Искусство Мстеры. Бакушинский А.В., Василенко В.М. 1934

Искусство Мстеры
Научно-исследовательский институт художественной кустарной промышленности
Бакушинский А.В., Василенко В.М.
Всесоюзное кооперативное объединенное издательство. Москва-Ленинград. 1934
104 страницы
Источник: tehne.com
купить книгу на ozon.ru: Искусство Мстеры. Бакушинский А.В., Василенко В.М. 1934
Искусство Мстеры. Бакушинский А.В., Василенко В.М. 1934
Содержание: 
  • Предисловие
  • Мстера до Революции
  • Художественная традиция и стиль старой Мстеры
  • Мстера после Революции
  • Техника мстерских лаков
  • Техника живописи на папье-маше в Мстере
  • Стиль современной Мстеры
  • Примечание к тексту
  • Мстерские лаки (репродукции)
  • Перечень основной литературы

 

Мстера после Революции

Окончательная ликвидация иконописного промысла произошла вскоре после революции, когда, не находя рынка для сбыта своей продукции, стали закрываться одна за другой мастерские дорогой и дешевой иконы. Некоторое время вырабатывалась фолежная икона, но и она прекратила существование. На икону потребителя не находилось. Новая жизнь и рожденные ею формы быта властно содействовали умиранию иконописного производства. Бывшим иконописцам пришлось переключиться на другие работы, не связанные с искусством. Многие обратились к сельскому хозяйству: огородничеству и земледелию (раньше Мстера земледелием не занималась), иные ушли на разные хозяйственные и промышленные предприятия в качестве рабочих.

Однако революция, разрушив иконное дело, открыла для кустаря совершенно новые пути: она освободила его от рабского подчинения капиталисту, дала возможность объединиться в трудовые коллективы-артели; в искусстве положила начало творческой деятельности, дотоле скованной требованиями и канонами феодального искусства.

Новое в Мстере возникло не сразу.

Первый период, примерно до 1923 г., отмечен попытками отдельных мастеров иконописцев сплотиться в артель, а также поисками новых художественных материалов, применительно к их искусству.

Пример подали многочисленные в Мстере кустарки-гладьешвейки, образовавшие в 1919 г. артель в 300 человек. К этой артели временно присоединились 40 иконописцев. Они начали работать по дереву, расписывая яичными красками матрешки, бураки, поставцы и коробки, покрывая живопись масляным лаком.

Деревянным «бельем» их снабжал Владимирский кустарный музей. Позднее еще прибавили к производству железные подносы; их расписывали также яичными красками и покрывали олифой и масляным лаком, но не полировали. Продукция сбывалась во Владимирский кустарный музей и через Главкустпром в Москве3.

Гладьешвейное дело и живопись объединялись механически. Подобная форма организации не могла быть прочной. Уже в 1921 г. живописцы выделяются в самостоятельную артель, правда, просуществовавшую лишь несколько месяцев. Причина распадения новой артели коренилась в низкой качественности ее продукции, плохо шедшей на рынке.

Живописцы вновь разбрелись кто куда в поисках заработка, но трое кустарей — Н. П. Клыков, А. И. Брягин и А. Н. Куликова, принимавшие участие в первоначальном собирании промысла, продолжали работать в индивидуальном порядке, расписывая деревянные ложки и тарелки из белой глины. Они содействовали образованию нового производства.

Начало ныне существующей артели «Пролетарское искусство» было положено в 1923 г. организацией небольшой артели под названием «Древнерусская народная живопись» в составе 9 мастеров.

Здесь начинается второй период развития промысла, характеризующийся созданием более или менее прочного коллектива, дальнейшим собиранием разрозненных иконописных сил района и опытами на новых художественных материалах.

Артель начала с росписи дерева. Толчок дал заказ для сельскохозяйственной и кустарно-промысловой выставок в Москве. Ассортимент изделий, которые вырабатывала артель, состоял из братин, ковшей, поставцев и коробочек. Товар направлялся в Главкустпром и Владимирский кустарный музей. Полуфабрикат артель покупала в готовом виде в Семенове, который являлся крупным центром деревообделочной художественной промышленности Горьковского края.

Невысокое качество продукции (изделия имели непрочную лаковую поверхность, грубость росписи, в которой мастера не сумели использовать свое мастерство) было причиной затоваривания, и в 1925 г. производство почти остановилось.

Из 24 кустарей в артели осталось только 7, наиболее сплоченных и решивших во что бы то ни стало наладить производство.

Временный выход нашли в изготовлении настенных ковров из холста, расписанных масляными красками. Живопись на коврах была очень груба и приближалась по характеру к малярной росписи подносного типа — широкой и простой. В сюжетике господствовал вкус мещанского мелкобуржуазного потребителя.

Образцами для копирования служили рисунки случайного происхождения, заимствованные из старых журналов и с пошлых открыток.

Писали на коврах «первый поцелуй», «русалок», «Стеньку Разина» и другие подобные темы.

Ковры имели успех, находя сбыт в мещанских слоях и отчасти в крестьянской и рабочей среде. Покупали ковры как украшение на стену, применительно к торжественным случаям, напр., в приданое невесте. Раскупались ковры в магазинах ширпотреба, на ярмарках и базарах Ивановской области, Горьковского края и смежных районов.

Промысел работал вслепую, не получая никакого художественного и идеологического руководства; малярная живопись, пошлые образцы угрожали деквалификацией мастерам.

Наряду с коврами артель пробовала использовать и другие виды материалов. Расписывали деревянную точеную и клееную игрушку, которую делали сами; формовали из бумажной массы игрушку папье-маше. Бумажную массу в виде пыли доставали из отходов бумажного завода в Вязниках.

В это же время в артель вошла группа столяров, никакого отношения к производству художественных изделий не имевшая. Кооперирование столяров началось с 1924 г. Существующее положение не могло удовлетворить лучших живописцев, заинтересованных в настоящей творческой работе; идею внушил соседний Палех.

Палех организовал у себя в 1924 г. лаковое производство, заимствовав его технику у старейшего лакового промысла СССР — Федоскинской артели. Мастера Палеха начали расписывать коробки из папье-маше тончайшей миниатюрной живописью и золотым орнаментом. Палехские лакированные шкатулки, сделанные из папье-маше, получили широкую известность как у нас, так и за границей.

Следуя примеру Палеха, артель в 1928 г. сделала несколько опытов живописи на папье-маше, но ее начинание осталось без последствий. Лишь в 1930 г. благодаря поддержке, оказанной Всекопромсоюзом, Мстера могла предпринять первые шаги, направив четырех своих мастеров в Кустарный музей в Москву и в Федоскинскую артель для изучения лакового дела4.

Живописцы И. А. Серебряков и Е. В. Юрин прошли в Кустарном музее трехмесячную практику работы на папье-маше, ознакомились с особенностями лаковой живописи и технологией красок. Двое других — А. Н. Куликов и И. Н. Клыков изучили в Федоскинской артели процессы выработки полуфабрикатов. Техника этого производства издавна стояла там на большой высоте. Возвратившись в артель, мастера применили на деле приобретенные ими знания и некоторый опыт.

Первого июля 1931 г. живописцы отделились от столярной группы и образовали собственную артель под названием «Пролетарское искусство». Артель начала серьезно налаживать производство папье-маше, преодолевая встречавшиеся на ее пути трудности. В этот период времени с 1931 по 1932 г. артель находилась в тесной связи с Федоскинским промыслом, неоднократно командируя туда своих членов и закупая там необходимый ей полуфабрикат.

К середине 1932 г. артель вполне наладила у себя производство собственного папье-маше, и окончательно организовался экспортный цех, включивший в себя живописцев и заготовщиков, изготовлявших полуфабрикат папье-маше.

Сперва расписывали папье-маше семь лучших живописцев Мстеры: Н. П. Клыков, А. И. Брягин, А. Ф. Котягин, И. А. Серебряков, Е. В. Юрин, А. М. Меркурьев и В. И. Совин. По лакировке и полировке работали два мастера5.

В 1932 г. экспортный цех увеличился до 26 человек.

Артель постепенно переключала на роспись папье-маше мастеров из коврового цеха и привлекала ряд иконописцев, до тех пор не работавших в промысле. Ковристы, переведенные в экспортный цех, копировали рисунки лучших мастеров, и только после некоторого испытательного срока переходили к сочинению оригинальных композиций. Наиболее слабые мастера направлялись в заготовительное отделение, увеличивая его кадры. Ковровый цех решено было ликвидировать вследствие низкой художественной качественности его продукции, переключивши всех ковристов на новое производство. Ликвидация производства ковров закончилась в середине 1933 г.

В настоящее время в артели работает 65 человек. В экспортном цехе занято 25 живописцев по росписи папье-маше и 22 мастера по изготовлению полуфабриката, 19 человек работает над изделиями из дерева, папье-маше и гагата для ширпотреба6.

По социальному положению мастера являются бывшими иконописцами, до революции работавшими по найму у хозяев. Среди них есть дети кустарей и несколько рабочих с местной клееночной фабрики. Они числятся как кооперированные кустари, не связанные с земледелием. Их семьи состоят членами Мстерского колхоза, некоторые же работают в строчевышивальном промысле7.

Артельная работа проводится в общественных мастерских. Среди мастеров широко распространено соцсоревнование и ударничество.

Расстановка рабочей силы сделана побригадно. Каждой бригадой руководит лучший мастер — бригадир, отвечающий за вверенный ему участок работы.

Особые комиссии, состоящие из самих мастеров, проводят бракераж изделий и устанавливают расценки на живопись, которая распределяется на четыре сорта8. При отнесении живописи в тот или иной сорт, учитываются качество выполнения, значительность и новизна сюжета. Самые лучшие работы премируются.

Вся работа артели с первой половины 1932 г. проходит под непосредственным руководством Научно-исследовательского института художественной кустарной промышленности.

Институт направляет своих специалистов в артель для технологического и художественного инструктажа и проведения опытно-показательной работы среди мастеров.

Кроме того институт следит за художественным качеством продукции, рецензируя присылаемые ему артелью образцы.

Большое внимание институт уделил изучению стилистических особенностей мстерской традиции и характера современных художественных направлений в артели.

Производившееся изучение имело целью помочь мастерам преодолеть в своей живописи иконописную концепцию и найти выход к самостоятельному творческому отображению нашей советской действительности, основанному на реалистическом восприятии и на усвоении ценных положительных сторон художественной мстерской традиции.

Сейчас недостаточность средств не позволяет быстро расширять производство, организовать для мастеров экскурсии в музеи Москвы и Ленинграда, широко пополнять библиотеку артели. Во всем этом необходима помощь партийных, советских и общественных организаций и своевременное обеспечение средствами.

Заканчивая краткое описание артели «Пролетарское искусство», нужно отметить, что подъем мстерского дела в течение последних двух лет, прекрасная организация артели, выработка ее основных производственных установок, строгий подбор мастеров, умелое, сообразно способностям каждого, распределение между ними функций, расширение материальных и технических возможностей артели новыми видами производства, наконец, устройство школы для подготовки смены — все это то, чем в основном артель обязана ее настоящему председателю Л. В. Юрину. Его творческая энергия поддерживалась за эти годы содействием сплоченного актива мастеров: А. И. Куликова, Н. П. Клыкова, А. И. Брягина, И. А. Серебрякова, А. Ф. Котягина, сделавших все возможное для того, чтобы создать благоприятные условия для развития промысла, открывшего новую страницу в истории нашего лакового дела.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер