Ковры. Гогель Ф.В. 1950

Ковры
Гогель Ф.В.
Государственное издательство архитектуры и градостроительства. Москва. 1950
210 страниц
Ковры. Гогель Ф.В. 1950
Содержание: 

[* Сохранена оригинальная орфография издания]

Предисловие
Основные сведения о технике коврового производства
Возникновение ковроделия и типы ковровых изделий

КОВРЫ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Ковры Среднеазиатских республик
Ковры Туркменской ССР
Иомудские ковры
Текинские ковры
Керкинские ковры
Кизил-аякские ковры
Беширские ковры
Эрсарвнские ковры
Тематические ковры Советского Туркменистана
Ковры Киргизской ССР
Ковры Закавказских республик
Ковры Азербайджанской ССР
Ковры Армянской ССР
Ковры Грузинской ССР
Ковры Европейской части СССР
Ковры РСФСР
Дагестанская АССР
Русские ковры
Ковры Украинской ССР
Ковры Белорусской ССР
Ковры Молдавской ССР
Ковры Литовской ССР

КОВРЫ СТРАН НАРОДНОЙ ДЕМОКРАТИИ

Ковры Польской Республики
Ковры Румынской Народной Республики
Ковры Народной Республики Болгарии
Ковры Китайской Народной Республики

КОВРЫ СТРАН ВОСТОКА

Ковры на территории Ирана
Ковры XVI—XVIII веков
Ковры иранские (персидские)
Ковры Иранского Азербайджана
Ковры Иранского Курдистана
Ковры Турции

КОВРЫ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН

Английские ковры
Французские ковры
Испанские ковры
Финские ковры

Современное состояние ковроделия и перспективы его развития
Иллюстрации
Краткая библиография


Перечень иллюстраций

1. Фрагмент туркменской дорожки (иолама) XVIII века
2. Туркменский пендинский энси — завеска входа в кибитку
3. Туркменский капуннук — обрамление входа в кибитку
4. Фрагмент туркменского ковра для пола конца XVII — начала XVIII века
5. Туркменский настенный мешок мафрач XVII века
6. Туркменский настенный мешок чувал
7. Пятиугольный иомудский ковёр осмолдук XVIII века
8. Туркменский осмолдук начала XIX века
9. Белуджистанский молитвенный ковёр «намазлык»
10. Старинный пендинский энси — завеска входа в кибитку
11. Зарисовка фрагмента туркменского (иомудского) ковра, фоторепродукция которого дана на рис. 4
12. Зарисовка концевой каймы туркменского (иомудского) ковра, фоторепродукция которого дана на рис. 4
13. Зарисовка концевой каймы ковра конца XIX века, так называемая «иомудская ёлка»
14. Фрагмент осмолдука XVIII века
15. Зарисовка фрагмента осмолдука XVIII века, фоторепродукция которого дана на рис. 14
16. Туркменский осмолдук начала XIX века (из коллекции Государственного музея восточных культур)
17. Зарисовка фрагмента осмолдука, фоторепродукция которого дана на рис. 16
18. Туркменский осмолдук XVIII века, исполненный в валяной технике (кошма)
19. Фрагмент капуннука. Мотив — стебель с листом
20. Схема, указывающая генезис мотива туркменского орнамента — стебель с листом
21. Одна из распространенных разновидностей иомудских ковров
22. Один из распространенных типов текинских ковров (фрагмент)
23. Текинский ковёр с гёль салорско-пендинского типа
24. Схематическая зарисовка фрагмента старинного туркменского керкинского ковра XVIII века
25. Фрагмент туркменского керкинского ковра XIX века
26. Туркменский огуджалинский намазлык XIX века
27. Туркменский беширский намазлык XVII века (из собраний Русского музея в Ленинграде)
28. Беширский намазлык XIX века
29. Фрагмент туркменского эрсаринского ковра XIX века
30. Ковёр Советской Туркмении с портретом В.В. Маяковского
31. Туркменский ковёр с портретом Анри Барбюса
32. Борт ковра Советской Туркмении, посвященного Ашхабадскому конному пробегу (1936 г.)
33. Киргизский валяный войлочный ковёр
34. Киргизский валяный войлочный ковёр
35. Киргизская валяная завеска входа в кибитку
36. Кавказский ковёр XVII века
37. Азербайджанский ковёр XVII века
38. Азербайджанский ковёр XVIII века Бакинского района
39. Азербайджанский ковёр хила XVIII века
40. Азербайджанский ковёр хило XIX века
41. Азербайджанский ковёр леребедиль XIX века
42. Азербайджанский ковёр Гянджа XIX века
43. Азербайджанский ковёр Карабах XIX века
44. Азербайджанский ковёр чнчи XIX века
45. Азербайджанский ковёр куба XIX века
46. Азербайджанский ковёр сейхур XIX века (из коллекций Государственного музея восточных культур)
47. Азербайджанский ширванский ковёр XIX века
48. Азербайджанский ковёр «казах» XIX века
49. Азербайджанский шитый ковёр XIX века (из коллекций Государственного музея восточных культур)
50. Армянский ковёр XVII века с драконами
51. Армянский ковёр XVIII века
52. Ковёр советской Армении работы 1930-х годов
53. Грузинский ковёр с портретом Шота Руставели (1937 г.)
54. Ковёр советской Грузии
55. Ковёр советской Грузии
56. Ковёр советской Грузин
57. Ковёр советской Грузни
58. Дагестанский намазлык середины Х!Х века
59. Дагестанский ковёр второй половины XIX аека
60. Ковёр советского Дагестана 1949 года
61. Ковёр советского Дагестана 1939 года
62. Ковёр советского Дагестана 1946 года
63. Ковёр советского Дагестана 1930-х годов
64. Ковёр советского Дагестана 1930-х годов
65. Ковёр советского Дагестана 1930-х годов
66. Русский ковёр 1830-х годов
67. Шитый русский ковёр первой половины XIX века
68. Русский ковёр XIX века
69. Фрагмент русского ковра советской работы (в синих и белых тонах)
70. Фрагмент русского тюменского ковра мохровой техники
71. Украинский килим — безворсный ковёр XIX века
72. Украинский килим — безворсный ковёр XIX века
73. Украинский килим 1936 года по рисунку ковровщицы П. Власенко (с. Скобцы, Киевской области)
74. Украинский килим 1936 года
75. Украинский ковёр на тему «Товарищ Сталин среди народа». Коллективная работа ковровщиц Киевской, Черниговской и Одесской областей
76. Польский стриженый ковёр XVIII века
77. Румынский ковёр XX века
78. Румынский ковёр XX века
79. Румынский ковёр XX века
80. Китайский ковёр VIII века
81. Фрагмент китайского ковра VIII века
82. Китайский ковёр XIX века
83. Китайский ковёр XX века
84. Ковёр районов Синь-Цзяня XIX века
85. Небольшой ковёр районов Синь-Цзяня для чепрака
86. Ковёр районов Синь-Цзяня XIX века
87. Применение ковров в китайской архитектуре. Китайский ковёр, предназначенный для декорации колонны и ковёр, помещенный на колонне
88. Китайский бархат XVI века (из коллекций Государственного музея восточных культур).
89. Ковёр XVI века с изображением зверей (Северо-западный Иран)
90. Фрагмент иранского ковра 1539 года из мечети в г. Ардебиле
91. Ковёр XVI века с изображением зверей (Северо-западный Иран)
92. Фрагмент иранского ковра XVII века
93. Ковёр XVII века с изображением орошаемого сада (северо-западный Иран)
94. Фрагмент садового ковра XVIII века с изображением орошения цветущего сада (северо-западный Иран)
95. Фрагмент иранского ковра XVII века
96. Керманский ковёр конца XVIII века (Иран)
97. Небольшой шёлковый кашаяский ковёр (Иран) XIX века (из коллекций Государственного музея восточных культур)
98. Фераганский ковёр (Иран)
99. Ковёр серабенд (Иран)
100. Фрагмент хамаданского ковра (Иран)
101. Ширазский ковёр (Иран)
102. Фрагмент хорасанского ковра (Иран)
103. Тавризскнй шёлковый ковёр XVIII века (Иранский Азербайджан)
104. Фрагмент ковра сенне (Иранский Курдистан)
105. Ковёр «мина-хани» (Иранский Курдистан)
106. Намазлык «гнордес» XVII века (Турция)
107. Ковёр ушак XVI—XVII веков (Турция)
108. Турецкий ковёр бергам
109. Турецкий ковёр ладик
110. Фрагмент английского стриженого ковра 1603 года
111. Английский стриженый ковёр 1757 года
112. Французский стриженый ковёр Савоннери конца XVII века
113. Французский стриженый ковёр Савоннери конца XVII века
114. Испанский стриженый ковёр XV века
115. Фрагмент испанского стриженого ковра XV века

ЦВЕТНЫЕ ТАБЛИЦЫ

Эскиз русского ковра 1946 г.— на переплёте
Китайский ковёр XVIII века (фронтиспис)
Китайский ковёр XVIII века с изображением лотоса

ТАБЛИЦЫ

Туркменский ковёр, посвященный ашхабадскому пробегу, с портретом товарища Сталина
Туркменский ковёр с портретом товарища Сталина в окружении гербов 16 советских республик
Туркменский ковёр с портретом В.И. Ленина

Предисловие

Блестящее развитие всех областей советской культуры и искусства особенно ярко проявилось за время сталинских пятилеток. В архитектуре, живописи, скульптуре и во всех областях декоративного и прикладного искусства наблюдаются большие достижения. Создаются многие тысячи общественных и жилых зданий, совершенствуется техническое оборудование и повышается художественное качество новых жилых и общественных сооружений и их внутреннего убранства.

В связи с широчайшим размахом советского архитектурного строительства встают и вопросы художественной промышленности, связанной с архитектурой, в частности относящейся к интерьеру. В этой связи вырисовывается и роль ковроделия. Ковры издавна ценились как предметы украшения, обстановки, великолепного убранства. Архитектор, декоратор, художник должны критически освоить богатейшее наследие в области ковровых изделий и прежде всего должны знать ковры нашей страны, особенно изделии народного творчества, хранящие прекрасные народные реалистические традиции. Необходимо ознакомиться и со всем лучшим в ковровом искусстве зарубежных стран, — наше искусство завершает все достижения человечества.

При анализе коврового творчества нашей страны автор на основе многолетней работы в этой области стремился к раскрытию сложившихся веками реалистических традиций в нашем ковроделии. Такой анализ является ценным для дальнейшего развития, на основе социалистического реализма, нашего национального по форме и социалистического но содержанию искусства.

Опубликование исследований реалистического смыслового значения наших ковровых рисунков особенно своевременно потому, что до сих пор и этой области имеются попытки истолковывать подобные рисунки как магические, геральдические, символические и т. д., что содействует распространению идеалистических гипотез.

Настоящая работа ставит целью не только ознакомить читатели с основными типами существующих ковровых изделий, их особенностями и основными этапами их развития, подать также общие сведения, необходимые нашим художникам для проектирования новых ковров.

Архитектура интерьера определяется не только габаритами и пропорциями помещения, дверей и окон, лепными и прочими элементами декора, но и оборудованием, обстановкой, заполняющей помещение. Существенную роль играют мебель, осветительная арматура, ткани, в том числе и ковры. Зачастую ковер, висящий на стене или лежащий на полу, заметно меняет и улучшает облик интерьера. Ковры имеют высокие художественно-декоративные достоинства.

Предметы декоративно-прикладного искусства, в том числе и ковры, включаемые в композицию интерьера, не остаются чем-то самостоятельным, они становятся частью этой композиции. Ковры иногда могут в значительной мере отличаться от всей обстановки по стилю, характеру и колориту и «вписываться» в интерьер, составляя с ним единое целое, даже более того — привнося разнообразие, оживляя обстановку. Восточные ковры очень часто встречаются в интерьерах, обставленных европейской мебелью, и хорошо дополняют ансамбль.

Разумеется, такое сочетание оправдывается лишь в том случае, когда введение в интерьер ковра не нарушает единства, как необходимого условия высокого художественного качества.

Если же ковры становятся неотъемлемыми элементами интерьера, то, проектируя их, надо исходить из отводимой им роли. Ковры, предназначаемые для жилых комнат или общественных помещений, должны отвечать характеру и задачам архитектуры.

Эстетическими предпосылками советского искусства, в том числе и декоративного, являются те новые черты в сознании людей, которые присущи человеку социалистического общества, Необычайная нагромождённость, аляповатая роскошь, бьющее в глаза богатство — таковы черты буржуазных особняком дореволюционной России, которым подражали мелкобуржуазные и мещанские квартиры. Все это уходит из искусства и тоге напряженной борьбы, по мере того как в сознании людей вытесняются пережитки капитализма и моменты буржуазной психологии. Нашей советской архитектуре присущи формы, лишенные напыщенности, претенциозной роскоши и в то же время — примитивности и упрощенчества. Глубокая идейность, правильное раскрытие нового содержания, высокое художественное качество, использование лучших достижений искусства и техники — таковы черты нашего искусства, в том числе декоративного и в частности ковроделия.

До Великой Октябрьской социалистической революции ковроделие в России развивалось как кустарное производство. Ковровой промышленности не было. Были «шпалерные мануфактуры» еще в XVIII веке, которые делали и ковры. В XIX веке фабрики копировали любые образцы, охотно подражая любому «стилю». Налицо был разрыв между народным декоративным искусством и художественной промышленностью. В начале XX века ковры ручной работы народного творчества относительно высоко ценились; промышленность в это время уже выпускала более дешевые ковры машинной выработки, обычно подражательные, зачастую в художественном отношении низкого качества. В силу своих материальных возможностей население было вынуждено пользоваться по преимуществу более дешевыми фабричными коврами, и таким образом распространялся и насаждался невысокий художественный вкус. Для огромной же части населения и фабричные ковры были недоступны. Художественные ковры ручной работы были достоянием богатых домов. Искусство принадлежало классу эксплоататоров. Иное мы наблюдаем в советском декоративном искусстве. Искусство в социалистическом обществе становится всенародным. В продукции декоративно-прикладного искусства исчезли моменты классовой диференциации. Национальные художественные традиции, как подлинно народные, заняли в нашем искусстве ведущее положение. Художественная направленность промышленности и народное творчество в кустарных промыслах, по существу, едины. И более дешевые машинные, и более дорогие ручные ковры теперь развивают лучшие традиции прошлой культуры народов Советского Союза, отражают великую эпоху, несут в себе черты высокого художественного вкуса. Вопросы большого художественного порядка встали перед нашей художественной промышленностью и перед нашим ковроделием. Наши ковры призваны отвечать высоким эстетическим запросам человека, строящего коммунизм.

Наше искусство — национальное по форме и социалистическое по содержанию. Национальность формы — это не внешнее подражание образцам народного творчества или прошлому искусству народа, национальность формы — в том, что искусство близко и понятно народу, продолжает и развивает его художественные традиции, пользуется художественным языком, понятным ему, выработанным его вековой историей. Реалистичность понимания природы, жизни и задач искусства и жизней утверждающий оптимизм прослеживаются па протяжении столетий в искусстве пародов нашего Союза; как ведущие, побеждающие тенденции, они являются основными чертами национальной формы искусства народов СССР.

И ковроделии, как и вообще в советском прикладном искусстве. ставится задача — создание массовой продукции. Вот почему мы говорим о перспективах развития советской ковровой промышленности. Строительство же общественных сооружении местного и общегосударственного значения в первую очередь требует не рядовой, а индивидуальной продукции. Но грань между массовой и индивидуальной продукцией у нас стирается. Если в искусстве дореволюционной России какие-либо уникальные произведения, по существу, имели мало общего с массовыми изделиями, отвечая другим целям, то в советском искусстве и массовые и лучшие изделия отвечают одним и тем же основным требованиям.

Ленинско-сталинское учение об освоении культурного наследия говорит о том, что наше советское искусство завершает художественные достижения человечества. Наше искусство нельзя оценивать иначе, как высший этап художественной культуры, и прежде всего — художественной культуры наших народов. Из этого понятно, что вопрос освоения художественного наследия прошлого в нашем искусстве не решается простым продолжением того, что было прежде. Новое искусство наполнено новым содержанием и должно быть новым по форме,— того требует наше стремление к единству формы и содержания. Сталинская формула нашего искусства, социалистического по содержанию и национального по форме, определяет пути развития искусства народов СССР.

Под влиянием социальной среды исконные формы искусства народа не остаются неизменными, они развиваются и изменяются, приобретают новые черты и новое содержание, одни отмирают, другие нарождаются.

Познать художественные традиции народа в их конкретном содержании и развить их дальше в нашем современном искусстве важнейшая задача советских художников. Вот почему советский художник обязан изучать прошлое искусство, глубоко проникая в его основы.

Беспринципное заимствование приемов, механическое воспроизведение чуждых содержанию форм, все то, что именуется эклектикой, совершенно не по пути нашему искусству. Нельзя же, в самом деле, в советском ковре воспроизводить формы старых молитвенных ковриков, не обращая внимания на чуждое, непонятное человеку содержание и относясь к ним только как к отвлеченным, ничего не выражающим мотивам. Как всякое проявление формализма, эклектика совершенно недопустима в нашем искусстве. Борьба за идейность немыслима без борьбы против формализма и против эклектики. Борьба за идейность — одно из основных условий социалистического реализма. В основе реалистического метода лежит правильное понимание явлений жизни, явлений окружающей действительности, правильное раскрытие отношений между людьми и их социальной сущности. Идейность, правдивость, единство формы и содержания, народность — таковы неотъемлемые черты искусства социалистического реализма.

Эта книга ни по объему, ни по своему назначению не может с исчерпывающей полнотой охватить всего прошлого и всего современного коврового производства даже одной нашей страны. Автору пришлось отбирать те группы ковров, которые могут послужить примерами, необходимыми и достаточными для подтверждения выдвинутых в книге положений, для ответа на поставленные вопросы и для показа всего многообразия коврового дела.

При этом, в ущерб полноте, автору пришлось отказаться от описания многого, заслуживающего внимания, из равноценных примеров отбирать одни и отбрасывать другие не потому, что они менее достойны, а лишь в целях раскрытия намеченных вопросов на наиболее убедительных примерах.

Естественно, интересуясь прежде всего ценнейшими ковровыми изделиями нашей страны, мы начали изложение с раздела о коврах советских республик и внутри этого раздела — с ковров Туркменской ССР, что обусловлено и великолепными качествами их и главным образом тем, что на них лучше всего можно выяснить ряд основных тезисов.

Затем следует раздел о коврах зарубежных стран и в первую очередь — о коврах стран народной демократии, среди которых более всего места отводится коврам Китайской народной республики, стране, где ковроделие известно как более древнее искусство.

Затем идет раздел о коврах стран Востока, именно о коврах, исполненных на территории Ирана, и о коврах Турции и, наконец, даются краткие сведения о коврах западноевропейских, стран — английских, французских, испанских и финских.

Среди советских ковров можно найти немало образцов, в полной мере отвечающих задачам советского декоративного искусства. Здесь такие примеры даются. За короткий период, всего за треть века, наше советское ковроделие прошло большой путь и достигло больших успехов. Мы вправе говорить о нём, как о новом этапе в истории ковроделия; ковры у нас стали достоянием миллионов трудящихся, подлинно массовым народным искусством, они создаются народом и для народа. Рисунки и расцветки наших ковров наполнены новым содержанием, отображают великие события и великих людей великой эпохи человечества, повествуют о гуманизме и оптимизме нашего времени. Мастера советского ковра создают новые композиции, новые рисунки, новые орнаментальные мотивы, находят новые краски для раскрытия нового, социалистического содержания, используя при этом все богатство художественного наследия народов СССР.

Область советского ковроделия открывает широчайшие возможности для новаторства в самых разнообразных направлениях. Необходимо экспериментировать, смело осваивая культурное наследие прошлого и развивая ковроделие на основе реалистических традиций народного творчества.

Прошлое ковроделия указывает, между прочим, на разнообразие форм ковровых изделий, как то: пятиугольные ковры, ковровые обрамления входов, ковровые фризы, квадратные, круглые ковровые формы и т. д. Насыщенные новым, реалистическим содержанием, эти формы в нашем быту дают новые, свежие черты в общем гармонически цельном советском интерьере.

Изучение культурного наследия указывает нам также пути создания более обогащенного и полнозвучного колорита, примеры чего, на основе непосредственного сопоставления нескольких близких тонов, мы видим в наших туркменских коврах. Расширение и развитие этого принципа сулит широчайшие колористические возможности для нашего коврового искусства.

Советская художественная практика неисчерпаемо многообразна. Трудно перечислить все ее формы, все ее черты хотя бы только в одной области ковроделия. Советские художники, развивающие великие художественные традиции народов Советского Союза, вооруженные марксистской теорией, правильно понимающие окружающую их действительность, владеющие высокой техникой, создают образцы высокого советского искусства.

Если наша книга поможет советским художникам, проектирующим ковровые изделия, углубиться в познание художественного наследия и лучше понять дальнейшие пути ковроделия на основе реалистических традиций, то это послужит делу дальнейшего улучшения художественного качества советских ковров, и можно будет сказать, что книга оправдала себя.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер