Архитектурный ансамбль. Иконников А.В. 1979

Архитектурный ансамбль
Новое в жизни, науке и технике. Серия «Строительство и архитектура»
Иконников А.В.
Знание. Москва. 1979
64 страницы
Архитектурный ансамбль. Иконников А.В. 1979
Содержание: 

Архитектурный ансамбль — результат архитектурного творчества (в высшей его форме), создающего целостную гармоничную среду для жизнедеятельности людей. В брошюре рассказывается о принципах и методах создания архитектурного ансамбля, рассматриваются классические, наиболее характерные ансамбли прошлого и современности. Приводится прогрессивный зарубежный опыт. Брошюра рассчитана на архитекторов, преподавателей и студентов архитектурно-строительных вузов, проектировщиков, лекторов.

Введение
Архитектурная организация городских пространств
Методы формирования архитектурного ансамбля
Ансамбли новых жилых комплексов
Новые ансамбли городских центров
Литература

Введение

Великая Октябрьская социалистическая революция преобразовала общественный строй в нашей стране и положила начало новой всемирно-исторической эпохе. Она коренным образом изменила и цели зодчества, поставила новые задачи, открыла новые возможности архитектурного творчества. Деятельность советских архитекторов была направлена к максимальному удовлетворению — в рамках конкретных экономических условий — материальных и духовных потребностей народа. Создание искусственной среды, необходимой для жизнедеятельности общества, стало ее предметом. Преимущества плановой социалистической экономики с особой очевидностью раскрылись в сфере градостроительства — деятельности, направленной на целостное и гармоничное формирование пространственных систем большого масштаба, связанных с размещением производительных сил и расселением людей на территории страны в целом и ее регионов, городов, промышленных комплексов, сел и «созвездий» населенных мест.

Широко развернулась реализация грандиозных градостроительных программ, целью которых стало систематическое преобразование обширных районов страны, а в конечном счете и всей системы расселения, на основе комплексного экономического и социально-культурного развития. Ежегодно в нашей стране создастся до 20—25 новых городов, объем жилищного строительства составляет 2,2—2,3 млн. квартир. Советские архитекторы с воодушевлением трудятся, участвуя в реализации грандиозных планов, определенных решениями XXV съезда КПСС и развернутых в докладах и выступлениях Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР товарища Л.И. Брежнева. 

Для советской архитектуры определяющей особенностью стало подчинение всей творческой деятельности единству градостроительных систем. Архитектура (зданий, сооружений, ансамблей) органично соединяется с градостроительством, занимая свой уровень и неразрывной иерархии организации пространственных систем искусственной среды. На системной основе должна решаться и задача, поставленная перед всеми участниками архитектурно-проектной деятельности, — «повысить качество строительства и архитектурных решений, а также экономичность застройки населенных пунктов, жилых районов, промышленных и сельскохозяйственных комплексов, возведения зданий и сооружений». Достижение гармоничного единства систем застройки становится одним из важных направлений повышения качества строительства.

Целостность города или комплекса застройки должна определять форму отдельного объекта — здания, сооружения. Развитие целесообразных взаимосвязей внутри обширных пространственных систем повышает функциональную эффективность строительства, открывает новые возможности для создания максимума удобств в труде, быте, отдыхе людей, способствует развитию новых, прогрессивных форм осуществления жизненных процессов. Комплексность строительства становится основой для внедрения его наиболее прогрессивных индустриальных методов, она обеспечивает и его экономическую эффективность.

Вместе с тем в планомерной и комплексной застройке заключена и возможность создания специфических культурных ценностей. Эти ценности могут быть созданы при закономерном формировании всех систем искусственной среды, в которой развертывается жизнь человека во всех ее многообразных проявлениях. Возможности создания гармоничного окружения, эстетически совершенного и вместе с тем выразительного, воплощающего в своих формах; главные идеи эпохи, многократно расширяются, когда единству архитектурного замысла подчинен не замкнутый в себе архитектурный объект, например, здание, а система, состоящая из многих объектов. На уровне создания таких систем и возникает проблема архитектурного ансамбля.

Архитектурный ансамбль — это система зданий, сооружений и открытых пространств, закономерно организованная в соответствии с жизненными потребностями, мировоззрением общества, принятыми им эстетическими ценностями, несущая определенное идейно-художественное содержание. С древних времен архитектурный ансамбль стал высшей целью, к которой направлена формообразующая деятельность архитектора.

Определяя понятие ансамбля, авторы, пишущие об архитектуре и градостроительстве, обычно перечисляют ряд признаков, присущих ансамблевой системе: закономерную целостность организации пространства; гармонию форм; единство ритма и масштаба по отношению к человеку во всех зданиях и элементах, входящих в ансамбль. Признаки единства могут быть и более конкретны — общий характер построения силуэта (например, спокойная, распластанная горизонтальность или, напротив, контрастное столкновение вертикальных и горизонтальных элементов), одинаковые высота и внутреннее расчленение построек. Ансамбль может иметь единую систему пластических акцентов, проходящую через все его сооружения, может обладать единством стиля. Подобные признаки в тех или иных сочетаниях (но редко в полном «наборе») действительно присущи архитектурным ансамблям. Однако наиболее важное, универсальное свойство ансамбля — художественно-образное, смысловое единство.

В формальном же решении ансамбля должно присутствовать не только единство, но и развертывающееся в его пределах многообразие. Иначе трудно достичь богатства средств выражения, необходимых для воплощения сложных смысловых значений. Такие приемы создания целого, как симметрия, общность горизонтальных членений, единый вертикальный ритм, высота архитектурного ордера (т. е. приемы механического подчинения определенному формальному признаку), появились уже на закате традиции классического ансамбля в XVIII—XIX вв. Величайшие ансамбли складывались в тех случаях, когда над жесткостью прямых, формальных, соподчинений торжествовало разнообразие форм, внутренне связанных на смысловом, содержательном уровне (например, Дворцовая площадь в Ленинграде с ее безукоризненным единством образного «звучания», достигнутым при «разностилье» зданий и сложной асимметрии очертаний). Можно утверждать, что для архитектурного ансамбля наиболее плодотворен принцип многообразия в пределах единства.

Группы сооружений, которые закономерно организованы по функциональным, технико-конструктивным и формально-эстетическим признакам, но не обладают художественной образностью, — это комплексы, но не ансамбли. Комплекс может быть целесообразно сформирован, гармоничен, может вызывать эстетическое удовлетворение, однако в своей форме он не заключает сообщения, «закодированного» специфическим языком искусства.

Разница между комплексом и ансамблем не в типе или уровне организации системы; это качественная разница. Вряд ли можно считать ансамблем рядовой микрорайон, застроенный типовыми жилыми домами, даже при хорошей его организации и определенном уровне эстетических качеств, если он не обладает индивидуальным художественным образом. Но какой яркой образностью архитекторы сумели наделить жилой район Лаздинай в Вильнюсе, умело сопоставляя сооружения и природный ландшафт, активно и смело формируя пространственные контрасты! Благодаря этому Лаздинай и вошел в категорию ансамблей. С другой стороны, не каждую группу общественных зданий, даже крупных, удается превратить в ансамбль. Так, большой комплекс научно-исследовательских организаций АН СССР в Москве, на Профсоюзной улице, остался лишь группой достаточно эффектных сооружений, соседство которых не породило объединяющего их в единое целое художественного образа.

Ансамбль не только связывает выразительной целостностью группу сооружений и организованных пространств, но и распространяет свое влияние вовне, за пределы своих физических границ. Художественный образ, который несет его форма, воздействует на эмоциональную настроенность, с которой человек воспринимает образно-нейтральную среду на примыкающей к ансамблю территории. Благодаря силе впечатления выразительный ансамбль прочно запоминается, становясь опорным узлом в той системе ориентиров, которая помогает нам определять свое место в пространстве города.

Ансамбли, закономерно размещенные на территории, могут покрыть всю ее «силовыми полями» своего художественно-образного воздействия. Тогда крупная часть города или даже весь город начинает восприниматься как целостность, обладающая признаками ансамбля. Именно так воспринимается историческое ядро Ленинграда, включающее территорию между реками Невой и Фонтанкой, восточную часть Васильевского острова, южную часть Петроградской стороны, хотя массивы образно-нейтральной застройки в количественном отношении преобладают над сооружениями, образующими архитектурные ансамбли.

Цепь ансамблей, размещенных вдоль линии движения — главной улицы, крупной магистрали, — в нашем восприятии также сливается как бы в один обширный ансамбль, развертывающийся во времени (поскольку с временем связано перемещение, необходимое для восприятия системы). В этом заложена, быть может, наиболее глубокая аналогия между архитектурой и музыкой. Классическим образцом такого ансамбля, постепенно раскрывающегося перед движущимся человеком, стал Невский проспект в Ленинграде (хотя и здесь его нейтрально-безличный фон, заполняющий интервалы между узлами ансамбля, в количественном отношении преобладает).

Таким образом, признаками ансамбля может обладать группа зданий, охватываемая взглядом с одной точки; более развитая и сложная группа, полное представление о системе которой складывается из ряда последовательных впечатлений; наконец, обширная территория, передвигаясь по которой человек все время находится под впечатлением смысловых «опорных» узлов среды (т. е. собственно ансамблей), воспринимаемая как «сверхансамбль». Именно ансамбли, впечатления от них, образуют в сознании людей основу обобщенного представления о городе, о его своеобразии. Если таких опорных узлов нет или их расположение не складывается в упорядоченную систему, представление о городе основывается на случайных ориентирах, и цельный его образ не формируется из хаотической и монотонной череды впечатлений.

Очевидно, что в условиях грандиозной созидательной деятельности, развернувшейся в нашей стране, проблема ансамбля становится особенно значимой. Новым городам и массивам новой застройки, вырастающим на периферии старых городов, остро необходимы четко выявленные узлы пространственной структуры, обладающие художественной образностью. Ведь системы ансамблей не только облегчают ориентацию в пространстве и придают новым районам и городам индивидуальность; они отражают идеи эпохи, общества, которые их создали. Эстетически организованная, одушевленная среда, с которой человек повседневно связан, служит важным средством воспитания личности. Духовное развитие людей, как и их физическое состояние, во многом зависит от качества окружения, в котором они живут и работают. Целенаправленное воздействие художественных образов, воплощенных в системе ансамблей, охватывает своим влиянием весь город, помогает закрепить в сознании людей высокие идеалы, и не только эстетические, но и этические.

Впрочем, значение проблемы ансамбля сейчас общепризнано и уже не вызывает дискуссий. Плановость развития наших городов, реально достигнутая комплексность строительства на основе генеральных планов, проектов детальной планировки и застройки создают объективные возможности для реализации замыслов, связанных не только с отдельными ансамблями, но и с обширными ансамблевыми системами. Широкое общественное признание получили созданные за последние годы по единому градостроительному замыслу ансамбли новых городов (Тольятти, Набережные Челны, Зеленоград, Сосновый Бор, Навои и Шевченко), центров городов (Ульяновска и Ташкента), жилых районов (Лаздинай в Вильнюсе, Сосновая поляна в Ленинграде), проспекта Калинина в Москве. Достоинства их свидетельствуют о высоком уровне творческого потенциала наших зодчих.

Однако и сейчас вырастают городские массивы, застроенные комплексно, по единому замыслу, но невыразительные и монотонные. Крупные постройки, обладающие яркой образной выразительностью, которые могли бы стать основой значительных ансамблей, возводятся подчас без должной заботы о целостной градостроительной системе и остаются изолированными объектами. Так, не сложился в нечто целостное ряд новых общественных зданий Алма-Аты, среди которых есть прекрасные сооружения; не использованы возможности создания ансамблей вокруг киноконцертных залов в Ленинграде, Баку и Тбилиси — эти впечатляющие здания размещены в случайном окружений.

Создание ансамблей — задача, решение которой всегда требовало не только отдачи всех творческих сил архитекторов, но и понимания и действенной поддержки со стороны общественности. Сегодня эта задача еще более трудна. Функциональные, гигиенические и технические требования к организации городских пространств в наше время стали неизмеримо более сложными, чем в прошлом. Многолюдность современных городов и их насыщенность транспортом породила новые, громадные пространственные величины, изменила масштаб элементов городской среды. Индустриализация строительства потребовала коренного изменения методов образования архитектурной формы. В прошлом, в периоды своего высшего расцвета, архитектура обладала общепонятным символическим языком; в наше время новый такой язык еще не вполне сложился. И, быть может, главное — ансамбли прошлого складывались постепенно, идеи вынашивались достаточно долго, соединялись воедино результаты труда многих поколений. Современные темпы созидания требуют немедленных решений, громадные массивы застройки возникают за считанные годы.

В искусстве архитектурного ансамбля сейчас лишь закладываются новые традиции. Формы архитектурной деятельности, использовавшиеся в прошлом, как и порожденные ими стереотипы ансамблевых композиций, сегодня уже не могут быть использованы. К тому же прочная профессиональная традиция ансамблевого строительства, сложившаяся в русской архитектуре в XVIII — первой половине XIX в., была утрачена в период капиталистического развития. Ее возрождение в сегодняшних новых условиях должно опираться на творческое претворение того нового, что появилось в жизни и методах строительства, и на давно сложившиеся, глубинные основы архитектурного мастерства. Бескомпромиссная современность не исключает преемственности культуры, ведь «сегодня» — это подвижный рубеж между «вчера» и «завтра», прошлым и будущим. Искусство архитектурного ансамбля как, быть может, никакое другое делает связь времен осязаемой, выраженной в материальной форме.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер