Краткая архитектурная хроника. Майдар Д., Ткачев В.Н. 1980

Краткая архитектурная хроника
Майдар Д., Ткачев В.Н.
Издательство Госкомитета совета министров МНР по высшему, среднему и специальному профобразованию. Улан-Батор. 1980
288 страниц, илл.
Краткая архитектурная хроника. Майдар Д., Ткачев В.Н. 1980
Содержание: 

Современная марксистско-ленинская наука уделяет большое внимание выявлению роли кочевых народов в общих процессах развития мировой культуры. Архитектура, отражающая в своих произведениях социально-экономические и культурные достижения народов, представляет в этом отношении богатый фактический материал. Имевшиеся в недалеком прошлом искажения и недооценка роли азиатских народов в становлении мировой культуры в значительной степени обуславливались слабой изученностью их истории и, в честности, истории архитектуры кочевых народов.

В настоящем издании, наряду с раскрытием в краткой форме общих закономерностей развития архитектуры народов на различных континентах, предпринята попытка с привлечением новейших исторических данных объективно, проследить характер и особенности взаимовлияния процессов развития архитектуры оседлых и кочевых народов.

При общем хронологически последовательном изложении, текстовая часть и иллюстративный материал сгруппированы по региональному принципу, что позволило более выпукло осветить характерные черты архитектуры разных народов, в том числе архитектуры Монголии. Книга рекомендована Редакционным советом Госкомитета по ВСС и ПТО при Совете Министров МНР в качестве учебника по краткому курсу всеобщей истории архитектуры.

Введение

I. Архитектура первобытного общества
1. Пелеолит (25000—15000. лет назад)
2. Неолит (от 15000 до 8000 лет назад)
3. Бронзовый век (1500—2000 лет до н. э.)

II. Архитектура рабовладельческих государств Древнего Востока
1. Архитектура Древнего Египта. III тысячелетие — I в. до н. э.
2. Архитектура Древней Месопотамии III тысячелетие — IV в. до н. э.
3. Архитектура Древней Персии. VI—IV вв. до н.э.
4. Архитектура Древнего Ирана III в. до н. э. — VII в.

III. Античная архитектура Средиземноморья
1. Архитектура Эгейского мира, III тысячелетие — V в. до н. э.
2. Архитектура Древней Греции XII в. до н. э. - I в. н. э.
3. Архитектура Древнего Рима. VII в. до н. э. — V в. н.
4. Архитектура Причерноморья и Средней Азии эпохи античности, V в. до н. э. — III в.

IV. Архитектура раннефеодальной Европы
1. Раннехристианская и византийская архитектура. VI—X вв.
2. Города к архитектура Европы раннего средневековья. VII—XIII вв.
3. Романская архитектура VIII—XII вв.
4. Европейские города XII—XV вв.
5. Готическая архитектура. XII—XVI вв.

V. Итальянская архитектура возрождения
1. Архитектура раннего ренессанса. Конец XV в.
2. Архитектура Высокого ренессанса, Первая половина XVI в.
3. Архитектура позднего ренессанса, Вторая половина XVI в.
4. Архитектура барокко в Италии. XVII—XVIII вв.
5. Градостроительство Италии периода ренессанса барокко

VI. Архитектура средневековой Европы
1. Архитектура Франции XVI — нач. XIX вв.
2. Архитектура Англии. XVI—XVIII вв.
3. Архитектура Испании XV—XVIII вв.
4. Архитектура Португалии XII—XVIII вв.
5. Архитектура Германии XVI — нач. XIX. вв.
6. Архитектура Австрии XVI—XVIII вв.
7. Архитектура Нидерландов XVI — нач. ХIХ вв.
8. Архитектура Скандинавских стран XVI — нач. XIX вв.
9. Архитектура Прибалтийских народов X — нач. XIX вв.
10. Архитектура народов Центральной Европы X — нач. XIX вв.
11. Архитектура южных славян и стран Балканского полуострова IV — нач. XIX вв.
12. Русская архитектура X — нач. XIX вв.
13. Архитектура Юго-восточной Европы и народов Закавказья VII — нач. XIX вв.

VII. Архитектура стран арабского Востока. Средней Азии и Америки
1. Архитектура стран арабского Востока VII — XIX вв.
2. Архитектура Средней Азии X—XIX вв.
3. Архитектура Афганистана X—XIX вв.
4. Архитектура Древней Америки. Первые века н. э. — XVI в.

VIII. Архитектура стран восточной и юго-восточной Азии
1. Архитектура Индии III в. до н. э.— нач. XIX в.
2. Архитектура народов Индокитайского полуострова и Индонезии Первые века н. э. — XIX в.
3. Архитектура Непала VI—XIX вв.
4. Архитектура Тибета VII—XIX вв.
5. Архитектура Китая, III тысячелетие до н. э. — XIX в.
6. Архитектура Кореи III—XIX вв.
7. Архитектура Японии III—XIX вв.

IX. Архитектура дореволюционной Монголии
1. Архитектура дофеодальных государств на территории Монголии III в до н. э. — XIII в. н. э.
2. Архитектура периода Монгольской империи и феодальной раздробленности XIII—XVII вв.
3. Архитектура периода маньчжурской колонизации и предреволюционного времени 1644—1921 гг.

X. Архитектура капиталистического общества
1. Становление капиталистической архитектуры Западной Европы и США
2. Архитектура Западной Европы конца XIX — нач. XX вв.
3. Архитектура США конца XIX в.
4. Архитектура Западной Европы первой трети XX вв.
5. Архитектура США первой трети XX в.
6. Русская архитектура эпохи капитализма XIX — нач. XX вв.

XI. Архитектура социалистического общества
1. Архитектура СССР
2. Архитектура социалистической Монголии 1921—1941 ГГ.

Заключение

Введение

Архитектура — древнейший вид человеческой деятельности. Строительное искусство, начавшееся с устройства простейших укрытий и примитивных культовых идолов, постепенно обогащалось функциональными, конструктивными и эстетическими находками, удовлетворявшими различные потребности развивающегося общества и отражавшими совершенствование его технических возможностей.

С древности до наших дней в круг объектов архитектурного творчества последовательно вводились храмы, погребальные сооружения и дворцы правителей, крепости, отдельные городские ансамбли, общественные, а затем и промышленные здания, инженерные сооружения, массовое жилище, города. Широкий диапазон охвата архитектурной практикой всех сторон нашей жизни, от разработки комфортабельного жилища до урбанизации планеты в недалеком будущем, требует привлечения к созидательной работе многочисленных специалистов самого различного профиля.

Содержащие понятия архитектора в прошлом раскрывалось по-разному, в соответствии с различными уровнями осознания решаемых ею задач. Но независимо от различий историческая объективность указывает на нераздельное единство двух основных начал: материального и художественного — в любом архитектурном произведении. Эти же начала мы закладываем и в современное понимание архитектуры, называя ее средством организации материальной среды и воздействия на духовный мир человека.

История архитектуры на материале сохранившихся памятников дает достоверную картину развития тектонических идей, строительного мастерства и художественных принципов, а через них вскрывает закономерности формирования экономической базы общества и тончайшие нюансы соотношения классовых сил в разные эпохи.

В истории архитектуры оживают быт и духовный мир давно исчезнувших народов, ярко и в динамике проявляется идеологическое содержание официальных сооружений господствующего класса. В ней отражен также неуклонный рост гуманистических начал, демократизации человеческой цивилизации, которые приведут в конечном счете к бесклассовому обществу и архитектуре нового качества, соединяющей интернациональные технические и художественные достижения с национальными традициями каждого народа.

Периоды расцвета архитектуры тесно связаны с экономическим и политическим взлетом государств. Но в истории народов; особенно деспотий Древнего Востока, немало случаев, когда огромный размах дворцового и культового строительства подрывал экономику страны, и она не могла противостоять натиску завоевателей.

Почти все сохранившиеся памятники относятся к объектам официальной архитектуры. Это — храмы, погребальные комплексы, дворцы. Выдающиеся по грандиозности, блеску замысла и тщательности исполнения, они возвышались недосягаемыми пиками над безбрежным морем массовой рядовой застройки, характер которой можно восстановить лишь по раскопкам, изображениям или чудом сохранившимся законсервированным природой сооружениям, не претендующим на особое к ним внимание. Тем не менее, бытовое, народное зодчество было той мастерской где формировались основные конструктивные системы, приемы пространственной композиции и художественной обработки, тем питающим слоем, на котором вырастает архитектура официального ранга.

Диалектическое взаимодействие народной и официальной архитектуры вообще представляет один из основных механизмов развития мирового зодчества.

Конструктивные и планировочные принципы, исходные декоративные мотивы вырабатываются уже при возведении простейших сооружений, прежде всего жилища. Глубокая связь народного зодчества с хозяйственным укладом, климатом, строительными материалами определяет относительную устойчивость строительных и художественных традиций, создает ту бытовую и эстетическую среду, в которой воспитывались и строители и заказчики.

Сложны пути заимствования официальной архитектурой форм народного зодчества. Специфика этих процессов восходит к общественному разделению труда в эпоху бронзы, когда начинается формирование двух хозяйственных укладок: кочевого и оседлого (стационарного) — дополняющих друг друга. Разделение труда дает импульс специализации и разделению народов в соответствии с тем, какой удельный вес занимает в их экономике земледелие и скотоводство. Происходит отчуждение культур, каждая из них теперь развивается в своем русле, определяемом потребностями хозяйственной жизни и социальной организации. В то же время обе культуры находятся в постоянном взаимном контакте и обогащают друг друга. Широкая торговля, обмен продуктами труда и культурными достижениями были выгодны как оседлым, так и кочевым народам, В периоды великих переселений целых народов происходит прямое скрещивание культур. Результатом таких процессов является, например, архитектура Древней Персии, мавританская, монгольская архитектура и др.

В обществе «стационарной» культуры формы деревянных, соломенных и глиняных хижин переводятся в камень культовых и дворцовых построек, при значительном увеличении размеров. Количественность, переход к грандиозным масштабам — один из главных путей трансформации народных традиций в официальной архитектуре.

На первых ступенях перехода ощущение несоразмерности масштаба преодолевалось таланта и зодчих, умевших извлечь из количественного задания (размер и число помещений, дополнительных элементов, связанных с атрибуцией власти, величия, культа) новое качественное содержание, не имеющее аналога в народном зодчестве. В представительной архитектуре привилегированных классов терялась видимая идейно-художественная связь с исходными формами, она развивалась по собственным законам, продиктованным правящей верхушкой общества, а многократная повторяемость ложилась в основу новых архитектурных типов.

Известную сложность перехода представляла и сама смена материала. Блестящий пример мастерства перевоплощения конструктивно-художественной формы из дерева в камень демонстрируют индийская архитектура и история создания древнегреческого ордера из предшествующей стоечно-балочной конструкции деревянных построек. Нет никакой лжи в декоративном использовании элементов деревянного перекрытия, поскольку именно художественное осмысление конструкций традиционной системы закладывается в основу дальнейшего развития древнегреческой архитектуры, логично вскрывающей закономерности сочетания каменных масс здания, Выдающиеся достижения этой архитектуры способствовали перенесению центра тяжести в оценке архитектурного произведения с эффекта подавления человеческой психики на гуманистичность содержания, соразмерный человеку масштаб, элегантность пропорций, жизнеутверждающий характер в целом.

Тем же путем наращивания масштаба, побуждающего на критическом этапе к качественным изменениям, идет и архитектура кочевого общества. Но есть и отличия. Кочевая жизнь резко ограничивает диапазон хозяйственной деятельности самыми необходимыми производственными процессами. Постоянное перемещение в поисках пастбищ диктует исключительную целесообразность, универсальность, мобильность хозяйства кочевника. Этими качествами проникнуты и образ жизни, и предметы обихода, и архитектура степных народов. Несмотря на то, что в эпоху феодализации значительно расширяется функциональное содержание сооружений представительного назначения, преобразование уже сложившихся форм народного жилища идет медленными темпами. При запоздалом социальном развитии областей, населенных кочевыми племенами (простота и консерватизм производственно-хозяйственного уклада объясняет, по словам К. Маркса, «тайну неизменности азиатских обществ, находящейся в столь резком контрасте с постоянным разрушением и новообразованием азиатских государств и быстрой сменой их династий». (К. Маркс, Капитал, т I, стр. 371, М. 1967 г.), кочевники могли воспользоваться формами, выработанными соседними оседлыми народами, при создании мемориальных и дворцовых ансамблей оседлого типа. В этом процессе оседания большинство культовых сооружений еще долго сохраняют свою мобильность, применяясь к образу жизни населения.

Происходит слияние двух путей развития официальной степной архитектуры: исходящего из собственных традиций и привнесенного извне. При этом заимствованные формы проходят проверку условиями кочевого быта, перерабатываются и входят как неотъемлемое составляющее в самобытную архитектуру кочевников. С другой стороны, принципы сборности, легкость пропорций и художественный строй их сооружений оказывают заметное влияние на архитектуру оседлых народов, Русский путешественник В. Боткин, посетивший в XIX в. Альгамбру, отмечает родственную связь изящных интерьеров этого дворца с легкими шатрами арабов. Простор и масштаб вносится в светлые дворцовые залы (ападаны) кочевыми персами, покорившими Древний Вавилон и поднявшими эстафету его культуры.

Характерно, что ориентация на сборные деревянные конструкции, всегда оставляющая возможность перемещения сооружения, является основной канвой развития кочевой архитектуры на всех ее этапах.

Естественно, что упрощенная схема «вырастания» классовой архитектуры из народного зодчества не может дать полного представления о многогранных процессах формирования национального и мирового зодчества. Отметим лишь наличие и обратного влияния официальной архитектуры на народное зодчество.

В задачу истории архитектуры, как науки, входит раскрытие этапов развития тектонических систем, материализующих конструктивные и идейно-художественные поиски эпох и народов и обусловленных как социальным заказом, так и совершенствованием строительной техники, выявление объективно-исторических причин и особенностей культурных контактов по территориальным и временным признакам, объясняющих коренные отличия в архитектуре соседствующих культурных ареалов и поразительное сходство архитектурных типов в странах, разделенных тысячами километров и сложной географической средой.

По своей тектонической сущности архитектура — это борьба человека с гравитационными силами Земли. Мегалитические сооружения были первым вызовом природе, победой человеческого духа, осознанием своих возможностей, и уже на заре истории свидетельствуют о зарождении в строительном деле эмоционального начала, использованного еще правителями древнейших цивилизаций Востока при возведении гигантских каменных монолитов, пирамид, погребальных храмов и глиняных зиккуратов.

В строительной практике первобытного человека еще не было сознательного разделения частей здания на несущие и несомые. Но в сводчатом профиле выкопанных пещер, яйцевидном или коническом куполе тростниковой хижины, обмазанной глиной, в жердях, перекрывавших землянки, и подпорных столбах первые строители интуитивно чувствовали возможности материала, подсказанные его свойствами. Уже на этом этапе, хотя и на примитивном уровне, появляются зародыши всех известных современному человечеству тектонических систем. Последовательность их освоения, художественного осмысления и представляет, в сущности, историю развития архитектуры.

Накопление строительного опыта ведет к функциональному разделению конструктивных элементов и подготавливает основу для выработки устойчивых для каждого района пространственных схем сооружений.

Простейший тектонический тип — стена — в зависимости от наличного строительного материала, геофизических и климатических условий приобретает различное конструктивное решение. Стены выкладывались из камня, на растворе и без него, из высушенного на солнце или обожженого кирпича, слоями сырой глино-соломенной смеси, в виде срубной конструкции из бревен и т. д. В условиях мягкого климата и повышенной сейсмичности вырабатывался каркасный тип стен. Требования мобильности вызывают создание своеобразных складных решетчатых стен степного жилища — юрты.

Необходимость перекрытия внутреннего пространства приводит к конкретному формированию стоечно-балочной и сводчато-купольной тектонических систем.

Первая на ранних этапах развития архитектуры получает наиболее широкое распространение в силу простоты и надежности конструктивного содержания.

Возведение сводов и куполов, зародившееся, по-видимому, в Древней Месопотамии и вызванное отсутствием дерева для устройства перекрытий, затормозилось в своем развитии (главным образом, в применении к постройкам официальной архитектуры) из-за ограниченной возможности перекрытия широких пространств непрочными оболочками, хотя в народном зодчестве Ближнего Востока купольные крыши сохранились и по сей день.

Различны конструктивно-художественные формы стоечно-балочной архитектуры. Так, учет сейсмичности порождает сложную «рессорную» систему передачи нагрузки на колонну посредством доугунов в Китае, а на древнем Крите та же проблема решалась широкой плитой завершения колонны. Разновидности конструктивных решений узла стыкования колонны с балками перекрытия послужили отправными моментами их художественной обработки в виде капителей — наиболее характерных опознавательных элементов в архитектуре разных стран.

Эпохой настоящего расцвета арочных и сводчатых конструкций стала архитектура Древнего Рима, обобщившая и развившая строительные и художественные достижения предшествующих эпох. Обширные завоевания римлян вызвали бурный рост строительства инженерных и фортификационных сооружений. Массовость строительства, соображения экономики и скорости возведения благоприятствовали появлению бетона и эффективных способов кладки, разработке прогрессивных конструкций на основе арки.

Падение Римской империи, перенос экономического и культурного центра Средиземноморья в Византию, сложный водоворот социальных событий, потрясших раннее средневековье, начавшийся активный процесс образования феодальных государств в Европе и Азии ставят перед архитектурой новые задачи. Необходимость создания крупных перекрытых пространств для больших скоплений людей в культовых и церемониальных сооружениях выдвигают на первое место купольные конструкции. Художественный образ купольного здания — главное достижение и итог византийской архитектуры, подхваченные строителями христианской Европы и мусульманского Востока.

Смутные времена зарождения и утверждения христианства, отрицающего «языческую» античную культуру, замедлили поступательный рост тектонического искусства, начавшего поиск новых конструктивных и художественных форм. Средневековым строителям во многом пришлось начинать сначала: с трудом осваивалось наследие римского мастерства возведения арок и сводов, была забыта бетонная техника. Прославленная София, претендующая на роль самого крупного храма того времени, неоднократно обрушалась. Однако уроки византийской строительной практики, сопряженной с решением вопросов устойчивости распорных конструкций» сложности их статического взаимодействия, выдвигают на повестку дня необходимость математического расчета, выявления законов соотношения нагрузок. Но освобождение конструкций здания от инертных масс, облегчение его веса благодаря введению каркасной системы каменных ребер-сводов с заполнением пространства между ними тонкими оболочками, применение стрельчатых арок, сводов и аркбутанов, придавших зданиям соборов скелетоподобную форму, стали возможны только в эпоху готики — в период интенсивного развития ремесла в городах, совершенствования каменотесной техники. Готика была высшим достижением каменной архитектуры, исчерпавшей до конца конструктивные и художественные возможности камня как строительного материала.

Эпоха Возрождения вновь привлекает стеновую конструкцию как художественное и тектоническое средство архитектуры. В последующие периоды в европейской практике используются в различных сочетаниях уже сложившиеся конструктивные системы. Отдельные инженерные находки не меняли существа тектонических достижений.

Параллельное европейскому становление архитектуры стран так называемого мусульманского и буддийского мира приходит в принципе к тем же конструктивным результатам, облаченным только в иной декоративный наряд.

Консерватизм и отсталость феодальных отношений в обществе эпохи нарождающегося капитализма объясняют в равной мере как конструктивный застой, так и бесперспективность формотворчества, приводящего к эклектике архитектуру этого переходного периода.

Усиление декоративистских тенденций присуще завершающим этапам развития каждой тектонической системы.

Только стремительный рост капиталистического производства XIX—XX вв., широкое строительство фабрик, заводов, мостов, железных дорог приводят к интенсивному использованию в архитектуре металла, железобетона и других новых материалов. На серьезную научную базу переводятся проектирование и строительство. Точный инженерный расчет позволил вскрыть новые конструктивные, а вслед за этим и художественные возможности стали, чугуна, стекла. Строятся висячие мосты, создаются вантовые конструкции перекрытий. Принцип их работы в корне отличается от статической основы самонагруженных стоечно-балочных и арочно-купольных систем древности.

Архитектурной практикой и выросшими на ее базе теоретическими исследованиями уже до второй мировой войны были намечены основные направления тектонических разработок, ведущихся в наше время.

Тектонические средства предоставляют возможность реализации архитектурного замысла, который сам по себе является продуктом мировоззрения господствующих сил общества.

В антагонистическом обществе эксплуататорские классы используют эмоциональное воздействие архитектуры как одно из основных орудий социального подавления. Всю историю архитектуры этих обществ пронизывает стремление привилегированных классов утвердить вечность существующего порядка вещей. Следовательно, раскрывая характер развития технических приемов и типов конструкции, мы всегда должны учитывать специфику социальных задач углубления и концентрации идей самоутверждения того или иного эксплуататорского строя. И только в архитектуре эпохи социализма провозглашаются общенародные задачи архитектуры, намечаются и реализуются последовательные этапы построения демократического общества, свободного от эксплуатации человека человеком, от необходимости создавать в целях идеологического нажима культовые и дворцовые сооружения паразитирующего класса.

В сокровищницу мирового зодчества внесли свой вклад все народы земли. Культурное влияние, перенесение конструктивного и художественного опыта из одной страны в другую никогда не было однонаправленным процессом. Поэтому даже отсталые в социально-экономическом развитии народы вносили определенные прогрессивные новшества в культуру и архитектуру более развитых государств.

Марксистская наука утверждает диалектический характер становления культуры каждой страны. Именно с точки зрения соответствия культуры, в том числе архитектуры, социальным запросам данного общества на любом этапе общественного развития, марксизм определяет ее конкретную ценность в материальной и духовной жизни этого общества.

Объективность этого положения делает несостоятельными попытки буржуазной социологии поставить культуру целого ряда народов вне истории, навесить на них ярлык второсортности. В этих попытках проявляется классовый характер буржуазной науки о развитии наций, служащей эксплуататорским и колонизаторским целям международного капитала, вовсе не заинтересованного в поддержке идеи самостоятельности культуры покоренных им народов Востока, Африки и Латинской Америки, народов, завоевавших в упорной национально-освободительной борьбе независимость и право распоряжаться собственной судьбой.

Искажению и недооценке роли этих народов в становлении мировой культуры в значительной мере способствовала слабая изученность памятников их истории. К сожалению, и сейчас еще ощущается острая нехватка теоретических обобщений, выявляющих степень взаимопроникновения культур и особенности процессов усвоения или отторжения привнесенных элементов. Лишь совсем недавно стала выявляться роль кочевых цивилизаций в общих процессах культурного развития различных наций.

Безусловно, развитие исследований в области истории архитектуры должно идти в направлении более глубокого проникновения в исходные для каждого народа и каждой эпохи строительно-художественные принципы при одновременном очищении от односторонности и предвзятости взглядов на культурные контакты и оценку их результатов. В настоящей работе авторы придерживаются именно таких позиций.

Материал книги излагается в основном следуя хронологии эпох социально-экономического развития общества: первобытно-общинного строя, рабовладельчества, феодализма, капитализма и социализма. Из-за краткости разделов этот принцип нарушался во избежание разобщенности исторического материала и придания цельности представлению об архитектуре того или иного народа. Кроме того, авторы сочли необходимым сконцентрировать в особые главы материал по архитектуре стран Центральной Азии для более выпуклого освещения их связей с монгольской архитектурой — книга задумана как учебное пособие для студентов высшей архитектурной школы МНР.

Учебник базируется на курсе лекций, подготовленных для архитектурного отделения Монгольского Государственного Университета. В работе были использованы учебник «Всеобщая история архитектуры» под редакцией Б.П. Михайлова, М, 1958—1963 гг., двенадцатитомный труд «Всеобщая история архитектуры» (главный редактор Н.В. Баранов), а также результаты самостоятельных исследований авторов и другие материалы.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер