Эстетика техники. Очерки истории и теории. Воронов Н.В., Шестопал Я.Е. 1972

Эстетика техники. Очерки истории и теории
Воронов Н.В., Шестопал Я.Е.
Советская Россия. Москва. 1972
176 страниц
Эстетика техники. Очерки истории и теории. Воронов Н.В., Шестопал Я.Е. 1972
Содержание: 

Внешний облик, форма станка, прибора, пульта управления... Не правда ли, как-то непривычно звучат слова о красоте применительно к сугубо техническим, а не бытовым изделиям? Тем не менее эстетика в промышленном конструировании не только необходима, но и выгодна, полезна. Не зря человек всегда стремился соединять красоту с целесообразностью, конструктивностью. О содружестве техники и искусства, о художественном конструировании, его истории — с древних времен до наших дней — и пойдет речь в этой книге.

Введение
Самоутверждение дизайна
Мы шли своим путем
Дизайн: особенности и разновидности
Коэффициент удобства и красоты
Эргономический климат труда
Дизайн, красота, искусство
Некоторые работы советских дизайнеров

Введение

Вся жизнь нашей страны проходит сейчас под знаком борьбы за осуществление исторических предначертаний XXIV съезда КПСС, выполнение плана девятой пятилетки, призванной стать важным этапом з дальнейшем развитии советского общества по пути к коммунизму, в строительстве его материально-технической базы и укреплении экономической мощи СССР. Всесторонней заботой о человеке, о наиболее полном удовлетворении его материальных и духовных потребностей проникнут наш народнохозяйственный план.

В системе мер, обеспечивающих безусловное выполнение намеченного, на первое место выдвинута задача ускорения научно- технического прогресса. Тут и обновление основного технологического оборудования, и внедрение новой техники, и автоматизация и механизация производства, и создание новых машин, станков, средств транспорта) и увеличение выпуска товаров народного потребления.

Вместе с тем встают и задачи такой организации производственной среды, которая способствовала бы «семерному повышению производительности труда, культуры производства, творческой трудовой деятельности людей. Новые формы организации труда, создание на фабриках и заводах условий, способствующих улучшению производственного климата, должны превратить предприятия в чистые и светлые лаборатории, о чем мечтал в свое время В.И. Ленин.

Не менее важная задача стоит и в области быта, отдыха трудящихся. Гармоническое развитие советского человека требует дальнейшего улучшения жилищно-бытовых условий, многообразия учреждений культуры, отдыха, спорта, оснащенных удобным, технически совершенным и красивым оборудованием.

В связи со всем этим новые требования предъявляются к качеству продукции, к внешнему облику цехов, жилищ, клубов и т, д. Теперь важны не только технико-экономические показатели изделий, но и их внешний вид, совершенство я удобство форм, расположение элементов управления, четкость и читаемость шкал, указателей, знаков, удобство обслуживания данного объекта, отделка, цвет, фактура, упаковка, даже фабричная марка. Иначе говоря, речь идет не просто о конструировании изделий, о проектировании жилищ, зданий производственного и культурно-бытового назначения, а о художественно-техническом конструировании, художественно-техническом проектировании материальной среды, окружающей человека, Таким образом, техническое и художественное конструирование образуют единый процесс рационального проектирования промышленных изделий и всей окружающей нас среды.

В конечном итоге, творческий союз инженеров, конструкторов, технологов, экономистов, художников промышленности ведет к созданию целесообразных, удобных в эксплуатации, технически совершенных, экономичных и красивых изделий. Недаром в Программе КПСС значится: «Художественное начало еще более одухотворит труд, украсит быт и облагородит человека».

В новой пятилетке эстетической ценности изделий придается особое значение. Ведь художественное конструирование ведет к улучшению условий труда на производстве, к экономии и рационализации его не только на фабрике или заводе, но и дома, к улучшению «взаимодействия» человека с техникой, к созданию промышленных изделий на уровне мировых стандартов.

Художественное конструирование призвано вместе с тем содействовать воспитанию коммунистического отношения к труду, к орудиям труда и всему окружающему нас предметному миру.

Применение принципов и методов художественного конструирования заставляет по-новому взглянуть на содержание понятия «качество продукции», на сам принцип проектирования изделий, на оценку их функционально-потребительских достоинств.

Однако прежде чем говорить о том, что представляет собой художественное конструирование, условимся о терминологии, ибо различное понимание терминов запутывает часто суть проблемы.

...Сейчас все шире входит в обиход термин «дизайн», а наряду с ним — новые двойные словообразования: «индастриал дизайн», «техническая эстетика», «производственная эстетика», «художественное конструирование». За каждым из этих терминов стоит определенный круг интересных проблем, которым и посвящена предлагаемая читателю книга.

«Дизайн» в переводе с английского значит «чертеж», «проект», «эскиз», «рисунок», «замысел». Почему же тогда не пользоваться уже прочно вошедшим в русскую речь словом «проект»? Дело в том, что в историческом процесса развития языка слово «дизайн», кроме своего прямого значения, приобрело еще некоторые дополнительные оттенки. Во-первых, им обычно обозначается не всякий проект, а лишь тот, который относится к сфере материальных вещей. Только в последнее время термин «дизайн» приобрел более широкое значение, но зато его начали все чаще употреблять с определениями — «индастриал дизайн» (проекты вещей промышленного или индустриального производства), «график дизайн» (проекты рекламы, этикеток, товарных знаков), «инженерииг дизайн» (проекты чисто инженерного улучшения самых разнообразных объектов). Во-вторых, в термине «дизайн» заключен и некий оттенок необычности, остроумное»), Англичане, например, нередко под словом «дизайнер» разумеют не проектировщика новых вещей, а хитроумного человека. Отсюда и «дизайн» — не просто проект, а «остроумный проект», «красивый проект», «оригинальное, необычное предложение».

Вот эти два оттенка и придают слову особое смысловое значение, которое отнюдь не адекватно значению привычных слов «проект» или «эскиз».

Что же наделяет дизайн этим качеством необычности, хитроумности? Каков основной метод дизайнерского конструирования и чем он отличается от обычного?

Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо сравнить дизайн, с одной стороны, с изобретательством, то есть с чисто эвристической деятельностью, а с другой,— с простым конструированием. (Подробнее об этом пойдет речь в главе 3.)

Основной специфический признак дизайна состоит в том, что он решает стоящие перед ним задачи путем компоновки или перекомпоновки существующих объектов или прототипов. Изобретения же и открытия связаны с созданием доселе небывалых объектов, с формулированием неизвестных до того принципов, с выявлением новых законов и свойств вещей и явлений. При этом в изобретательской деятельности, как и в дизайне, между объектами или явлениями возникают новые связи, в то время как при простом конструировании мы действуем в достаточно жестко запрограммированных условиях и установление новых связей не входит в нашу задачу. При дизайне, как и при изобретательстве, в результате новых компоновок получается определенный качественный эффект. А при обычном конструировании в нашу задачу, как правило, входит получение главным образом количественного эффекта — сделать машину на столько-то процентов производительнее или на столько-то процентов менее энергоемкой. Изобретение и открытие обычно инвариантно — или есть закон Архимеда или его нет. Дизайн же, как и простое конструирование, предлагает несколько вариантов решения — могут быть станки и машины одинаково функционирующие, но разных размеров, различного внешнего вида и т. д.

Таким образом, дизайн имеет ряд общих черт как с изобретательством, так и с обычным проектированием и конструированием. Находясь как бы между этими двумя областями, он несет с себе и черты эвристической деятельности, ибо вырабатывает новью компоновки, устанавливает новые связи, и черты простого конструирования, ибо обладает ясной целью и в конечном итоге выступает в виде некоторой материальной структуры — пылесоса, холодильника, автомашины, станка и т. д. Здесь следует сделать оговорку: употребляя сейчас и в дальнейшем термин «дизайн», мы все время имеем в виду так называемый «индастриал дизайн», промышленный, индустриальный дизайн.

Выше мы говорили, что дизайнерская компоновка характеризуется установлением новых связей как внутри проектируемого объекта, так и во вне — с людьми-пользователями, со средой, с другими объектами. В частности, в промышленном дизайне обычно появляются новые связи между такими явлениями, как техника, искусство, принцип комфорта. Иначе говоря, к прогрессивным с технической точки зрения индустриальным объектам «прикомпоновываются» элементы комфорта и удобства, а также художественные качества. Процесс этот идет, конечно, не как «присоединение» к готовому станку красивой формы или, скажем, удобной пусковой педали, а как такая компоновочная переработка объекта с учетом всех необходимых факторов, которая делает его целостным созданием как в техническом, так и в эстетическом плане.

У подобной дизайнерской перекомпоновки технических орудий, бытовых вещей, средств транспорта и прочих изделий далеко идущие социальные последствия, о которых разговор будет особый. Здесь же отметим одно — эти социальные последствия определяются тем, что промышленный дизайн имеет дело с объектами индустриального производства, то есть с массовыми многосерийными предметами. Отсюда и воздействие этих объектов на людей есть массовое воздействие и, несмотря на то, что данные объекты продолжают принадлежать к сфере техники, они, вместе с тем, входят в область массовой культуры, в область средств и явлений, формирующих массовое сознание.

Но эти последствия дизайна — лишь результат того особого рода компоновки, которая и составляет существо дизайна. Поэтому в истории дизайна для нас представляют интерес не только внедренные в массовое производство предметы, проработанные дизайнерами, но и проекты или даже отдельные единичные образцы, в которых осуществлялись и разрабатывались принципы дизайнерской компоновки, хотя конечная цель и не была достигнута.

Итак, мы выяснили, что промышленный дизайн — это деятельность, основанная на особом методе компоновки, имеющая, к тому же, не только качественный эффект, но и некие социальные последствия. Мы можем далее сказать, что дизайну, как и обычному конструированию, можно научиться, А вот чисто эвристической деятельности, по-видимому, научиться пока нельзя, ибо механизм ее до сих пор неясен. Но раз дизайну можно научиться, раз эта деятельность принадлежит к области процессов, которые перестраивают и преобразуют материальный мир и вместе с тем проявляются в социальном плане, то, значит, существуют какие-то науки о дизайне. Более того, мы уже заранее можем сказать, что эти науки относятся, по крайней мере, к двум классам или, вернее, к двум «этажам» знаний. Очевидно, первый касается самого дизайнерского проектирования, его методологии и методики, его приемов, способов и т, д. Сюда входят проблемы видов и разновидностей дизайна, средств, которыми он пользуется, вспомогательных знаний, необходимых дизайнеру. Второй «этаж» касается, вероятно, не столько методологии построения конкретных объектов, сколько методологии проектирования результатов дизайнерского преобразования мира в целом. Здесь для нас основное не знание того, как компоновать автомобиль или товарный зная, а знания, позволяющие определить, к чему это проектирование автомобиля приведет — к каким экономическим, социальным, нравственным, эстетическим последствиям.

Вот такой наукой о дизайне, теорией его и служит комплексная дисциплина, обнимающая оба эти «этажа» знаний и получившая название «техническая эстетика». Этот термин уже достаточно широко вошел в быт и не имеет смысла обсуждать его достоинства и недостатки. Как почти всякий составной термин, он является своего рода кентавром, не слишком хорошо и не всегда четко выполняющим свою роль.

Само по себе это словосочетание — «техническая эстетика» — неким образом пример дизайна в языке, пример установления новых связей между двумя различными понятиями. Правда, надо сказать, что здесь перед нами пример не очень хорошего дизайна. Но ничего не поделаешь — другого термина пока нет. Нам нужно только ясно себе представить, что «техническая эстетика» — это не практика и не деятельность, а наука, хотя в различных лекциях и в популярной массовой литературе этими словами нередко обозначают именно практику. Говорят, например: «Мы внедрили у себя на заводе техническую эстетику»! Но её нельзя внедрить, так же, как нельзя внедрить на заводе физику, бионику или квантовую теорию.

Таковы два основных понятия, которые нам встретятся в этой книге,— «дизайн» и «техническая эстетика». Другие термины будут более подробно разъяснены в ходе изложения. Сейчас ограничимся лишь замечанием, что «художественное конструирование» — это один из видов промышленного дизайна, а именно, дизайн конкретных изделий. «Производственная эстетика» (вернее была бы говорить «производственный дизайн» или «дизайн производственной среды»), как и художественное конструирование, также один из видов промышленного дизайна, чьим объектом служат производственные, фабрично-заводские интерьеры. Он занимается вопросами цветового климата, микроклимата, рационального размещения оборудования, оргтехоснасткой и т. д.

Прежде чем говорить о современном дизайне и его теории — технической эстетике,— полезно посмотреть, как мы пришли к этому дизайну, как он исторически развивался и видоизменялся. Это поможет нам разобраться в том, что же представляет собой советский и зарубежный дизайн сегодня, а также подумать над тем, каким он может быть завтра.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер