Искусство Византии IV-XV веков. Лихачева В.Д. 1986

Искусство Византии IV-XV веков
Серия: Очерки истории и теории изобразительных искусств
Лихачева В.Д.
Искусство. Ленинград. 1986
310 страниц
Искусство Византии IV-XV веков. Лихачева В.Д. 1986
Содержание: 

Около тысячелетия просуществовала Византийская империя. За это время ее многочисленные художники, архитекторы, скульпторы, мастера прикладного искусства создали замечательные произведения, которые хранятся во многих собраниях мира, в том числе в музеях и библиотеках Советского Союза. Сложной истории византийской художественной культуры, рассмотрению и анализу уникальных памятников искусства посвящена настоящая книга. Она иллюстрирована цветными и тоновыми репродукциями. Для широких кругов читателей.

Вступление

I. Искусство IV-V веков
II. Искусство VI-VII веков
III. Искусство времени иконоборчества (726—843)
IV. Искусство «Македонского возрождения» (IX—X вв.)
V. Искусство XI-XII веков
VI. Искусство первой половины XIII века
VII. Искусство Палеологовского времени (1261—1453)

Заключение
Основная литература
Список иллюстраций

Вступление

Византийская культура — неотъемлемая часть европейской культуры средних веков.

Термин «средневековье» впервые возник в Италии в эпоху Возрождения. Для итальянских гуманистов XVI столетия основу понятия «средние века» составляло противопоставление их, с одной стороны, «античному миру», а с другой — «новому времени». Такое значение этого термина сохраняется и до сих пор. Как и те, кто впервые его ввел, мы применяем понятие «средневековье», имея в виду историю стран и народов Европы. Марксистская историография видит в средних веках эпоху зарождения, развития и разложения феодализма, рубежом между древностью и средневековьем считает крушение рабовладельческой Римской империи.

В эпоху феодализма византийская культура жила теми же основами, что и западноевропейская. Общность религии — христианства — объединяла Западную и Восточную Европу. Религия в средние века приобрела всеохватывающий характер, какого у нее не было в древности. Она стала не только философией, но и системой права, политической доктриной, моральным учением.

Христианство, сначала разрешенное, а вскоре и признанное императором Константином (ок. 285—337) как официальная религия всей Римской империи, вызвало к жизни новое по своим темам и художественным принципам искусство. Его развитию содействовал и перенос столицы из Рима в город Византий. Но с разделением империи на Восточную и Западную ее искусство в каждой из частей стало приобретать самостоятельный характер.

В то время как после разделения единой Римской империи восточные ее области процветали, западные приходили в упадок и вскоре надолго были завоеваны варварскими — языческими племенами. Искусство, создававшееся этими кочевниками, было в основном прикладным, орнаментальным по своему характеру. Только в 756 году Пипин Короткий, оградив Рим от лангобардов, приостановил переселения варварских народов. С образованием в Западной Европе новых государств и с распространением в них христианства стала развиваться монументальная архитектура, появились храмовые росписи, расцвело искусство книжной миниатюры. При этом за образцами художники обращались к византийскому искусству. На одно из первых мест в это раннее время выдвинулось творчество отдаленной Ирландии.

Ирландские художники еще не различали искусство западной и восточной частей бывшей Римской империи. На их иллюстрации в рукописях оказывали в равной степени влияние коптские и армянские мотивы, византийская слоновая кость из Равенны, римские саркофаги. 

Впервые византийское искусство начало влиять вполне определенным образом на западное при Каролингах. Каждая из школ каролингского искусства обращалась к разным византийским памятникам, но особенно сильно было воздействие последних в придворной. Даже миниатюры Евангелия, находящегося сейчас в Венской Национальной библиотеке и созданного к такому знаменательному событию, как коронация Карла Великого императором в Риме, возникли под влиянием византийской рукописи, а именно Трактата Диоскорида VI столетия. С Византией западноевропейское искусство, особенно живопись, было связано постоянно. В романский и готический периоды оно испытывало ее влияние. Это воздействие Византии на живопись романского периода в большей степени, чем на скульптуру, определило более официальный характер первой.

Что притягательного находила Западная Европа в Византии? Почему византийские памятники всегда выполняли роль желанных образцов для каролингских, оттоновских и, наконец, романских художников? Византия была прямой преемницей Греции и Рима, традиции искусства которых на Западе были прерваны, когда сюда пришли с Востока варвары, в течение многих лет уничтожавшие не понятые ими произведения. Интенсивное изучение византийского искусства как преемника античности подготовило Запад к утверждению собственного. В начале XX века французский исследователь Э. Маль писал, отмечая эту особенность Византии как наследницы античности, что эллинистическое искусство имело удивительную судьбу. Им в течение многих веков пользовался Запад.

Античность, от которой на первых порах (IV —VI века) византийские мыслители и художники пытались отойти, создавая свой собственный художественный стиль, затем стала особым импульсом, дающим силы для расцвета искусства. Интерес к ней никогда не затухал, но особенно значительным он стал в периоды так называемых Возрождений при императорах Македонской династии (IX—X века) и при Палеологах (XIII — середина XV века).

Византия вобрала античные традиции гораздо глубже, чем Западная Европа. К Византии обратились за помощью итальянские гуманисты, начав возрождать античность. Свой начальный толчок Возрождение получило от той античности, с которой его знакомила Византия. Чтобы узнать древнюю философию и литературу, итальянские гуманисты приезжали в византийский город Мистру. В XIV столетии художники Сиены и Венеции более других итальянцев изучали византийские иконы, стремясь раскрыть особенности их колорита и иконографии.

Византийская культура не имеет четких границ, ни хронологических, ни территориальных. До основания Византийского государства зачатки будущего его искусства развивались в раннехристианском (в разных его вариантах — римском и малоазийском) искусстве. Когда первые гонимые христиане на стенах катакомб стали изображать Христа в виде Доброго Пастыря, а спасенную душу христианина в виде Психеи, их художественный стиль был тот же, что и в современных им римских официальных росписях. Только со II столетия в художественных принципах живописи катакомб появились новые черты, не всегда органично соседствующие с позднеантичными. В 245—256 годах неумелые художники поместили многочисленные повествовательные композиции на стенах синагоги в Дура Европос, посвятив их впервые, насколько нам известно, библейским сюжетам. Стиль и иконография христианского искусства, легшие в основу византийского, зарождались тайно, в условиях преследований христианства и официального господства язычества.

Когда в 1453 году империя, разгромленная турками, прекратила свое существование, традиции византийского искусства не умерли, но были продолжены и развиты в самых разных странах, с гордостью считавших себя ее наследницами. В Древней Руси, Румынии, Сербии, Грузии и Болгарии византийские памятники в течение многих веков рассматривались как те идеальные образцы, к которым следовало стремиться. Покинувшие после падения Константинополя империю византийские художники получали многочисленные заказы в других странах, основывали там новые мастерские. На созданных ими произведениях воспитывалось не одно поколение преданных им учеников.

Но вот пришло то время, когда византийское искусство вслед за Вольтером во всем европейском мире стали считать «ужасным и безвкусным». Художественный язык средневековья стал чужд эстетике XVIII века. Лишь со второй половины XIX века, когда во Франции возник особый интерес к романскому искусству, в России также появилось стремление постичь свое далекое прошлое. В самых разных слоях русского общества зародилось желание узнать о том искусстве и той культуре, традиции которой были унаследованы Древней Русью. На смену презрению к Византии, которую, соглашаясь с Гиббоном, считали упадком цивилизации, пришло сначала внимание к ней, а вскоре и заслуженное восхищение.

Со временем Россия стала первой страной, в которой начали серьезно изучать византийское искусство. И не только исследовать, но собирать, фиксировать, охранять его памятники. С этой целью в 1895 году в Стамбуле — Константинополе, являвшемся когда-то столицей Византийской империи, был основан Русский археологический институт.

Но в конце XIX века исследование византийского искусства оказывалось в известной степени ограниченным. Такие блестящие ученые, как Н. П. Кондаков и Н. П. Лихачев, смогли изучать византийские иконы только по сюжетам, по иконографии образов. Определить особенности художественного стиля они не были в состоянии. Древние иконы скрывались под более поздними слоями живописи, от которых очистить их не представлялось еще возможным.

С развитием и совершенствованием реставрации, когда иконы, освобожденные от всех добавлений и наслоений, засияли своими первоначальными красками и обнажились тонкие линии рисунка фигур, лиц, архитектуры, возникла возможность судить об их стиле. Художественные особенности византийской живописи, сначала иконы, а затем фрески и мозаики, теперь изучали не только русские, но и французские исследователи, первым из которых стал замечательный ученый, блестящий мастер слова Ш. Диль. От него интерес к Византии перешел к итальянским, немецким, американским специалистам. Сейчас византийским искусством занимаются во всем мире. С каждым годом оно все больше и больше привлекает внимание исследователей.

Почему же искусство далекой Византии близко и интересно столь многим и разным ученым, почему все они хотят постичь и разгадать тайну красоты византийских памятников?

Значение Византии далеко не исчерпывается тем, что она явилась блестящей наследницей античности.

Византия была многонациональной державой. Широта национальных основ ее культуры и искусства стала причиной их жизнеспособности. Византийское искусство не только многократно оживляло западное; на его основе взошло и расцвело искусство Болгарии, Сербии, Древней Руси.

Вопреки установившемуся мнению византийское искусство никогда не было подчинено только богословию. Само богословие находилось под воздействием светских интересов, государственных задач. Императоры могли выступить против церкви, если она мешала росту их авторитета, как это было в VII—VIII столетиях.

Византийское искусство живо для нас. Оно живо своим величественным монументализмом, великолепием живописных и архитектурных ансамблей, лирической задушевностью и интимностью образов, сиянием красок, красотой линий. Нам близки этические проблемы, стоявшие перед византийскими художниками, — тема материнства, рождения, оплакивания смерти близкого, любви к человечеству. Оно актуально для нас своим умением сочетать разные виды искусства — слово и живопись, архитектуру и живопись, живопись и музыку, философию и живопись. Мы видим отзвуки его в русской иконе, в сербских и французских фресках, в итальянских мозаиках, под куполами собора св. Марка в Венеции, под сводами храмов Сицилии, в пещерах Давид-Гареджи в Грузии.

* * *

В книге будут рассмотрены памятники, созданные византийскими мастерами как на территории самой империи, так и в других странах, куда их приглашали. Нередко византийские художники-монументалисты тесно сотрудничали с местными мастерами, оказывая на них значительное влияние. Многие композиции в соборах Венеции и Сицилии создавались совместно византийскими и итальянскими мозаичистами, так что отделить работу одних от других невозможно. Были и такие произведения, которые выполняли представители той или иной национальной школы, находясь под сильным воздействием Византии. Произведения таких художников, представляющих собой византинизированное направление, рассматриваются в книге лишь в том случае, если они расширяют и дополняют наши представления о византийском искусстве, относясь к тем его течениям и тенденциям, которые принципиально важны. К таковым, например, принадлежат некоторые фрески Сербии.

Периодизация византийского искусства установлена в 1947—1948 годах В. Н. Лазаревым в его «Истории византийской живописи». Она в основном была определена существенными сдвигами в исторической жизни Византии, нашедшими отражение в крупных идейных движениях и сменах императорских династий. Эта периодизация принята большинством исследователей византийского искусства. Естественно, она принята и автором — с тем лишь отличием, что в одной главе рассматривается искусство со второй половины XIII века до 1453 года — времени конца Византийской империи.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер