.

Само собой разумеется, что здесь необходим дифференцированный подход. Одни буржуазные эстетики, неважно по каким причинам, выступают как прямые апологеты капитализма, как антикоммунисты и антисоветчики. Таких немало. Но в капиталистических странах много и честных художников, которые стремятся к истинному отражению мира, но в силу шатких методологических позиций оказываются неспособными разобраться в сложных художественных и философско-эстетических вопросах. Это объясняется тем, что, во-первых, в настоящее время усложняется художественно-эстетическая деятельность в связи с обострением идеологической борьбы противоположных систем, а также вследствие влияния на развитие искусства технических достижений. Во-вторых, в эстетику вторгаются методы исследования точных наук: математики, физики, экспериментальной психологии, кибернетики и т. д., что усугубляет трудности методологического характера.

Как уже говорилось, в буржуазных философско-эстетических концепциях нередко в извращенной форме находят отражение реальные проблемы современного искусства и эстетики, от решения которых марксистско-ленинская эстетика не может уклоняться. Поэтому нельзя ограничиваться одним лишь разоблачением буржуазных эстетических концепций. Самым сильным опровержением ненаучных теоретических построений в эстетике является подлинно научное решение тех проблем, которые стали камнем преткновения для буржуазных эстетиков. 

Задачи критики буржуазной идеологии с исчерпывающей полнотой были сформулированы на XXV съезде КПСС. «Марксизм-ленинизм — это единственная надежная основа для разработки правильной стратегии и тактики. Он дает нам понимание исторической перспективы, помогает определить направление социально-экономического и политического развития на долгие годы вперед, правильно ориентироваться в международных событиях. Сила марксизма-ленинизма — в постоянном творческом развитии. Этому учил Маркс. Этому учил Ленин. Их заветам наша партия всегда будет верна!» [Материалы XXV съезда КПСС. М., 1976, с. 72.].

Данная книга содержит анализ наиболее влиятельных направлений современной буржуазной эстетики, хотя и не исчерпывает их во всей полноте. Ряд имен и течений здесь не нашли освещения, но о самых важных и репрезентативных сказано.

Как стало известно из материалов 8-го Международного эстетического конгресса, за последние годы каких-нибудь новых серьезных течений в современной буржуазной эстетике не обозначилось. Можно только отметить симптоматичный факт: внимание буржуазных эстетиков переключилось в значительной мере на вопросы «массовой культуры», эстетики «повседневной жизни», «образа жизни». Это свидетельствует о дальнейшем углублении кризиса буржуазной художественно-эстетической культуры, о дальнейшей ее деидеологизации и деполитизации. Правда, в противовес этому среди леворадикальной интеллигенции наблюдается резкое заострение политических аспектов художественной культуры, которое зачастую приводит к демагогии и политиканству. Эти моменты в книге недостаточно освещены, поскольку многие материалы, в частности 8-го эстетического конгресса, еще недоступны для обстоятельного анализа.

***

Авторами книги являются: Овсянников М.Ф. — Вместо введения; Самохин В.Н. — глав 1 и 4; Гуреева А.В. — главы 2; Басин Е.Я. и Краснов В.М. — главы 3; Яковлев Е.Г. — главы 5; Граблева А.Н. — главы 6; Бломквист Е.Б. — главы 7; Афасижев М.Н. — главы 8; Андреев А.Л. — главы 9; Филонова Л.Г. — главы 10.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер