Архитектурный ансамбль Камерона в Пушкине. Воронов М.Г., Ходасевич Г.Д. 1990

Архитектурный ансамбль Камерона в Пушкине
Воронов М.Г., Ходасевич Г.Д.
Лениздат. Ленинград. 1990
107 страниц
ISBN 5-289-00767-9
купить книгу на ozon.ru: Архитектурный ансамбль Камерона в Пушкине. Воронов М.Г., Ходасевич Г.Д.
Архитектурный ансамбль Камерона в Пушкине. Воронов М.Г., Ходасевич Г.Д. 1990
Содержание: 

Архитектурный ансамбль Камерона в Екатерининском парке Пушкина — уникальный памятник XVIII века, одно из замечательных произведений русской классической архитектуры. Книга рассказывает о создании ансамбля, состоящего из Камероновой галереи, «Агатовых» комнат, Холодных бапь, Висячего сада и Пандуса, об оформлении интерьеров, об истории формирования коллекции бронзовых бюстов. Читатель познакомится с именами замечательных русских умельцев, а также советских реставраторов, возродивших ансамбль после Великой Отечественной войны.

КАМЕРОНОВА ГАЛЕРЕЯ
Бронзовая скульптура

ХОЛОДНЫЕ БАНИ

ИНТЕРЬЕРЫ ВТОРОГО ЭТАЖА ХОЛОДНЫХ БАНЬ
Кабинетец
Овальный кабинет
Яшмовый кабинет
Большой зал
«Агатовый» кабинет
Библиотека
Лестница

ИНТЕРЬЕРЫ ПЕРВОГО ЭТАЖА ХОЛОДНЫХ БАНЬ
Передняя
«Отдыхательная» комната
Купальный зал
Ванная комната
Угловой кабинет
Русская баня

ВИСЯЧИИ САД И ПАНДУС

ЦВЕТНОЙ САДИК

Приложение
Примечания
Литература

Дворцы и парки города Пушкина (бывшее Царское Село) — выдающееся явление русской художественной культуры XVIII—XIX веков. В их создании принимали участие прославленные зодчие, скульпторы, художники, садоводы, резчики по дереву, камнерезы, мебельщики. Тысячи безвестных талантливых русских мастеров создавали истинные шедевры искусства.

Среди достопримечательностей города Пушкина особый интерес посетителей вызывает классический ансамбль, созданный в 1780—1794 годах архитектором Чарлзом Камероном в Старом царскосельском саду.

В него входит ряд построек различного назначения, объединенных общим художественным решением: Камеронова галерея, Холодные бани с «Агатовыми» комнатами, Висячим и Цветным садиками и Пандусом (пологий спуск в сад).

Своеобразие ансамбля — в его художественном решении и назначении построек. При их создании использовались мотивы древнеримских терм. Термы римлян представляли собой гигантский комплекс, состоящий из бассейна для плавания, различных вестибюлей, помещений для массажа, комнат с теплым воздухом, горячих бань и бань с сухим паром. Отопление производилось при помощи находящихся в подвальном помещении сводчатых печей, от которых горячий воздух шел по каналам к полым стенам. Здания терм окружал двор для гимнастических упражнений.

Обрамленные колоннами галереи для прогулок, помещения для картин и скульптуры превращали античные термы в своеобразные культурные центры. В них проводились диспуты философов, выступления знаменитых ораторов, спортивные состязания. Термы вмещали одновременно несколько тысяч римских граждан и с точки зрения строительной техники представляли уникальные по сложности сооружения.

Камерон был, пожалуй, единственным зодчим в Европе, рискнувшим в XVIII столетии обратиться на практике, а не только в творческих изысканиях к архитектуре античных терм. Труд его получил своеобразное признание потомков: одно из сооружений комплекса, галерея для прогулок, носит имя архитектора — Камеронова галерея.

Чарлз Камерон (1743—1811) свыше тридцати лет своей творческой жизни отдал России. Он родился в Англии. Его дед Арчибальд Камерон был шотландец по происхождению. Камерон учился строительному мастерству у своего отца Вальтера Камерона, члена гильдии плотников, участвовавшего в строительной жизни Лондона.

Крупный практик и теоретик архитектуры И. Беар в 1765 году привлек Чарлза Камерона, как искусного рисовальщика, к работе над вторым изданием книги лорда Ричарда Берлингтона по античной архитектуре. В 1767 году Камерон отправился в Италию, где занялся исследованием античных построек. Римский папа Климент III дал ему разрешение на раскопки терм императора Тита.

Камерон провел большие архитектурные изыскания: сделал планы и обмеры, зарисовал детали сохранившихся фрагментов, исследовал конструкции сооружений. По возвращении в Англию он издал книгу «Термы римлян», в которой не только опубликовал планы античных зданий, но и воспроизвел фрагменты росписей стен и плафонов, эскизы мебели и античных ваз. В ней были опубликованы рисунки с изображением росписей терм Диоклетиана, Каракаллы, Нерона, Тита, Траяна и других. Книга издавалась в XVIII веке дважды, что свидетельствовало об авторитете исследователя.

В это же время Екатерина II была заинтересована в привлечении художника-специалиста, который согласился бы «в греческих и римских древностях поискать, чтобы найти там с полной обстановкой дом». Выполняя ее желание, скульптор Фальконе писал в Парижскую Академию живописи и скульптуры: «Требуются рисунки античного дома». На эту просьбу откликнулся известный французский архитектор Шарль Луи Клериссо, он сделал прекрасные рисунки, но сам приехать в Россию отказался.

Но зато в 1779 году в Россию приехали Д. Кваренги и Ч. Камерон. В 1783 году к ним присоединился итальянец В. Бренна, известный исследователь терм Тита. Это были архитекторы-единомышленники. Их сближало и то, что они начинали свой творческий путь в Италии в 1760-х годах. Источниками вдохновения для них были античная архитектура и творчество Палладио. Их имена достойно послужили славе Российского государства.

Камерон был назначен «архитектором ее императорского величества» и сразу же после приезда приступил к строительству новых интерьеров Большого Царскосельского дворца [В 1910 году, в связи с двухсотлетием города Царское Село, дворец и парк в память первой владелицы Царскосельской усадьбы Екатерины I были названы Екатерининскими.]. На месте растреллиевских залов в южной половине он создал Лионский и Арабесковый залы, в отделке которых применил живописные росписи, перламутр, лазурит, ценные породы дерева, французский шелк, позолоту, стекло и драгоценные камни. Китайскими лаками украсил он стены Китайского зала. К 1784 году было закончено строительство личных комнат Екатерины II. Эти интерьеры — Опочивальня, Табакерка, Купольная, Серебряный кабинет — непосредственно соединены с термами Камерона Висячим садом. Их реставрация после воины только начинается. Значительно лучше сохранились в годы войны и полностью восстановлены комнаты па половине наследника Павла Петровича. Художественный образ их поражает гармонией и изысканностью цветовых сочетаний.

В 1780-х годах он проектирует Павловский дворец и парк с павильонами «Храм Дружбы», «Колоннада Аполлона», «Памятник родителям» и другими постройками.

Проявил он себя и как градостроитель. По его проектам стали строить новый город Софию (сейчас район города Пушкина) и первые дома в Павловске. В качестве главного архитектора Адмиралтейства он работал в Петербурге, Кронштадте, Ораниенбауме и Ревеле.

Его творчество оказало огромное влияние на развитие в России нового художественного стиля. Классицизм получил широкое распространение в архитектуре конца XVIII века. В тот период в стране работали талантливые мастера Ю. Фельтен, И. Неелов, В. Баженов, А. Ринальди и Д. Кваренги. Творческая деятельность представителен классицизма развивалась под влиянием прогрессивных идеалов эпохи.

Во второй половине XVIII века в России широко распространялись идеи французских просветителей и энциклопедистов (Гельвеция, Дидро, Руссо и других) о назначении гражданина в обществе и роли природы в жизни человека. Несмотря на крепостническую систему, деятели русской культуры Н.И. Новиков, А.П. Сумароков, М.В. Ломоносов заявляли о необходимости просвещения народа.

В стремлении отразить современные гражданские идеалы мастера искусства и архитектуры искали новые художественные формы.

Источником вдохновения послужила античная архитектура. Широкую известность приобрели труды древнеримского зодчего I века до н. э. Витрувия, создателя античной теории архитектуры. Выдвинутые им принципы — польза, прочность, красота — были очень популярны у классицистов. Классические ордеры — дорический, ионический и коринфский (от латинского order — порядок) — определяли соотношение несомых и несущих частей здания. Классический ордер диктовал построение объемно-пространственной композиции постройки и являлся главным декоративным признаком архитектурного стиля. Им определялось понятие красоты и гармонии. Кроме трудов теоретиков архитектуры большой интерес к античному искусству вызывали раскопки городов Геркуланум и Помпеи, засыпанных пеплом в 79 году н. э. при извержении вулкана Везувий. Античные раскопки стали местом паломничества путешественников из разных стран. «В восемь часов утра, а иногда и раньше, мы в экипажах ездили осматривать памятники искусства либо в городе, либо в окрестностях. Эти поездки продолжались до трех с половиной часов»,— вспоминает в своих «Записках» Екатерина Дашкова, посетившая Италию в 1780 году. Ей же принадлежит идея «в Помпее, когда она будет совершенно очищена от пепла, поставить на место всю мебель, утварь и приставить стражу к этим сокровищам, а затем объявить по всей Европе, что за известную плату можно видеть подлинную картину обычаев, утвари, жизни обитателей старинного города...».

В различных европейских странах издавались гравюры с видами античных развалин. Их использовали как подарки. В особо торжественных случаях их подносили монархи своим приближенным. Е. Дашковой итальянский монарх подарил «издание в нескольких томах с гравюрами всех предметов, найденных до сих пор» в Помпеях, а министр испанского короля преподнес ей сочинения Иоганна Иоахима Винкельмана «История античного искусства», изданные в 1764 году.

Екатерина II, стремившаяся показать себя просвещенным монархом, во всем пыталась следовать духу времени. Еще до приезда Камерона в Россию она писала скульптору Фальконе о своем увлечении античностью: «Я желала бы иметь проект античного дома, распланированного как в древности... Я в состоянии выстроить такую греко-римскую рапсодию в моем Царскосельском саду». Желание царицы Камерон выполнил. Он предложил ей проект бань, подобных римским термам.

Об отношении Екатерины II к замыслу Камерона можно судить по ее письму во Францию М. Гримму: «Теперь я завладела мастером Камероном, шотландцем по рождению, якобитом по профессии, великим рисовальщиком, который напитан изучением древних и известен своей книгой «О древних банях». Мы с ним мастерим здесь в Царском селе сад с террасами, с банями внизу и галереей наверху. Это будет прелесть».

Так модное желание заказчицы «иметь... античный дом», совпавшее с научным изысканием архитектора, посвященного римским термам, явилось причиной создания удивительного сооружения, которое по праву можно назвать термами Камерона. Царскосельские термы, построенные в стиле классицизма, привлекали возможностью придать возвышенную торжественность такому бытовому событию, как посещение императрицей бани. А как известно, «премудрая мать отечества» к подобным явлениям не была равнодушна. Ведь даже переезд из Зимнего дворца в Царское Село на летние месяцы она превращала в зрелище. «Отъезд императрицы, хоть он и происходил каждую весну, производил всегда большое впечатление. Она отправлялась... и шестиместной карете; перед ней ехали шесть гайдуки», двенадцать гусаров, двенадцать казаков. Сзади камер-пажи и шталмейстеры, все верхом. Как только шествие трогалось, с крепости раздавалось сто выстрелов из пушки»,— вспоминала одна из фрейлин.

Архитектурный образ терм Камерона не связан с Большим дворцом, построенным в 1752—1756 годах архитектором Ф.-Б. Растрелли в стиле барокко. Камерону была чужда творческая фантазия Растрелли. Вычурная пластика лепных украшений, сложный ритм колонн, трехцветная окраска фасадов в сочетании с позолотой куполов, балконных решеток, обилие завитков, валют и рокайлей — «все эти странные фантастические композиции», по мнению последователя Палладио, свидетельствовали о ложном вкусе. «Обманчивой видимости совершенства» он противопоставляет «подлинную, существенную красоту греческой и римской архитектуры». В его сооружениях по-новому ожили материал, конструкция, периптер, то есть весь классический синтез архитектуры. Величавая торжественность Камероновой галереи, «Агатовых» комнат, Висячего сада и Пандуса основана на соотношении хорошо найденных пропорций, на четком линейном ритме, великолепном использовании ордера.

Анфиладе дворцовых зал противопоставлена система пластически решенных закрытых и открытых пространств. По мнению известного советского архитектора и исследователя А.К. Бурова, «Холодные бани в Детском Селе являются прямым следствием маленьких терм виллы Адриана».

Но все эти шедевры архитектуры и искусства, созданные народом, были недоступны для него. До 1917 года ансамбль, как и другие постройки Екатерининского парка, принадлежал царской фамилии.

После Великой Октябрьской социалистической революции в бывших царских резиденциях открылись историко-художественные музеи.

С 1918 года в ансамбле начались реставрационные работы. Создавались музейные экспозиции, проводились экскурсии. До 1941 года миллионы посетителей знакомились с уникальными памятниками архитектуры, с парками и музеями города Пушкина.

В годы Великой Отечественной войны фашисты не пощадили памятники культуры, известные всему миру. Огромный ущерб они причинили и постройкам Камерона. Под конюшню, слесарную мастерскую, огневую пулеметную точку гитлеровцы приспособили уникальные помещения. При отступлении они заложили в первые этажи ансамбля одиннадцать авиабомб, каждая из них весила тонну. Взрыв был предотвращен в ночь на 24 января 1944 года советскими воинами-разведчиками во главе с сержантом А.И. Ивановым — командиром пулеметного расчета 267-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона.

После изгнания фашистов Камеронова галерея и «Агатовые» комнаты выглядели руинами. Были выбиты все стекла, сняты и уничтожены двери. Оккупанты не пощадили яшмовую облицовку, искусственный мрамор стен в «Агатовых» комнатах. Во всех помещениях второго этажа они уничтожили бронзовые орнаменты. Бесследно исчезли мраморная скульптура, шесть яшмовых ваз, девять бронзовых скульптурных групп со стен Яшмового кабинета, бронзовые барельефы-медальоны с тумб торшеров Большого зала.

В первые же дни после освобождения города 24 января 1944 года начались восстановительные работы, на которые Советское правительство выделило огромные средства. Сотрудники музея собирали фрагменты декоративного убранства — бронзовые, мраморные, гипсовые (оказавшиеся выброшенными из помещения, но представлявшие ценные образцы для реставрации).

Длительный процесс консервации потребовал огромного труда различных специалистов. Приступая к работе, советские мастера часто не знали, как устранить то или иное повреждение. Необходимо было заделать и тонировать выломанные куски искусственного мрамора на стенах Большого зала, убрать надписи, сделанные несмываемой краской, и восстановить утраченную живопись в кессонах перекрытий. Все это могли выполнить только художники. Надписи на стенах искусственного мрамора они соскабливали скальпелями. Выломанные куски и трещины приходилось заклеивать плотной бумагой и тонировать под цвет стен. Обнаженные части перекрытий закрывали картоном и расписывали под лепку.

Кропотливой и сложной работой стала заделка мелких выбоин и поврежденных пластинок в паркетах. Мастера тщательно подбирали по цвету куски цветного дерева, подгоняли их и вклеивали.

В восстановлении ансамбля активно участвовали вернувшиеся из армии столяры А.М. Хохлов, Н.И. Зверев, С.И. Янковский, реставратор А.И. Иванов, художники А.А. Бобылев, Р.Д. Слепушкина и Ю. П. Беланин, а также большая группа плотников, штукатуров, лепщиков, стекольщиков.

В 1946 году мастера специальных научно-реставрационных производственных мастерских впервые после войны отремонтировали и окрасили фасады Камероновой галереи. Это позволило в 1947 году открыть в галерее выставку «Чесменская победа», где экспонировались картины из дворцовых собраний, изображающие историческую победу русского флота над турецким в бухте Чесма в 1770 году.

Выставки стали большим событием в послевоенной деятельности пушкинских дворцов-музеев. Самоотверженный труд реставраторов и коллектива музейных работников позволил уже в 1948 году открыть для обозрения в летнее время «Агатовые» комнаты.

С тех пор помещения ансамбля Камерона постоянно используются под выставочные экспозиции. На втором этаже Камероновой галереи летом открыта выставка экипажей. В нижнем ее этаже в течение всего года работают выставки «Русский форменный костюм» и «Произведения декоративно-прикладного искусства XVIII — начала XX века» из коллекции Екатерининского дворца-музея.

В первом этаже Холодных бань развернута временная выставка «Русский и западноевропейский фарфор XVIII — начала XX века».

Большую работу по изучению архивного материала, подготовке научных справок, оформлению музейных экспонатов построек Камерона выполнили сотрудники музея Е.С. Гладкова, М.Г. Воронов, В.В. Лемус, Т.И. Авраамова, И.К. Смирнова, Г.В. Петрова и другие.

Благодаря колоссальному труду музейных работников и реставраторов сегодня можно познакомиться с уникальным сооружением, созданным талантом Камерона и умелыми руками русских мастеров.

Ведущее место в формировании этого классического ансамбля занимает Камеронова галерея.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер